Других сопоставимых альтернатив у нас пока нет. Эксперт об интеграции Узбекистана и ЕАЭС

0
126

Других сопоставимых альтернатив у нас пока нет. Эксперт об интеграции Узбекистана и ЕАЭС

Узбекистан продолжает развивать свое участие в различных интеграционных образованиях, демонстрируя вектор по созданию экспортоориентированной модели экономики. Особую роль в этом процессе играет Евразийский экономический союз, в который уже входят почти все основные торговые партнеры нашей страны.

Здесь важно понимать, что ЕАЭС – это прежде всего экономическая платформа, не имеющая никакой политической надстройки и не угрожающая суверенитету стран-участниц. Присоединение к такому крупному объединению позволит Узбекистану получить серьезные выгоды, в том числе путем встраивания в систему сухопутных транспортных путей и снижения издержек на перевозку товаров, что еще больше расширит экспортные потоки и будет способствовать снижению цен на внутреннем рынке.

Что происходит с сотрудничеством Узбекистана и ЕАЭС в современных сложных геополитических условиях, как этот процесс стыкуется со вступлением в ВТО и что получат простые узбекистанцы от сотрудничества с организацией, корреспонденту Podrobno.uz рассказал кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института государства и права Академии наук Узбекистана Равшан Назаров.

По словам эксперта, большинство граждан Узбекистана как минимум не проиграет от вступления Узбекистана в ЕАЭС, а многие даже выиграют от этого. Вступление в организацию будет означать появление на рынке республики более доступной и качественной продукции из стран-партнеров, что всегда выгодно простому потребителю.

Кроме того, почти в каждой семье Узбекистана сегодня есть хотя бы один трудовой мигрант. Причем, добавил Назаров, если ранее среди них преобладали только люди не очень высокого уровня образования и профессиональной квалификации – строители, работники ЖКХ, розничной торговли и водители, то сегодня много и высококвалифицированных специалистов. Вступление в ЕАЭС станет большим выигрышем для многих семей в стране, так как позволит улучшить правовое, социальное и экономическое положение трудовых мигрантов.

"Эксперты подсчитали, что после вступления Узбекистана в организацию объемы денежных переводов трудовых мигрантов в странах, входящих в экономический союз, могут вырасти на сумму от 1,5 до 2 миллиардов долларов. Также это позволит упростить выплату пенсии, у узбекистанцев появится возможность получать бесплатную медицинскую помощь в РФ, будут сняты барьеры на рынке труда, упрощена процедура легализации занятости", – отметил он.

При этом Назаров считает, что предупреждения Запада о введении вторичных санкций для стран, сотрудничающих с Россией, не смогут повлиять на отношение страны к ЕАЭС.

"Узбекистан уже 31 год – это суверенное, независимое государство, которое само решает, с кем ему сотрудничать, вести диалог и партнерские отношения. Россия является серьезным партнером Узбекистана по таким важным организациям, как СНГ и ШОС. С декабря 2020 года Узбекистан имеет статус наблюдателя в ЕАЭС и серьезных альтернатив этой организации в плане экономического взаимодействия сейчас просто нет", – сказал он.

Эксперт считает, что в действующие организации других регионов – ЕС, АСЕАН, ОАГ или Африканский союз – Узбекистан просто не примут.

"Нам что, выбрать Центрально-азиатский союз? Тюркский проект? Национал-изоляционизм с варкой в собственном соку? Конечно, нет. Сотрудничество с государствами постсоветского пространства, являющимися нашими традиционными и проверенными партнерами – это на сегодняшний день самый реальный и перспективный вектор движения", – подчеркнул Назаров.

При этом собеседник считает, что не нужно противопоставлять процессы вхождения Узбекистана в ЕАЭС и ВТО.

"Для любого объективного эксперта вопрос стоит так – почему ВТО и ЕАЭС стали вдруг рассматриваться как две абсолютно противоположные альтернативы, два несовместимых вектора движения? Вспомним, что четыре из пяти стран ЕАЭС – Армения, Казахстан, Кыргызстан и Россия – одновременно являются членами ВТО, пятый член ЕАЭС – Беларусь – имеет статус наблюдателя при ВТО. Кроме того, Таджикистан, будучи членом ВТО, всерьез рассматривает возможность вступления в ЕАЭС. И только в отношении Узбекистана почему-то ставится вопрос в форме жесткой альтернативы – либо ВТО, либо ЕАЭС. Чем Узбекистан хуже любого другого государства и почему он не может сочетать членство в обеих этих организациях?" – отметил собеседник.

По словам Назарова, здесь важно понимать, что в стратегии развития Нового Узбекистана на 2022–2026 годы прямо указаны два цели – вступление во Всемирную торговую организацию и углубление процессов интеграции с Евразийским экономическим союзом. Иными словами, Узбекистан готов к одновременному сотрудничеству и с ВТО, и с ЕАЭС, власти видят в этом параллельные процессы, а не разнонаправленные.

По мнению эксперта, вступление в ЕАЭС позволит серьезно усилить инвестиционный и промышленный потенциал Узбекистана. Поэтому не случайно, что выступая в мае 2022 года на заседании Высшего евразийского экономического совета, Шавкат Мирзиёев выдвинул ряд практических предложений по развитию сотрудничества в рамках организации.

Среди них, например, программа агрокооперации, которая должна охватить вопросы совместного выращивания зерновых и масличных культур, а также плодоовощной продукции с целью гарантированного насыщения общих рынков, или развитие альтернативных транспортных коридоров, укрепление взаимосвязанности в южном и восточном направлениях. Это железная дорога Узбекистан – Кыргызстан – Китай, Трансафганская железная дорога Термез – Пешавар и другие маршруты, которые могли бы быть выгодны всем участникам ЕАЭС.

Кроме того, президент Узбекистана предложил разработать совместную дорожную карту для стран ЕАЭС по стимулированию кооперационных связей и программ углубления локализации, прежде всего в сферах химии, фармацевтики, машиностроения, приборостроения, электроники, эффективнее использовать инновационный потенциал стран-участниц.

"Не стоит забывать и о таком важном проекте, как Евразийская сеть промышленной кооперации, субконтрактации и трансфера технологий. Она позволяет предприятиям стран ЕАЭС находить партнеров, поставщиков, потребителей в странах организации, моделировать производственные цепочки, реализовывать оптимальную загрузку мощностей, продвигать продукцию с помощью цифровых экосистем. Она способна дать много выгод Узбекистану", – заметил собеседник.

Среди основных направлений сотрудничества с ЕАЭС эксперт выделил промышленную кооперацию, инновации, а также транспорт и логистику.

"Успешная деятельность ЕАЭС как интеграционного формата является самым лучшим фактором, который мог бы ускорить процесс полноценного вхождения Узбекистана в данную организацию. Тем более, что многое уже делается в практическом плане. В июле 2022 года Шавкат Мирзиёев принял председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаила Мясниковича. В ходе встречи были рассмотрены приоритетные направления взаимовыгодного сотрудничества в рамках ЕАЭС в сферах торговли, промышленной кооперации, транспорта, логистики, инноваций, трудовой миграции и туризма", – сказал он.

В ходе визита Мясниковича в Узбекистан, добавил Назаров, был подписан важный документ на перспективу – перечень дополнительных направлений сотрудничества между Узбекистаном и организацией. При этом особое внимание стороны уделили вопросам дальнейшего устранения торговых барьеров, усиления промышленной кооперации и стимулирования деловых контактов, развития проектного сотрудничества, продвижения проектов и программ в области транзита, упрощения миграционных процедур и расширения туристического обмена.

Также, по его словам, важное место во взаимоотношениях Ташкента и ЕАЭС занимает стимулирование роста сотрудничества в сфере науки, высоких технологий, инноваций, цифровизации национальной экономики, тем более, что среди ключевых направлений развития организации до 2025 года обозначено формирование совместных "территорий инноваций" и стимулирование научно-технических исследований.

Назаров также считает малообоснованными мнения об усилении влияния России на политику Узбекистана после возможного вступления в ЕАЭС. По его словам, две страны настолько тесно связаны друг с другом во всех сферах, что даже странно представить что-то большее.

С другой стороны, активизация сотрудничества с организацией, особенно в современных условиях, когда рынок России покидают многие западные бренды, предоставляет много потенциальных возможностей для бизнеса. И здесь главный враг отечественных компаний – их неготовность работать на высококонкурентном рынке.

"Было бы очень интересно и выгодно занять освободившиеся ниши, но, к сожалению, современный экономический потенциал Узбекистана не позволяет в полной мере реализовать имеющиеся возможности. Это связано с самыми разными аспектами – техническими, технологическими, финансовыми, кадровыми и организационными. Пока продукция Узбекистана вряд ли сможет адекватно заменить одежду, обувь или электронику от известных европейских брендов. Однако кое-что, конечно, можно сделать уже сейчас", – считает он.

Так, например, бюджетные узбекские автомобили вполне могут занять освободившиеся ниши. Или, например, натуральные соки, лимонады, пиво, натуральные вина в Узбекистане можно делать вполне на уровне мировых стандартов.

"Освободившиеся ниши McDonald’s и других западных сетей также вполне может заменить узбекский общепит, уже получивший заслуженное признание во многих странах мира, в том числе и в России. Достаточно сказать, что практически нет ни одного крупного города в РФ без узбекского ресторана или кафе, чайханы или пекарни. Я лично неоднократно обедал в них в Москве, Екатеринбурге, Уфе, Казани, Нижнем Новгороде и других городах. Даже в Ханты-Мансийске есть узбекское кафе "Сказки Шахерезады". Так что узбекский бизнес должен искать свободные ниши и действовать", – заключил эксперт.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь