Какие тенденции подчеркнул Восточный экономический форум

0
6

Какие тенденции подчеркнул Восточный экономический форум

Экономика для себя

Во Владивостоке завершился Восточный экономический форум (ВЭФ), собравшийся впервые после двухлетнего перерыва, вызванного пандемией. Неизвестно, сохранятся ли в будущем такие форматы – они были продуктом уходящей в прошлое глобализации и характерной для нее модели диалога власти и бизнеса. Но если сохранятся, то ВЭФ 2021 года продемонстрировал несколько примет того, как этот диалог будет выглядеть.

Два года назад ВЭФ оказался перед развилкой – становиться действительно крупным региональным мероприятием или двигаться в сторону преимущественно внутрироссийского обсуждения текущих вопросов и проблем? В пользу первого варианта говорили масштабы участия глав государств и правительств азиатских стран. В 2018-м на форум в качестве главного гостя приехал председатель КНР Си Цзиньпин, для которого выступать на равных не только с президентом России, но и с главами делегаций Монголии, Кореи и Японии было подвигом. В 2019-м – второй раз, когда ВЭФ достиг пиковых показателей, – главной иностранной звездой стал премьер Индии Нарендра Моди. Каждый год на форум приезжал Синдзо Абэ, бывший в ту пору премьер-министром Японии.

С таким представительством высших должностных лиц, к которым прилагались делегации из нескольких сотен бизнесменов и чиновников, ВЭФ все больше напоминал неформальный саммит Азиатско-Тихоокеанского региона. Даже если не равный по масштабам официальным площадкам – Восточно-Азиатскому сотрудничеству (ВАС) или АТЭС, то близкий к их показателям. На этом фоне контраст между международным масштабом и содержанием большей части форума становился очень заметным – российские чиновники и бизнесмены говорили о внутренних делах, социальной политике, развитии инфраструктуры и прочем, а высокопоставленные иностранные гости – о проблемах, важных для всего азиатского региона. Возникала контрастная ситуация – россияне приезжали решать вопросы развития своей территории в достаточно традиционных категориях торговли и привлечения инвестиций, иностранцы – втягивать Россию в большую азиатскую геополитику.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Где деньги, Лебовски? Чиновники из Минфина рассказали, как в Кыргызстане обстоят дела с финансами

Пандемия коронавируса, на пару со все более очевидным коллапсом глобализации и замедлением международной торговли, помогла преодолеть это противоречие. В 2021 году ВЭФ – это об отношениях внутри России, корректировке приоритетов государственной политики развития Дальнего Востока и конкретных проектах. Участие иностранных гостей в режиме онлайн – важно и необходимо, но не может занимать центрального места. Бизнес из стран Азии в этом году представляли настоящие энтузиасты или те, кто уже серьезно работает в регионе, – просто зевак почти не было. Все остальные – по видеосвязи, если участие не предполагало заключения конкретных сделок. Поэтому состав иностранных участников форума в 2021-м не мог порадовать ресторанный и гостиничный бизнес Владивостока, но имел какой-то смысл в каждом конкретном случае. Форум вообще, как и большинство современных мероприятий такого типа, показал, что возможность удаленного участия убирает ненужную толкотню и повышает эффективность.

ВЭФ-2021 также показал, сколь мало была связана с реальностью его интерпретация как выхода в свет российского «коробейника» под лозунгом «Земля наша велика и обильна, только иностранных инвесторов нет». То, что в выражении «поворот России к Азии» ключевое слово – Россия, очень медленно доходило до многих наблюдателей. Причина объективна – большинство ожиданий и представлений строилось на анализе опыта Китая и стран Юго-Восточной Азии в 1970–1980-е годы. Из него делался вывод: главное – создать условия для иностранных инвесторов. Подход оправданный в первые полтора–два десятилетия после холодной войны, когда представления о рецептах развития «догоняющих экономик» были линейными.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Вакцинация как фактор восстановления экономического роста

Но эти представления были опровергнуты практикой. Уже в 2019 году 80% инвестиций на Дальнем Востоке имели внутрироссийское происхождение. На вопрос одного из участников форума о том, почему китайские компании не вкладывают деньги в инфраструктурные проекты региона, крупный российский чиновник ответил: создание долгосрочных обязательств ради привлечения инвестиций любой ценой не является центральной идеей для такой большой и богатой страны, как Россия.

В современном мире гонка за иностранными инвестициями – удел совсем маленьких и слабых. Создавать кому-то особые условия только ради того, чтобы понравиться – занятие бессмысленное. Усилить российские позиции в Азии через исключительную заботу об интересах регионального бизнеса не получится. За 10 лет опыт в этом вопросе накоплен приличный – с Китаем политические вопросы решаются на присущем им уровне, а с Японией и Кореей – не решаются по своим причинам. Сильное национальное государство решает свои внутренние проблемы и, если это имеет смысл, сообщает зарубежным партнерам, какое место они могут себе найти.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь