Беженцы, релоканты, политическое убежище. О чем еще рассказал Ханс Шоддер

0
137

Беженцы, релоканты, политическое убежище. О чем еще рассказал Ханс Шоддер

За 30 лет независимости Кыргызстан принял более 20 тысяч беженцев. Многие из них либо интегрировались, либо были переселены, либо добровольно вернулись на родину.

Важно понимать, что один из определяющих критериев успешной политики государства по защите прав беженцев — это содействие в приобретении гражданства.

С 2002 года гражданами Кыргызстана стали более 9 тысяч человек.

Их дети посещают школы, говорят на кыргызском или русском языках, они стали частью нашего общества.

По состоянию на май в стране проживает 178 беженцев и 801 проситель убежища, большинство из которых прибыли из Афганистана.

Беженцы, релоканты, политическое убежище. О чем еще рассказал Ханс Шоддер

Фото из интернета. Глава Агентства ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) по Центральной Азии Ханс Фридрих Шоддер

Глава Агентства ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) по Центральной Азии Ханс Фридрих Шоддер побывал 20 июня, во Всемирный день защиты беженцев, в Бишкеке. О том, кто может рассчитывать на статус беженца, из каких стран в регион чаще всего приезжают, кто ищет безопасности и защиты, он рассказал в интервью 24.kg.

— Какова цель вашего визита в Кыргызстан и с кем из чиновников, может, представителей гражданского сектора, вы встречались?

— Я приехал в Кыргызстан в канун Всемирного дня беженца, который был учрежден ООН. В этот день мы отдаем дань мужеству людей, вынужденных покинуть свои дома. Я побывал на велогонке, которая была организована совместно с Министерством труда, социального обеспечения и миграции при содействии главы ведомства Кудайбергена Базарбаева.

В организации мероприятия приняли участие волонтеры-беженцы. Так они отблагодарили принимающую сторону за оказанное гостеприимство.

Агентство ООН по делам беженцев высоко ценит поддержку, оказанную беженцам со стороны народа и правительства Кыргызстана.

Ханс Фридрих Шоддер

Совместные усилия и сотрудничество чрезвычайно важны для того, чтобы люди могли спасти и сохранить жизнь.

УВКБ ООН готово продолжать оказывать помощь Кыргызстану, чтобы беженцы могли получить доступ ко всем правам, услугам и обязанностям.

— В день вашего приезда к зданию ПРООН вышли с протестом беженцы из Афганистана. За 20 лет проживания в Кыргызстане они не получили документы и требуют отправить их в другие страны — США, Канаду, Европу. Их упреки справедливы?

— Эти протестующие хотят, чтобы их голоса были услышаны. У меня не было, к сожалению, возможности встретиться с ними лично, я был на велопробеге. Но насколько я понял, те люди, которые пришли с протестом, это так называемые мандатные беженцы. То есть они были зарегистрированы УВКБ ООН еще до того, как Кыргызстан разработал собственное законодательство по беженцам, чтобы можно было самостоятельно принимать заявки от них. За все эти годы мандатных беженцев было несколько тысяч. Но тогда мы нашли возможность разрешить ситуацию. На сегодня в Кыргызстане проживает 46 семей мандатных беженцев. Все они успешно интегрированы в местное сообщество. Они говорят на кыргызском и русском языках, их дети родились здесь.

Да, некоторые из них хотят переехать в третьи страны, и они уже обращались в УВКБ ООН. Но не получили одобрения по разным причинам.

Ханс Фридрих Шоддер

На самом деле их самое большое желание — стать гражданами Кыргызстана. Особенно молодые этого хотят. Потому что Кыргызстан для них — это второй дом. Но проблема в том, что у них нет никаких документов. Может, из-за этого они испытывают некоторые неудобства.

— Министерство труда инициировало пакет поправок к Закону «О беженцах». В них говорится, что в случае экстренного и массового прибытия граждан другого государства в поисках убежища их зарегистрируют незамедлительно. Местные юристы раскритиковали эту норму. Как вы ее оцениваете?

— Конечно, мы знаем об этих поправках. Это незыблемое право беженца на безопасность и убежище. В соответствии с международными стандартами в предлагаемых изменениях в Закон КР «О беженцах» говорится, что «соискатели убежища должны будут регистрироваться незамедлительно». Конечно, если Кыргызстан будет придерживаться такого стандарта,  мы приветствуем такую инициативу. Со своей стороны мы дали комментарий к проекту закона как агентство, уполномоченное Ассамблеей ООН обеспечивать международную защиту беженцев. А поскольку Кыргызстан является подписантом Конвенции по беженцам, мы приветствуем усилия страны уравнять свое внутреннее законодательство с международными нормами и соглашениями.

Но вы упомянули, что норма будет действовать только в случае массового прибытия беженцев. Я не думаю, что такое когда-нибудь произойдет. В любом случае, если и предположить, что такое возможно, и как бы беженцы не оказались в вашей стране — по воздуху, наземным путем или приплыли на лодке, государство должно обеспечить их безопасным убежищем. Их право требовать это, а обязанность государства — исполнить.

— Законодательство какой из стран Центральноазиатского региона, регулирующее вопросы беженцев, вам представляется наиболее эффективным?

— Почти все страны Центральной Азии — Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан являются подписантами Конвенции о беженцах и у всех есть национальные законы, касающиеся защиты прав беженцев. Примерно 80 процентов содержания этих документов по беженцам относятся к интеграции в местные сообщества. Вот эти моменты требуют доработки.

Чем быстрее беженцы станут частью социума со всеми гражданскими правами и обязанностями, тем скорее начнут приносить пользу: работать во благо государства, платить налоги. Но прежде им нужно предоставить доступ ко всем этим социально-экономическим аспектам.

Беженцам важно предоставить возможность получить образование, найти работу. Причем это нужно не только им, но и принимающей стороне.

Ханс Фридрих Шоддер

— Широкий доступ к социальным услугам — главный критерий привлекательности страны для беженца?

— У беженцев в большинстве случаев нет возможности выбирать, куда им бежать от насилия, войны или репрессий в собственном государстве. Как правило, они оказываются в соседствующих странах, где могут найти безопасность. 

72 процента, как правило, бегут в соседние страны. 83 процента находят убежище в государствах с низким уровнем дохода или развивающихся.

Ханс Фридрих Шоддер

Но есть два важных фактора, которые могут повлиять на их решение. Если в какой-то стране есть родственники, то ищущим убежище, конечно, легче бежать туда, чтобы воссоединиться с семьей. Или если беженцы не могут быть защищены в соседней стране, куда они направлялись. Но как я уже сказал, 72 процента беженцев предпочитают приграничные государства. И обычно, это страны с низким или средним уровнем дохода.

— Может ли государство выдать беженца, если в той стране, откуда он прибыл, грубо нарушил закон и находится в розыске?

— Если беженец совершил серьезное преступление в своей стране, то он может быть лишен статуса согласно пункту 52 Конвенции о статусе беженца. Но при этом он не может быть возвращен назад, поскольку есть статья 3 Конвенции против пыток. Она предусматривает, что ни одно государство-участник не может высылать беженцев, если есть основание полагать, что там человека подвергнут жестокому обращению и он будет лишен доступа к справедливому правосудию.

Если же преступил закон в государстве, куда приехал в поисках спасения, то в этом случае он может быть выслан в третье государство, но не туда, откуда сбежал. Если же третья сторона отказала в приеме, то беженец должен будет предстать перед судом и понести наказание за свое преступление точно так же, как граждане этой страны.

— Если государство выдало беженца после того, как предоставило ему этот статус, какие будут последствия?

— Естественно, что каждый беженец хочет вернуться к себе домой. Но только в том случае, если там безопасно.

Ни одно государство не может выслать беженца.

Ханс Фридрих Шоддер

Есть принцип невысылки. Он закреплен в международном праве, и ни одно государство не может нарушить его. Если все же это происходит, то страна может понести правовую ответственность, как и чиновники, принявшие подобное решение.

— В 2018 и 2020 годах Кыргызстан выслал двух журналистов, запросивших убежище. Бобомурода Абдуваллиева передали узбекской стороне, а блогер Мурат Тунгишбаев был выслан в Казахстан. Вам известно об этих инцидентах? И почему Кыргызстан не получил международного порицания?

— К сожалению, я не знаю всех деталей этих дел. Однако, думаю, что в одном из этих случаев решение могло быть ошибочным.

— После начала «специальной военной спецоперации» в Украине в Кыргызстан, как и другие страны региона, приехало много граждан России, несогласных с политикой властей своей страны. Обращались ли эти люди в УВКБ ООН за получением статуса и какие должны быть основания, чтобы этот статус дали?

— Кыргызстан отвечает за регистрацию и определение статуса беженцев согласно национальному законодательству. УВКБ ООН не занимается этим. Россияне, как граждане страны ЕАЭС, имеют доступ к большому пакету прав и возможностей и могут здесь свободно жить и работать. Насколько мне известно, никто с запросами о статусе беженца не обращался. Но мы должны помнить: каждый имеет право на безопасность, независимо от того, откуда, когда и куда сбежал этот человек. Мы говорим о принципе недискриминации.

— В чем разница между статусом беженца и предоставлением политического убежища?

— Человек может запросить статус беженца, если существует хорошо обоснованный страх быть подвергнутым преследованию по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений. Право на убежище – неотъемлемое право каждого человека. Но политическое убежище – это иное понятие, правовая традиция, которая существует в том числе в некоторых странах бывшего Советского Союза. Оно может дополнять, но не заменяет права запрашивать и получать убежище в соответствии с Конвенцией о беженцах. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь