Дуга нестабильности в Центральной Азии: прогнозы, реальность, противодействие

0
160

Дуга нестабильности в Центральной Азии: прогнозы, реальность, противодействие

Никита Мендкович, глава Евразийского аналитического клуба (Россия):

«На некоторых материалах хочу показать признаки внешнего следа в управлении беспорядками в Центральной Азии. В особенности в Каракалпакии. На известном фото толпы во время беспорядков в Нукусе, которое распространялось многими узбекскими СМИ, обращает на себя внимание равномерное, почти в шахматном порядке распределение в толпе людей в красной одежде. Это признак определённых организационных моментов. При организации митингов и демонстраций у специалистов есть понятие «сеточка». В толпе равномерно распределяются люди, с которыми организаторы координируются по рации или телефону. Эти люди в нужный момент выкрикивают лозунги, стимулируют толпу, а поскольку они распределены равномерно, они так же равномерно охватывают толпу. Это – рукотворное создание хорошо известного в быту эффекта толпы. Аналогичный приём применялся при беспорядках в Армении, Белоруссии и даже при акциях несистемной оппозиции в России. Это стандартный метод, поскольку красная одежда бросается в глаза в любой сезон.

Помимо «сеточки» о рукотворности протестов в Каракалпакии можно говорить в связи с организованным подвозом воды и продуктов во время акции. Об этом сообщили сами местные жизни, и что интересно – это полностью повторяет то, что наблюдалось в Казахстане в начале этого года. Кроме того, все свидетели событий в Каракалпакии отмечают высокую организацию действий по захвату административных учреждений, зданий, техники. Был даже случай, когда толпа захватила бронемашину – из неё вёлся предупредительный огонь. Но лидерам протеста удалось до такой степени контролировать толпу, что она не разбежалась, а  напала на боевую машину, избила военнослужащих и позже сумела ею управлять. Я напомню, что для управления таким транспортным средством нужна хотя бы минимальная профессиональная подготовка. Возникает вопрос: кто и зачем подготовил заранее среди участников мирной акции водителей бронетехники?

Кроме того, ряд жителей сообщал о проникновении в Узбекистан участников митингов с территории Казахстана. «Радио Свобода» даже опубликовала с одним из них интервью – главный герой рассказывал, что поехал в РУз делать революцию. И последнее – в Каракалпакии, как и в других местах, активно использовался «Телеграм» в качестве площадки для координации и призыва к беспорядкам.

Не секрет, что Каракалпакию отделяет небольшое расстояние от южных регионов Казахстана – Мангистауской и Кызылординской областей, из которых, по многим свидетельствам, действительно накануне беспорядков прибыли группы участников беспорядков. Прежде всего прибыли они, видимо, из Жанаозена, где в январе 2022 года и начались казахстанские беспорядки.

Несмотря на отключение интернета в Каракалпакии, дислоцируемое на Украине агентство «БӘСЕ» получало постоянно видеосъёмку с мест беспорядков, в том числе из небольших посёлков. Это обусловлено тем, что протестующие имели так называемые «чемоданчики Сороса» – набор на основе спутникового телефона для создания беспроводной связи с центром. Эта технология применялась в Казахстане, где отключали интернет, и в Каракалпакии. Обращаю внимание, что «БӘСЕ» принадлежит одной из экстремистских группировок – «Демократический выбор Казахстана», возглавляемой Аблязовым. Заведуют этим информационным агентством супруги Садыковы, тесно связанные с украинским СБУ и проживавшие ещё пару месяцев назад в Киеве.

Все эти события я рассматриваю как звенья одной цепи, которые направлены на обеспечение войны в Украине. Агрессия украинской армии против Донбасса и российского Крыма планировалась ещё в прошлом году, это ни для кого не секрет. Об этом открыто говорил Зеленский во время одного из своих интервью. Целью американской политики в Центральной Азии стало создание второго фронта напряжённости, чтобы заставить Москву распылять силы на поддержание порядка. В Казахстане мятеж произошёл в январе – накануне предполагаемого украинского вторжения на Донбасс и в Крым, которое должно было начаться 8 марта 2022 года. Однако мятеж провалился, в том числе из-за слишком раннего старта.

В Горном Бадахшане мятеж активно поддерживался группировками, проникшими с территории Афганистана, в том числе связанными через секту исмаилитов с Лондоном. В Узбекистане выступление пришлось на июль 2022 года. Ряд моих коллег в Ташкенте, в том числе из силовых структур, открыто говорят, что с протестующими были тесно связаны британские и американские посольства.

Цель этих мероприятий – создание второго фронта. Если бы мятеж в РК закончился  успехом, началась бы гражданская война, и от Москвы потребовались бы дополнительные силы для обеспечения порядка и установления мира. И вполне вероятно, что армия России оказалась бы растянута между несколькими фронтами.

События, к сожалению, не окончены. Спецоперация на Украине продолжается. Неофашистские силы несут потери и отступают, и поэтому США с высокой степенью вероятности будут создавать всё новые и новые очаги нестабильности в Центральной Азии. Наиболее вероятная мишень подобных атак – Кыргызстан. Поскольку здесь в этом году ещё попыток не было. Республика находится в уязвимом социально-экономическом положении, кроме того, США недовольны, что действующее правительство не занимает ярко выраженную антироссийскую позицию.

Не секрет, что в Бишкеке уже не первый день ходят слухи о возможном мятеже осенью 2022 года из-за того, что кыргызстанцев должны настигнуть определённые социальные трудности. Год засушливый, с высокой вероятностью пика достигнут цены на продовольствие, кроме того, из-за проблем Евросоюза в мире ожидается общая экономическая рецессия. Это зацепит все страны, но КР, возможно, в наибольшей мере: страна сильно зависит и от внешних валютных переводов с российского рынка, и от импортных товаров, которые на поступающую валюту и закупает. Сельское хозяйство даже не в полной мере обеспечивает потребности всей страны».

Реплика Бакыта Бакетаева: «В начале года международные финансовые институты прогнозировали падение ВВП Кыргызстана. Но цифры показывают, что падения нет, и экономические прогнозы на осень – положительные».

Никита Мендкович: «В данном случае я оперировал не объективным прогнозом – это тема отдельного доклада. Я оперировал представлением о нём американской стороны, которая занимается организацией этих мятежей. Они исходят из того, что осенью будет рецессия. Причина –  кризис в Евросоюзе и засушливое лето. Тем более, мы уже сейчас имеем более высокие цены на продовольствие. Американцы не всегда эффективны как планировщики, об этом можно судить по большому числу неудачных попыток организации беспорядков. Например, в 2019 году они пытались организовать конфликт между бывшим и нынешним президентами Кыргызстана, что привело, к сожалению, к трагическим последствиям. Но, несмотря на это, революции не было. В 2020 году, когда революция состоялась, американцы не смогли её оседлать, и к власти пришло национально мыслящее правительство. Поэтому я говорю о понимании ситуации американцами. Что будет на самом деле – мы скоро увидим».

Вопрос Таалайбека Джумадылова: «Каково соотношение внутренних и внешних факторов беспорядков? Не теряет ли Запад «сноровку», если три очага напряжённости по факту не достигли своей цели?»

Никита Мендкович: «Вам, как ветерану спецслужб, хорошо известен такой вид расследования: есть армейский склад, туда едет проверка, но как раз накануне там происходит взрыв и возгорание боеприпасов. Проверять – нечего. Каково здесь соотношение внутреннего и внешнего фактов? Наличие боеприпасов на складе в том или ином количестве вопросов не вызывает – это внутренний фактор. Но взрываться они начали, потому что в лучшем случае там кто-то действительно пролил бензин и бросил окурок, в худшем случае – на фоне проверки кто-то подстроил взрыв, чтобы замести следы хищения оружия. Это не отменяет того, что подобные махинации было бы осуществлять сложнее, если бы охрана и контроль на складах были лучше. Но это не отменяет того фактора, что взрыва бы не было, если бы не чья-то злая воля или преступная халатность.

Что касается потери квалификации – здесь налицо классический пример эффекта выжившего. Мы запоминаем попытки переворотов, которые были успешными. Неудачные попытки из-за большого потока новостей мы быстро забываем. Если мы взглянем на третий мир – в странах Азии, Латинской Америки регулярно происходят такие попытки.

В данном случае можно говорить, что спецслужбы наших государств общими усилиями пока противника переигрывают. В том числе потому, что исполнители этих мятежей подворовывают деньги. Не нужно идеализировать западные спецслужбы, они могут ошибаться. И, к сожалению, очень часто это – игра в русскую рулетку. В силу определённых факторов в стране ситуация может сдетонировать».

Вопрос Вадима Ночёвкина: «Вам не кажется, что руководству Узбекистана следует  инициировать очень серьёзное расследование относительного того, кто подкинул провокационные поправки в Конституцию о лишении Каракалпакстана автономии? И кто за этими людьми стоит?»

Никита Мендкович: «Сейчас многие в Ташкенте задаются вопросом, откуда взялись поправки, касающиеся статуса Каракалпакии. Никто из первых лиц их не предлагал. Была действительно допущена ошибка – «подмахнули» весь список поправок в целом. И сейчас ищут виноватых. А кто был инициатором – сейчас выясняют. Является ли это заговором или удачным для противника совпадением, я сказать не могу. Потому что и в Казахстане за полтора года до беспорядков было достаточно большое нагнетание ситуации со стороны властей и националистической партии во власти – постоянное давление на русский язык, которым пользуется три четверти населения, постоянные угрозы об испорченных отношениях с РФ, что привело к очень сильному расхолаживанию электората внутри страны.  Возникла ситуация, когда прозападные экстремисты вышли на улицы, а многие чиновники и простые люди сомневались: а нужно ли им защищать власть, которая творит что-то непонятное? Подобная же ситуация была в 2020 году в Белоруссии. Неудачная попытка заигрывания с националистами привела к расхолаживанию проправительственных сил в момент начала выступлений оппозиции. Внешнее воздействие во всех перечисленных беспорядках – несомненно».

Вадим Ночёвкин, сопредседатель клуба «Пикир» (Кыргызстан):

«Небольшие штрихи к картине событий. Весьма примечательна реакция некоторых зарубежных СМИ. Вот, например, статья в украинском издании segodnya.ua. Тон публикации говорит сам на себя: на Украине почему-то спят и видят, как весь Центральноазиатский регион будет объят революциями, и очень этого желают. Весьма интересная деталь: до недавнего времени издание segodnya.ua принадлежало украинскому олигарху Ринату Ахметову. На днях он объявил о своём выходе из медийного бизнеса и передаче своих информационных ресурсов государству. Получается, segodnya.uа, живущее ожиданием госпереворотов в ЦА, отражает позицию официального Киева?

В той же публикации segodnya.uа читаем интервью уже упоминавшегося здесь Айдоса Садыкова – казахстанского оппозиционера, ныне проживающего в Киеве, руководителя оппозиционного интернет-канала БӘСЕ. Нетрудно уловить, что это господин, по сути, поддерживает сепаратистские устремления в Каракалпакстане. При этом Айдос Садыков решительно не признаёт права на самоопределение народа Донбасса. Сохранилось видео: Садыков призывает добровольцев ехать воевать с «сепаратистами» Донбасса. Есть и очень любопытный  пример того, как канал БӘСЕ провоцирует настоящую «охоту на ведьм» в самом Казахстане, призывая казахов преследовать «русских сепаратистов». Как видим, сепаратисты у казахстанских оппозиционеров бывают «правильными» и «неправильными». Казахстанские оппозиционеры поддерживают и поощряют все беспорядки в республиках Средней Азии, в том числе сепаратистского толка, при этом они же всегда поддерживали войну на Донбассе».

Айнур Курманов, сопредседатель Социалистического движения Казахстана (Казахстан):

«Надо отметить, что после известных событий в Жанаозене в декабре 2011 года реальной оппозиции в Казахстане не стало. Последнюю легальную оппозиционную и старейшую партию – Коммунистическую партию Казахстана – ликвидировали решением Верховного суда в 2015-м году.

Поэтому нынешняя либеральная и националистическая «оппозиция» – как зарубежная, так и внутренняя – тесно связана с властью и казахстанскими спецслужбами. Надо понять, чтобы не было никаких иллюзий, что все националистические группы и движения, в том числе «языковые патрули» внутри Казахстана, всегда находились под жёстким контролем Комитета национальной безопасности (КНБ) или были продуктом администрации президента.

Это касается и различных либеральных и национал-демократических групп, появившихся в последние годы для заполнения политического вакуума – они получали финансирование либо напрямую от Акорды, либо через аффилированных олигархов.

Примечательно, что эти же самые провокаторские движения и партии пользуются поддержкой американских, британских и европейских фондов и НПО, так как активно пропагандируют антиевразийскую и антироссийскую повестку, ратуют за выход Казахстана из ЕАЭС, ОДКБ, недопущение строительства в стране АЭС и развития других совместных индустриальных проектов.

Ситуация незначительно изменилась после январских событий, когда националисты и национал-либералы начали условно делиться на проназарбаевских и протокаевских. Но они всё равно остаются тесно связанными с правящей элитой. То же касается и так называемой «зарубежной оппозиции», которая может базироваться в ЕС и Украине, но изображают нужную для группировок в Нур-Султане картинку.

То есть Акорде даже выгодно иметь якобы «независимых» блогеров и деятелей, которые транслировали бы нужную информацию и выражали мысли, которые власти не могут себе позволить озвучить официально. Поэтому все эти нацики и либералы так активно поддерживают Киев, так как с «незалежной» солидарен и сам правящий класс в Нур-Султане.

Подобный ложный дуализм, когда они дружно осуждали народ Донбасса и жителей Крыма за сепаратизм, а сейчас поддерживают участников протестов в Каракалпакии, выступающих за выход из Узбекистана и за присоединение к Казахстану, вполне объясним. Ведь все эти нацики и либералы являются лишь марионетками, действующими по указке сверху.

Дело в том, что на сепаратистских настроениях части правящей элиты в Каракалпакии играл и играет Нур-Султан. Косвенным свидетельством этому является то обстоятельство, что абсолютное большинство информационных материалов, в том числе провокационного свойства, транслировалось во время событий 1-2 июля именно с территории Казахстана.

И одним из подтверждений этому является то обстоятельство, что Ташкент пошёл на определённые уступки руководству Казахстана, что выразилось в возобновлении работы комиссии по демаркации и делимитации спорных участков границ. Думаю, что кулуарно, скорее всего, окружение Мирзиёева окончательно отказалось от каких-либо притязаний на Туркестан и Южный Казахстан, где имеется большая узбекская диаспора, а сами эти места культурно и традиционно-исторически связаны больше с земледельческим Узбекистаном.

То есть вся эта поддержка сепаратизма в Каракалпакии является информационно-политической игрой с участием казахских националистов и либералов с целью осуществления  давления на Ташкент. Здесь надо сказать, что сами казахские националисты очень презрительно относятся к каракалпакам, считая их людьми второго и даже третьего сорта. И «полюбили» они их и начали называть «братьями» не случайно, а по приказу.

Также надо понимать, что Каракалпакская республика, население которой этнически и по языку действительно ближе к казахам, чем к узбекам, несмотря на экологическую проблему с Аралом, является лакомым куском для возможного раздора и инициирования подобных сепаратистских настроений и массовых движений.

Так, на территории автономии, несмотря на небольшое население (два миллиона человек), разведаны огромные месторождения золота, газа, железа, фосфоритов, бентонитовых и каолиновых глин, поваренной и глауберовых солей, гранита и мрамора. Есть предположение и о возможном залегании больших объёмов нефти.

Поэтому аппетиты у правящей элиты Казахстана в ситуации, когда ряд казахстанских месторождений угасает, распространяются сейчас и на этот важный кусок территории Узбекистана, за который она может побороться.

Надо учитывать и другое обстоятельство. Нур-Султан и Ташкент – непримиримые соперники, ведущие игру и борьбу за первенство и гегемонию в регионе. И сейчас у узбекского руководства есть все реальные шансы обогнать Казахстан по темпам роста экономики и по развитию производства.

Так, за 2016-2020 годы достигнуты следующие результаты в сфере привлечения инвестиций: вложено свыше 807 трлн сумов или 89 млрд долларов инвестиций в основной капитал за счёт всех источников; из-за рубежа в виде прямых инвестиций и заёмных средств привлечено около 29 млрд долларов. За последние полтора года, несмотря на пандемию, экономический рост только продолжился.

В первом квартале 2022 года рост ВВП Узбекистана составил 5,8% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года, освоены иностранные инвестиции на сумму $2,4 млрд, прогнозный показатель выполнен на 167%. То есть Узбекистан сейчас чрезвычайно привлекателен для инвесторов.

Сам Мирзиёев проводит радикальные неолиберальные реформы, приватизацию, допустив западный капитал к стратегическим отраслям экономики. То есть не исключено, что вскоре американские, европейские и британские инвестиции постепенно перетекут из Казахстана в Узбекистан с более дешёвой рабочей силой и перспективным внутренним рынком.

У Ташкента есть и другое неоспоримое преимущество – население в 35 миллионов человек, из которых свыше 29 миллионов – этнические узбеки. Соответственно, потеря первенства в регионе для руководства Казахстана убийственна, так как выстроенная сырьевая – по сути, колониальная – вывозная модель экономики не может существовать без западных инвестиций.

Плюс, окрепнув, узбекский правящий класс во главе с энергичным и амбициозным Мирзиёевым может установить свою гегемонию в Центральной Азии, поставив под своё влияние элиты соседних республик и, соответственно, установив контроль над энергопотоками и важными транспортными артериями.

Поэтому я думаю, что проблема Каракалпакии сейчас хоть и кажется урегулированной, но не будет разрешена в ближайшей или среднесрочной перспективе. В этом соперничестве каракалпаки могут сыграть роль курдов для Турции – то есть постоянно кровоточащей раной, не дающей возможность сформировать Мирзиёеву мощную региональную державу.

Здесь надо понимать, что данное соперничество ожесточает и внутренняя схожесть режимов Казахстана и Узбекистана, которые ведут интенсивное национально-государственное строительство, опирающееся на националистическую идеологию. При этом у Ташкента она даже более великодержавная.

То есть и там, и там – этнократия. И свою идеологию национального превосходства она навязывает собственным титульным этносам, что чревато впоследствии и более серьёзными столкновениями, если не вокруг Каракалпакии, то по другим – земельным, водным, энергетическим и транспортным – спорам, которые будут только нарастать в регионе в связи с опустыниванием, ростом населения и социальным расслоением.

Этими противоречиями будут пользоваться третьи страны, в частности Запад, который заинтересован в дестабилизации ситуации в ЦА. Поэтому интересы СБУ и КНБ в деле поддержки сепаратизма в Каракалпакии совпали. Естественно, это требует всестороннего осуждения, так как разжигать межнациональные конфликты – всё равно, что подносить спички к бочке с порохом.

Мы помним, что происходило во время погрома дунган в феврале 2022 года, когда 23 тысячи представителей данного этнического меньшинства бежали из Кордайского района Жамбылской области в Кыргызстан. То есть такой опыт у казахской этнократии уже есть, а ведь потоки беженцев в этот раз могут хлынуть и на север – на территорию России.

Из этого можно прийти к выводу, что никакого мифического «тюркского единства» не существует и в помине, так как все эти государственные образования на самом деле заняты региональным соперничеством.  А все эти «оппозиционеры» и националисты являются лишь частью казахстанской правящей элиты и участниками её игр.

Стабилизирующую роль здесь могут играть только Россия и интеграционные проекты, которые нужно усиливать. Ослабление или уход Москвы из региона, наоборот, чреват катастрофой».

Марс Сариев, политолог (Кыргызстан):

«По моим прежним прогнозам, в конце мая – начале июня возможна была дестабилизация региона со стороны Афганистана через Бадахшан. Потом я откорректировал прогноз  из-за событий в Пакистане. Как видим, недавно Владимир Путин совершил неожиданный визит в Таджикистан, а затем в Ашхабад – на Каспийский форум. В Таджикистане Путин предложил организовать встречу талибов с Масудом, нейтрализовав тем самым американскую схему по организации большого форума афганских сил в Вашингтоне.

По некоторым данным, во время визита Путина в Ашхабад туда было дислоцировано более тысячи российских военнослужащих. В общей сложности в стране находится до 5 тысяч военных. Таким образом Россия оперативно купирует зоны конфликта.

События 2022 года в Каракалпакии, Горном Бадахшане и в Казахстане –  звенья одной цепи и результат работы одних и тех же сил. Возможно, для Кыргызстана сценарий изменится. Отсутствие гражданского общества в Узбекистане и его безответственность в Кыргызстане могут привести к одному результату – дестабилизации страны. В КР разведпризнаки попыток раскачать ситуацию уже есть: идёт зондирование болевых точек, раздувание скандалов, направленных на деморализацию силовых структур. Наблюдается такая же тенденция, что была в республике в 2005-м и 2010 годах».

Нурлан Досалиев, эксперт по вопросам региональной безопасности (Кыргызстан):

«Последние события подтверждают тезис о том, что Средняя Азия является не вторым, а первым и главным фронтом Запада против России. Ещё в начале марта я в интервью одному изданию указал, что Каракалпакстан давно находится в прицеле западных стратегов. По моим расчётам, эта республика должна была вспыхнуть месяцем раньше. Каракалпакстан соседствует с обширными районами Казахстана, многовековой уклад населения был связан с кочевым животноводством. Язык, обычаи, традиции каракалпаков очень близки казахскому этносу. Но по своей генеалогии каракалпаки – родственники именно узбекам. Это пограничное состояние и используют поджигатели нашего региона.

Некоторые из факторов, используемых Западом для разжигания противоречий между Казахстаном и Узбекистаном по «каракалпакскому вопросу» (как и везде в Центральноазиатском регионе):

соперничество Узбекистана и Казахстана за лидерство в ЦАР (используется агентурой влияния в обеих странах);
личная конкуренция президентов Казахстана и Узбекистана;
наличие неформальных групп чиновников различного ранга, в т.ч. силового блока, стремящихся расширить зону клановых интересов, при этом ограничить власть президента, манипулировать им (в КР и РУз президенты – новички);
конфликт центральных властей с местными элитами.
Стоит вспомнить, что ещё в конце 1930 годов гитлеровский генштаб разработал план нападения на СССР через Среднюю Азию – с территории Афганистана, где была сосредоточена огромная армия боевиков-басмачей. Судьба Советского Союза решалась тогда здесь. Для гитлеровцев это был самый лёгкий путь. Сегодня история повторяется. На территории Евразии образованы две геополитические дыры – Афганистан и Украина. По замыслу западных стратегов эти дыры должны засосать в себя силы, средства, усилия, людские, финансовые, военные ресурсы России. По мере решения эти геополитических задач Запад решит  следующую задачу – геополитическое дробление РФ и в последующем – всей Евразии.

Ещё к вопросу о том, кто создаёт дугу нестабильности в ЦАР. В конце апреля ЦРУ приняло решение расширить  бюджет на вербовку и содержание агентуры в России и странах ОДКБ –  с 61 до 72 млрд $. Принята масштабная программа вербовки новой агентуры среди граждан и чиновников стран ЕАЭС, в первую очередь, российских, имеющих доступ к любой государственной информации, причём не обязательно относящейся к охраняемой законом. 11 млрд долларов выделяется непосредственно на прямой подкуп граждан и осуществление подрывных действий на территории России и её союзников. Разведальянс четырнадцати стран Запада резко активизирует свои усилия на постсоветском пространстве.

Вывод: Средняя Азия и Казахстан период «дуги нестабильности» уже прошли. Вследствие массированных комплексных враждебных действий стран Запада весь регион практически превращается в сплошную фронтовую полосу – от Алматы до Памира, от Каспия до Ферганской долины. Странам региона совместно с РФ необходимо предпринять оперативные меры по консолидации усилий в целях обеспечения безопасности всего региона путём создания единой системы военной и государственной безопасности».

Эдил Марлис уулу, политик, общественный деятель (Кыргызстан):

«Что касается видеообращения группы «Южный Туркестан» якобы из Мазари-Шарифа. Я проконсультировался с коллегами из разных регионов мира. Мне подтвердили: язык, на котором говорят эти люди, – это афганский узбекский язык. Сегодняшняя информация из Мазари-Шарифа: ситуация стабильная, спокойная, талибы смогли установить жёсткую власть. Народ устал от войны и не хочет ни в каких разборках участвовать. Существование подобных группировок мне не подтвердили ни в одном из регионов Афганистана, где проживает тюркское население. Кстати, такое понятие, как «Южный Туркестан», вообще не используется. Этот искусственный термин используется Западом. Никогда не использовалось в Средней Азии и иранское слово «Туран». Ещё интересная информация, которую мы только что получили: сейчас на территории Афганистана, где проживают узбеки и туркмены, активизировались иранские и французские спецслужбы. Почему иранские – понятно. Но почему там оказались не британцы и не американцы, а французы – на этот вопрос пока ответа нет. Поэтому сложно утверждать, что это видеообращение было записано вообще в Афганистане. Вот слова жителей Мазари-Шарифа: подобные группировки забрасываются в Афганистан извне.

Вторжение в Среднюю Азию может осуществить такая же – искусственно созданная – террористическая группировка. Одномоментно будут задействованы спящие радикальные ячейки в самих республиках. Коллективный Запад пытается задействовать и этнический фактор. Идёт стравливание в Таджикистане таджиков с памирцами, в Узбекистане – каракалпаков с узбеками, в Казахстане – казахов с русскими, дунганами, уйгурами, чеченцами. Кыргызстану тоже стоит помнить уроки кыргызско-узбекского этнического конфликта 2010 года».

Моххамад Шафи Мохсени, политолог (Афганистан):

 «Когда американцы выходили из Афганистана, там осталось очень много оружия и боеприпасов – на сотни миллионов долларов. По моим данным, у американцев с талибами были договорённости, согласно которым последние после того, как их власть будет установлена, начнут дестабилизировать обстановку на территории Средней Азии.

Кто может финансировать группировку «Южный Туркестан»? Финансирование явно идёт со стороны англосаксов и Пакистана. Цель – дестабилизацией Средней Азии создать головную боль для России с юга. Нападение с территории Афганистана – всего лишь вопрос времени. Может, через год, может, через полгода. Сейчас у «Талибана» существуют внутренние проблемы. Талибы разделены на две группировки: первая полностью подчиняется Пакистану, вторая – более лояльная, она не хочет лезть в ЦА. Думаю, если страны региона не будут принимать меры против угрозы, нападение террористических группировок со стороны Афганистана – вопрос времени».

Кубанычбек Таабалдиев, политический аналитик (Кыргызстан): «Все попытки объединить Центральную Азию пока заканчивались провалом. Попытки создания Центральноазиатского союза возобновились с приходом к власти в Узбекистане Шавката Мирзиёева. На предстоящей Консультативной встрече глав государств ЦА в Чолпон-Ате могут быть подняты вопросы, которые до этого президенты безуспешно пытались решить: урегулирование политических разногласий, пограничных вопросов, экономическое сотрудничество. Однако, исходя из логики последних событий, вопрос безопасности будет стоять особняком».

Таалайбек Джумадылов, эксперт по вопросам национальной безопасности (Кыргызстан):

«Четвёртая Консультативная встреча глав государств Центральной Азии, которая пройдёт 21 июля 2022 года в Кыргызстане в городе Чолпон-Ате, с учётом происходящих событий на планете имеет вполне реальные возможности стать знаковой. Причём не только для Садыра Жапарова как «хозяина» этого мероприятия, но и для всех президентов нашего региона. Почему? Турбулентность в глобальном мироустройстве, да и само время ставят перед высшим руководством стран ЦАР и его народами вопрос ребром: надо обратиться к фундаментальным вопросам нашего общего бытия!

Катализатором проблемы является, прежде всего, глобальное противостояние Российской Федерации с объединённым Западом во главе с США, а также проведение специальной военной операции России на Украине как внешнее проявление этого противоборства. Для нашего региона в настоящее время как никогда ранее  становится актуальным ОСМЫСЛЕНИЕ места и роли Центральной Азии в НОВОМ МИРОПОРЯДКЕ. Иначе говоря, нашему региону нужен ясный и понятный ОБРАЗ БУДУЩЕГО.

Необходимо найти ответы на следующие вопросы. С кем будет наш регион? На чьей стороне будем выступать? За что будем бороться? Какое у нас будущее?

Анализ ситуации, складывающейся на Украине и вокруг Украины, показывает: СТАВКИ РАСТУТ. Специальная военная операция по факту трансформировалась в Третью мировую «гибридную» войну (иными словами, в  мировую «прокси-войну»). Следует признать: не объединённый Запад  оказывает помощь Украине в её «войне с Россией», а, наоборот, Украина помогает Западу путём предоставления ему своей территории, своих людских и других ресурсов для решения геополитических целей по истощению Российской Федерации.

Перед лицом новых глобальных вызовов  – в геополитике, геоэкономике, в войне цивилизаций и ценностей и т.д. – с учётом имеющихся угроз, в том числе в сфере обеспечения региональной безопасности, есть полные основания утверждать, что пришло время для нашего региона: во-первых, забыть обо всех противоречиях и разногласиях, отказаться от взаимных упрёков и демонстрации своей «большей значимости», отойти от риторики конфронтации, навешивания ярлыков и прийти к КОНСЕНСУСУ по всем региональным проблемам. Надо понять, что выяснение отношений в складывающейся ситуации – не только контрпродуктивно, но и чревато тяжкими последствиями. Во-вторых, нужно объединяться и консолидироваться, то есть перейти к консолидации и единству.

Необходимо осознать, что только в этом случае наш регион имеет шанс стать полноправным субъектом международных отношений в формирующемся новом миропорядке, а не превратиться в объект выяснения отношений крупных геополитических игроков».

Андрей Русаков, директор Центра европейско-азиатских исследований (Россия):

«Наивно думать, что отдельная страна, даже густонаселённая и богатая, способна сегодня бороться с современными вызовами. Вижу только две структуры, которые могут вытянуть эту ношу, – это Организация Договора о коллективной безопасности и Шанхайская организация сотрудничества. Видимо, вопрос более тесного сотрудничества Узбекистана с последней будет поднят на саммите ШОС в Самарканде в сентябре».

Алина Молдокеева, доцент Международного университета КР (Кыргызстан):

«Несмотря на географическую близость, общую историю, родственные языки Центральная Азия – один из наименее скооперированных регионов мира. По качеству региональных организаций ЦА – первая с конца. У каждой республики ЦА – своя позиция. Перед лицом угроз такое положение – очень уязвимое. Трудно говорить о перспективах создания региональной системы безопасности, поскольку большие объёмы внешних долгов у стран региона сокращают объём их политической воли. Довольно трудно говорить об абсолютной автономности в принятии решений».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь