Алкаши, аконит и 15-этажные больницы. Алымкадыр Бейшеналиев о своих реформах

0
109

Алкаши, аконит и 15-этажные больницы. Алымкадыр Бейшеналиев о своих реформах

Министр здравоохранения Алымкадыр Бейшеналиев вновь во всех заголовках. Его очередные реформы, как обычно, вызвали в обществе недоумение. Открытие «многопрофильной детской больницы» на месте Диагностического центра и детсада в здании закрытой детской туббольницы, объединение центров наркологии и психиатрии, скандал с увольнением главврача Национального центра кардиологии и терапии. Но сам глава ведомства уверен — критикуют его за хорошую работу. Об этом он рассказал корреспонденту 24.kg.

— Вы заявили, что планируете закрыть все туббольницы и тубдиспансеры до конца года. Почему?

Многие патриоты-медики стесняются получать зарплату, ничего не делая.

Алымкадыр Бейшеналиев

— Представьте себе, в седьмом микрорайоне Бишкека была детская туббольница. За два года там было всего один-два пациента, а 33 человека получали повышенную зарплату, государство оплачивало коммунальные платежи. И таких организаций в Кыргызстане много. Например, в Кемине 43 сотрудника получают зарплату, а больных нет. То же самое в Сулюкте. Я принимаю непопулярные решения. Но я каждую больницу — их 43 — буду сам посещать, разговаривать с сотрудниками. Там есть территориальные больницы, буду туда устраивать медиков. Без работы никто не останется. У нас не хватает врачей.

— А насколько это безопасно для общества? Ведь Кыргызстан нельзя назвать благополучным по заболеваемости туберкулезом.

— Повторюсь. В Бишкеке пустуют туберкулезные больницы, не говоря уже о регионах. Когда решаем какой-то вопрос, то изучаем. Без лечения не останется ни один туберкулезный больной. Но в настоящее время их лечат амбулаторно. Наука достигла того, что только с открытыми формами будут госпитализироваться.

— Вы также объединили республиканские центры наркологии и психиатрии. Зачем?

— Первое, алкашей стало мало. Второе, психически больных тоже стало мало. Очень многие больницы пустуют. Просто они превратились в центры по выведению из запоя: вечером выпил, утром стало плохо, пришел, капельницу получил и все.

В Бишкеке мы объединили психиатрию с наркологией, и все сотрудники рады, говорят, что надо давно было так сделать. В Оше закрыли. Будем ездить, изучать, закрывать. Конечно, будут недовольные. Утром приходили, чай пили, в шахматы играли, и уезжали домой, а зарплату получали. Такая жизнь каждому нравится.

— Кстати, о закрытиях. Недавно вместо Республиканского диагностического центра вы открыли детскую больницы. Сами ей довольны, в ней же невозможно лечить?

— Вы там сами побудьте. Там лежат дети, родители. А представьте себе, в коридорах лежали, на полу. Это лучше? Мы сейчас начинаем строить новую детскую больницу, но выход же какой-то должен быть.

— Но вы не открывали ее как временный стационар, а именно как многопрофильную больницу. В моем понимании, там и операции должны делать, и МРТ, и другое оборудование должно быть.

— Там операции проводиться не будут. Там лежат матери с детьми, там все обеспечено, лечение получают. Через «Кумтор» заказали КТ, лаборатория работает. Или, что, Диагностический центр надо было отдать под ресторан?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Казахстан. Акимы и местная власть: они такие, какими мы позволяем им быть

— Но здание не приспособлено, расположено в центре, постоянные пробки, нет парковки, подъезда, детям, которые идут на поправку, негде гулять…

— Вы сходите. Во двор скорая помощь приезжает, машины приезжают, дети гуляют. Вы, наверное, только с улицы Киевской видели. Зайдите с другой стороны.

— Ремонт в ней все-таки планируете делать?

— Думаю, когда нужды не будет, как туберкулезные больницы будем закрывать. А сейчас нужда есть.

Когда построим 10-15-этажные клиники, то закроем и Национальный госпиталь, и Национальный хирургический центр, и травматологию. Это только вопрос времени.

Алымкадыр Бейшеналиев

Сейчас в Третьей детской будем строить очень хороший корпус, я уже подписал, в этом году начнем. Как только закончим, здания, которые не отвечают всем требованиям, будем закрывать, убирать.

Мне, может, хотелось, чтобы Диагностический центр освободили и туда я бы Минздрав перевел, у которого по всему Бишкеку раскиданы управления.

— Вы затеяли много реформ в этом году. Какие-то результаты уже есть?

— Очень много. Например, 11 января, когда я начал реформу «первички», не хватало узких специальностей, не хватало никого. Все стали главврачами и замами. Мы подняли зарплаты медикам, не беря из бюджета. Откуда взяли деньги? Оттуда, из оптимизации. Причина первой волны коронавируса, почему все так произошло? Потому что реформа была неправильная до нас. Когда больного смотрели в ЦСМ, они не знали, что делать, приезжали пациенты в территориальные больницы, там не знали, что делать. А сейчас один главный врач в районе, и он отвечает за все. И все специалисты есть. В апреле еще подниму зарплату, чтобы наши медики возвратились из-за рубежа.

Я дал поручение нашим финансистам, сейчас считают, и мы поднимем 1 апреля, и каждый год, пока буду министром, буду поднимать и доведу, чтобы зарплата простого врача была $1 тысяча.

Алымкадыр Бейшеналиев

— Вы обмолвились про главврачей. Недавно вы сняли руководителя в Центре кардиологии, до этого ушли с должности директора НЦОиГ Эрнис Тиленов, НЦОМиД Камчибек Узакбаев, вы говорили, что и других уберете. Зачастую это сопровождается скандалами, что не укрепляет систему здравоохранения.

— Вчера встречался с сотрудниками НЦКиТ, после этого они не будут выходить. Потому что бывший главврач Акпай Сарыбаев воровал, он летал во Францию, Италию со своими знакомыми, отдыхал на бюджетные деньги. Только за один месяц обнаружили, что деньги за 43 КТ не попали в бюджет клиники. А если проверить не один месяц, сколько там денег? Спрашиваем, где оплата? Отвечают, что пациенты сами приносили пленку. Какую пленку?

Камчибек Узакбаев благодарен судьбе, что так просто ушел, потому что продал землю. Его, оказывается, хорошие влиятельные люди вверху прикрывают. И он будет молчать, только чтобы выжить. Так и Сарыбаев через месяц будет молчать — хоть бы выжить. Потому что я хочу остановить этот процесс — воровать деньги у детей, у больных нельзя. Пусть воруют у журналистов, у других.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Экономические и социальные лифты советского Таджикистана

Недавно уволили трех главврачей — они продавали сертификаты, а вакцины, которые мы с таким трудом завозили в страну, из бюджета деньги тратим, выливали. Поймались они.

— А какие реформы еще планируете?

— У меня много еще планов. Я хочу успеть сделать, пока парламент будет работать. Потому что многие захотят убрать такого министра, который не дает им кушать черную икру. Я остановлю коррупцию в медицине, чтобы через некоторое время, через 20-30 лет мог смотреть, говорить, что остановил воровство у больных. На питании воруют, на лекарствах воруют, на операциях. Я хочу это остановить, поднять зарплаты, сделать ее такой, чтобы врач не смотрел на пациента как на кошелек. Я очень многое хочу, но пока не буду говорить. Потому что вы перекрутите. На днях подписываю приказ о реформе здравоохранения в Бишкеке.

— Об аконите. Ранее вы говорили, что обратились к ученым всего мира, они сейчас изучают его. Результаты исследований уже есть?

Результаты есть, но я хочу промолчать, потому что общество еще не готово, журналисты не готовы.

Алымкадыр Бейшеналиев

— Во всем мире: Франции, Италии, Америке аконит применяется. Изучен 100 лет назад российскими учеными состав аконита. Я могу прочитать лекцию. Но, с другой стороны, население еще не готово. Например, китайцы закупают наш аконит и увозят тоннами. Россия увозит тоннами. У них все поставлено, есть лаборатории. У нас, увы, такого еще нет. Время придет. Потому что наши предки тысячелетиями лечились аконитом.

— Вся ваша деятельность на посту министра сопровождается громкими скандалами, ваши заявления разбирают на цитаты. Почему?

— Есть хорошие пословицы: «Кто работает, того и критикуют». «Под лежачий камень вода не течет».

Если бы я просто так сидел и получал подарки от всех главврачей, хлопал, на тои ходил, никто бы критику не говорил.

Алымкадыр Бейшеналиев

И вы бы не сказали. Я хочу реформы. Потому что дан один единственный шанс, чтобы исправить то болото, в котором мы находимся. Потом такого уже не будет. Мы пришли с командой Садыра Нургожоевича, и хотим сделать все от нас зависящее. Я тоже мог бы спокойно жить, утром пришел, вечером ушел, чай попил, но я так не могу.

Я делаю очень много. Все медики, которые понимают, понимают, что мы все делаем правильно. Те, которые не понимают, естественно, будут противостоять. Например, реформу 25 лет делали — программы «Манас», «Манас Таалими», «Ден Соолук» — огромные суммы денег потратили. И в конце концов развалили здравоохранение. А я не взял ни одного тыйына, а сделал такую реформу, которая дает плоды. Теперь человек приходит в поликлинику, обследуется, если надо — идет в стационар, диагностику. А раньше в одном месте пять организаций было, и друг к другу не пускали.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь