Как строили уникальный водозабор в Таджикистане, который получил Серебряную медаль ВДНХ СССР

0
131

Как строили уникальный водозабор в Таджикистане, который получил Серебряную медаль ВДНХ СССР

В ноябре 2022 года исполняется 45 лет с начала проектирования и реконструкции в Раштском районе Таджикистана уникального водозабора на крупнейшей насосной станции «Гамбарион» на реке Сурхоб. Рассказываем о сложных инженерных решениях, отмеченных Серебряной медалью ВДНХ СССР и впоследствии примененных на горных реках стран СНГ.

Радость была недолгой 

В начале 1970 годов население кишлаков левого берега реки Сурхоб было обрадовано вводом в строй насосной станции «Гамбарион», расположенной напротив аэропорта райцентра Гарм (ныне Рашт). Радоваться было чему – на земли первой надпойменной террасы пришла вода.

Подаваемый расход составлял 250 литров воды в секунду, а орошаемая площадь с учетом возможностей прироста орошаемых площадей для горного района была огромной – 250 гектаров. Вода подавалась двумя большими насосами марки НДс, приводимых в действие мощными электродвигателями. Объект постепенно превращался в центр современного орошаемого земледелия и не исключено было, что здесь будет построен новый город со всеми инженерными коммуникациями.  

Однако восторги и победные рапорты были недолгими – оросительная вода забиралась прямо из реки Сурхоб, в которой сезонные колебания горизонтов воды превышали 10 метров, а скорость воды в створе насосной станции составляла более 10-12 метров в секунду.

Как строили уникальный водозабор в Таджикистане, который получил Серебряную медаль ВДНХ СССР

Бурение под сваи
Фото из архива автора

Вскоре река размыла и деформировала водозаборное сооружение, чем поставила проектировщиков института «Таджикгипроводхоз» в сложное положение – нужно было проектировать и строить новые насосные станции, а этот аварийный объект грозил остановкой поливного периода. 

На обследование объекта выехала целая группа опытнейших проектировщиков – начальника отдела Алексея Хардикова, главного инженера проекта Владимира Боровинского и руководителя группы Азиза Сафарова.

На все отводилось 4 месяца

Прибыв на объект в ноябре, авторы проекта увидели невеселую картину – покореженные и забитые наносами трубы водозабора, размытый берег реки. Хорошо еще, что подземное здание насосной станции не было подвержено размыву. Что делать в этих условиях – было совершенно неясно, поскольку отечественный опыт строительства при таких сложных условиях методических указаний не предусматривал. 

Как строили уникальный водозабор в Таджикистане, который получил Серебряную медаль ВДНХ СССР

Отсыпанная площадка
Фото из архива автора

Разработанные к тому времени СНиП (строительные нормы и правила) ответов на поставленные вопросы не давали. Опыт строительства водозаборных сооружений в республиках бывшего СССР на горных реках с такими параметрами также отсутствовал. 

Положение осложнялось сжатыми сроками – весной, к началу поливного сезона все должно было работать, иначе, несмотря на уникальность створа водозабора к делу могла подключиться прокуратура. Поэтому проектирование и все расчеты выполнялось в режиме «мозгового штурма». В результате работы Владимир Боровинский, получивший в годы независимости звание заслуженного строителя Таджикистана, предложил уникальное решение.

Так просто премии не дают

Проектное решение, которое осуществили строители и обработчики металла завода РЭЗ (ремонтно-экскаваторного завода) Министерства мелиорации и водного хозяйства Таджикистана, было одновременно простым и сложным. В феврале 1977 года, когда по руслу реки проходит минимальный расход воды и скорости воды снижаются до минимума, в русло Сурхоба была отсыпана гравийно-галечниковая площадка. 

На площадку доставили дизельную буровую установку, способную бурить камни и твердый грунт под сваи, и опускали вниз стальные трубы диаметром 426 миллиметров. В трубы опускали арматурные каркасы и заливали высокопрочный бетон.

Расчеты на самый тяжелый случай показали, что летом, в многоводные годы, когда тают ледники, горный поток несется со скоростью до 12 метров в секунду, одна свая не выдерживает нагрузки. Не выдерживают и две сваи, тем более что в реке происходит размыв дна перед каждой сваей (хотя размыв компенсируется наносами камней, которые несет река). 

Как строили уникальный водозабор в Таджикистане, который получил Серебряную медаль ВДНХ СССР

Водозабор в работе.
Фото из архива автора

Поэтому две нитки водозабора диаметром 630 миллиметров были приварены у «свайному кусту» из семи буронабивных свай. 

Что касается заглубления свай, то расчеты показали, что входить в грунт сваи должны на глубину до 18 метров. 

Но наибольшую уникальность представляли собой 2 стальных «сифонных водозахвата», которые крепились к сваям и были связаны между собой. В паводок река несет не только взвешенные наносы, но и камни и крупнозернистый песок, которые попадают на рабочие колеса насосов и истирают их за несколько дней. Поэтому вход воды в водозахваты снизу обеспечивал низкую скорость забираемой воды – 0,3 метра в секунду, которая была практически свободна от песка.

Что же касается отсыпанной в реку площадки – это не представляло большой проблемы, так как весной еще до поливного сезона галька и щебень легко размывались и уносились течением. Таким образом, в русле реки установили способное противостоять любой скорости реки сооружение с двумя водозаборами. 

Водозабор работал, даже когда горизонт воды полностью накрывал водозаборное сооружение. Пуск насосной станции с новым типом водозабора прошел успешно и был отмечен Серебряной медалью ВДНХ СССР.     

Как строили уникальный водозабор в Таджикистане, который получил Серебряную медаль ВДНХ СССР

Прошли годы…

Насосная станция «Гамбарион» исправно проработала много лет, а в Таджикистане был построен еще один водозабор такого типа на реке Зеравшан. Проектировщики республик Советского Союза отмечали уникальность найденного решения – на разных горных реках бывшего СССР в том или ином виде были применены находки таджикских инженеров.

К сожалению, середина 90-х годов в Раштской долине для Таджикистана была омрачена гражданской войной, и с 1995 года насосная станция «Гамбарион» перестала работать. Объясняя простой более двух десятилетий, в Раштском районе называют причины – отсутствие оборудования, всасывающих и напорных трубопроводов. Называют также понижение дна реки в створе насосной станции. 

Но специалисты знают, что причины эти не критичные – почему-то 17 лет до остановки работы все было нормально, а потом вдруг все стало плохо? Если бы река меняла русло, как в долине, в это еще можно было поверить. Но в этом створе река течет как в каньоне, а правый берег, где расположен аэропорт – вообще отвесный. И восстановить то, что работало почти 20 лет, не сложно – даже после многих лет простоя реконструкция обходится во много раз дешевле, чем новое строительство. 

Это бывает и тогда, когда из-под земли выкапывают мелкие дренажные асбоцементные трубы под частные виноградники и даже тогда, когда сдают оборудование и металл конструкций на металлолом.  

Трудно сказать, что в наибольшей степени мешает восстановлению насосной станции, ведь Таджикистан – республика маленькая, и даже несколько гектаров орошаемой пашни в горных районах – для страны немало. Ревизия насосных станций республики показала, что даже в 2017 году, через 20 лет после достижения мира, состояние дел в машинном орошении выглядит не лучшим образом. 

Как строили уникальный водозабор в Таджикистане, который получил Серебряную медаль ВДНХ СССР

Фото из архива автора

В середине сентября 2022 года в Душанбе состоялось торжественное собрание в честь Дня мелиораторов. Назывались цифры – по состоянию на 1 января 2022 года в Таджикистане было 32.373 гектара неудовлетворительных земель сельскохозяйственного назначения, что на 3.827 гектаров меньше, чем за аналогичный период 2021 года. А здесь – целых 250 гектаров «выпало» из орошаемого севооборота. И есть надежда, что хотя бы в ближайшие годы эти площади вновь получат воду, потому что создание нескольких рабочих мест – совершенно не тот случай, когда на открытие объекта приглашают первое лицо государства. 

Депутатам и министрам, видимо, лучше знать, когда значительные средства направляются в города для создания новых монументов, парков и украшения озер. Но, возможно, стоит прислушаться и к специалистам, которые обращают внимание на тревожную тенденцию – население страны растет высокими темпами, и обеспечение населения орошаемой пашней в расчете на одного человека остается низкой. 

Затраты на восстановление крупных объектов орошения окупятся быстро, тем более что мелких фермерских хозяйств Ассоциации водопользователей в Таджикистане, – многие тысячи. А возможность вернуть деньги за воду появится у них примерно через полвека, как это было за рубежом. А разговоры о капельном орошении ведутся уже более 50 лет.

Андрей Захватов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь