Анвар Сартаев: Кыргызстан в вопросе боеспособности армии подошел к опасной черте

0
115

Анвар Сартаев: Кыргызстан в вопросе боеспособности армии подошел к опасной черте

Те, кто по долгу службы защищает государство, сегодня сами нуждаются в защите, особенно в правовой и социальной.

По словам военного правозащитника Анвара Сартаева, за последние 30 лет Вооруженные силы Кыргызстана претерпели массу реформ и изменений, немалая часть из которых, к сожалению, крайне негативно отразилась на их боеспособности.

Анвар Сартаев: Кыргызстан в вопросе боеспособности армии подошел к опасной черте

Фото предоставлено собеседником редакции. Анвар Сартаев

Полковник в отставке поделился с 24.kg видением ситуации и обозначил проблемы, на которые еще вчера нужно было обратить особое внимание.

Армия начинается со школы

Сильная и боеспособная армия невозможна без подготовки кадров. Некогда один из ключевых ее моментов — начальная военная подготовка сегодня полностью нивелирована. По словам специалиста, сложилась ситуация, при которой будущие призывники идут в армию абсолютно неподготовленными.

«В современных школах этот важный предмет стал условностью. Оценки ставят просто, чтобы выдать аттестаты. Занятий в должном виде никто давно не ведет. Вчерашние школьники оказываются неготовыми к службе ни физически, ни морально. Отсюда и ЧП в армии — суициды и прочее», — говорит Анвар Сартаев.

По его словам, в Министерстве образования не осталось ни одного специалиста, который мог бы контролировать эту сферу.

В самих школах нет ни подготовленных педагогов для обучения предмету «Допризывная подготовка юношей», ни материальной базы.

«Четко работавшая в советское время система еще держится благодаря энтузиастам — руководителям детских военно-патриотических клубов. Их немного — «Эдельвейс», «Альтаир», «Ратник» и прочие. Военные пенсионеры старой закалки взяли на себя обязанность государства, пытаются справляться собственными силами», — говорит собеседник редакции.

В качестве примера военный правозащитник приводит проект, который он пытался внедрить в системе профильного образования.

«В свое время работал военруком в профессиональном лицее № 20 в Бишкеке. Обратился к руководству пограничных войск, предложил заключить договор, по которому учащиеся, помимо гражданской специальности, обучались бы и военному делу. Чтобы офицеры приходили, отбирали и готовили будущие кадры для себя. Тех, кто после получения аттестата о среднем образовании, призвался бы в армию. Сначала идею поддержали, а после отправили в долгий ящик», — говорит он.

Мобилизационная готовность для галочки

Еще один ключевой момент в боеспособности армии — военкоматы, которые должны заниматься не только отбором призывников, но и формированием профессионального мобилизационного резерва. К сожалению, многочисленные реформирования коснулись и этой сферы. Областные военные комиссариаты сократили или упростили.

«Сейчас это областные сборные пункты, для которых число призывников важнее качества. Лишь бы скорее отправить кого-то в казармы. А кого, куда и как — для них вопросы второстепенные. То же касается отслуживших, стоящих на учете военнообязанных. В мобилизационном учете сегодня важны цифры, а не его наполнение. Сборы не проводят. Необходимых для армии специалистов при объявлении мобилизации просто не найти», — говорит Анвар Сартаев.

По информации правозащитника, в среднем гражданские сотрудники военкоматов получают 2 тысячи 800 сомов, те, кто проработал в них 20 лет, — 6 тысяч 800 сомов.

Зарплаты ниже прожиточного уровня дают почву для коррупции. Это наглядный пример отношения государства к тем, кто формирует армию.

Ни льгот, ни социальных гарантий

Еще одна проблема современных Вооруженных сил Кыргызстана — социальное обеспечение. Есть закон о статусе военнослужащего, но он в полной мере не работает.

«Для примера возьмем самое простое — питание. На офицеров для этого из бюджета выделяют 70 сомов пайковых в сутки, на солдат — 200-250 сомов. Заключенных кормят лучше. Или другой пример — обеспечение военнослужащих жильем. Придумали альтернативу — государственную ипотечную компанию, которая толком не работает.

Военнослужащие с 1 января 2010 года не получают и законную компенсацию за коммунальные услуги. Единственные, кому ее выплачивают, — милиционеры. Это 350 сомов в месяц на свет, воду, газ. Подачка, а не компенсация», — считает Анвар Сартаев.

Большие проблемы и с медициной

За последние 30 лет, по его словам, фактически уничтожена и система медицинского обеспечения военных. Бывший центральный военный госпиталь, имевший 300 коек, в 2004 году сократили до 60 койко-мест. Все ради непонятной оптимизации и псевдореформ.

Свой госпиталь был и у пограничников в Оше. Его тоже нет. Обратите внимание, куда повезли раненных на границе в Баткене солдат и офицеров — в гражданские медицинские учреждения.

Часто у нас гражданские хирурги сталкиваются с огнестрельными, осколочными ранениями, контузиями? При всем уважении, они хорошие специалисты, но из иной сферы.

Анвар Сартаев

«Военная медицина появилась не просто так. Опыт передавался из поколения в поколение. Сегодня систему загубили. Военное руководство по этому поводу переживает не сильно, потому что обслуживается в Клинической больнице управделами президента и кабмина», — считает специалист.

Из военно-медицинской сферы, по словам Анвара Сартаева, большой отток кадров. Ветераны уходят на пенсию в возрасте 48-50 лет и уезжают работать в Россию. Молодые врачи, выпускники вузов, не спешат надевать белые халаты поверх погон — нет стимула.

Ни статуса, ни прав, ни защиты

В Кыргызстане возник правовой казус, при котором люди, которые с оружием в руках отстаивали его целостность, до сих пор не имеют особого статуса. Они не приравнены к ветеранам боевых действий. Речь о миротворцах, с 1993 по 1999 год служивших на таджикско-афганской границе. Это 4 тысячи военнослужащих. Есть и участники Баткенской компании 1999-2000 годов.

«В Законе «О ветеранах войны, Вооруженных сил и тружениках тыла» есть даже участники гражданской войны 1917 года, а тех, кто грудью встал на защиту Кыргызстана в его современной истории, нет. Мы два года добиваемся справедливости, ветераны выходили на митинги. Нам обещали приравнять их к ветеранам войны, но пока кормят обещаниями», — говорит Анвар Сартаев.

По его словам, среди тех, кто воевал в Баткене и за свои подвиги удостоился высшей государственной награды — ордена «Манас», есть те, кто так и не получил полагающуюся персональную пенсию. О людях просто забыли.

Еще одна проблема в том, что у нынешних военных нет возможности в полной мере защищать свои права. Военный трибунал, который выполнял задачи и по защите прав военнослужащих, сокращен во времена президента Алмазбека Атамбаева.

«Военное право имеет свои особенности, в котором гражданские суды не разбираются по объективным причинам», — говорит собеседник.

Очень часто из-за этих тонкостей выносятся несправедливые решения по искам.

«Нет в Кыргызстане и военного омбудсмена. Существующий институт занимается защитой прав людей гражданских», — говорит Анвар Сартаев.

По его мнению, государство в вопросе боеспособности армии подошло к опасной черте. Покупка высокоточных ударных беспилотников не решит всех задач, когда полностью сведены на нет такие понятия, как защитник Отечества, воинский долг, воинская честь, доблесть и персональная ответственность за безопасность родины.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь