Казахстан. Культурная деградация. «Разумное доброе, вечное» – это уже не про нас?

0
135

Казахстан. Культурная деградация. «Разумное доброе, вечное» - это уже не про нас?

Культурная деградация нашего общества становится все более очевидной. Она проявляется в озлобленности и агрессии людей, в отношении к окружающей среде, к истории, даже к «вечным» ценностям, в отсутствии интереса к литературе, к серьезным жанрам искусства… В доказательство можно привести массу примеров, но сегодня ограничимся двумя, и оба они имеют непосредственное отношение к Кызылординской области, территорию которой нередко называют колыбелью казахской культуры.    

Время варваров

…В 50 километрах от поселка Енбекши, что в Шиелийском районе, есть урочище Сауыскандык. Там когда-то обнаружили большое количество разнообразных петроглифов – древних рисунков на скалах и камнях. Ученые относят их ко второму тысячелетию до нашей эры. Вот цитата из научной статьи, опубликованной в прошлом году: «Большая концентрация уникальных и разновременных петроглифов на участке береговой полосы протяженностью в 5 км ставит Сауыскандык в один ряд с такими выдающимися памятниками наскального искусства, как Тамгалы, Ешкиольмес и Арпаузен, поэтому представляется возможным создание на его базе историко-культурного заповедника». На въезде в урочище установлен знак, который гласит, что это памятник истории, охраняемый государством.

Казахстан. Культурная деградация. «Разумное доброе, вечное» - это уже не про нас?

В петроглифах Сауыскандыка нашли отражение самые разные сюжеты из жизни древних людей – здесь можно увидеть картины быта, батальные сцены, религиозные ритуалы, изображения животных и т.д. Они могут многое рассказать о том, как жили, чем занимались и во что верили наши далекие предки, и уже с этой точки зрения представляют огромную историческую и культурную ценность. Несомненный интерес вызывает и техника исполнения рисунков: где-то они выцарапывались на камне, а где-то использовались инструменты – возможно, металлические. Ученые отмечают и большие размеры отдельных петроглифов, которые достигают трех-четырех метров, что «является большой редкостью не только для казахстанского, но и для всего центрально-азиатского наскального творчества».

Недавно там побывал журналист из Кызылорды, который поделился с автором этих строк впечатлениями об увиденном. По его словам, изображения, расположенные достаточно высоко, пока остаются нетронутыми, а вот на других, до которых легко дотянуться, появились «автографы» наших современников. Это варварство, другое слово здесь подобрать трудно, явно совершил не один или несколько человек – тут «постаралось» немало людей. И если надписи, выполненные краской, при желании можно отмыть специальными растворами, то наколки, сделанные то ли камнем, то ли еще чем-то, нанесли, возможно, необратимый урон этим уникальным свидетельствам далекого прошлого.

Казахстан. Культурная деградация. «Разумное доброе, вечное» - это уже не про нас?

Казахстан. Культурная деградация. «Разумное доброе, вечное» - это уже не про нас?

А несколько лет назад аналогичную картину наш кызылординский коллега увидел на территории соседнего Жанакорганского района, в живописном урочище, которое образовала горная речка Бесарык, текущая с хребтов Каратау. Там тоже есть скала с петроглифами. Один из сюжетов представляет собой жанровую сцену с изображениями человека, который ведет верблюда, его пса и противостоящих им двух хищников, похожих на львов. До этой картины современные варвары, к счастью, не дотянулись, но вот расположенные рядом рисунки архаров, горных баранов, они замалевали своими надписями.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Талибы закрашивают настенные рисунки, ставшие визитной карточкой Кабула

И это происходит в то самое время, когда по всей стране, включая Кызылординскую область, осуществляется реализация программы «Рухани Жанғыру» и включенного в нее проекта «Духовные святыни. Сакральный Казахстан» (который имеет прямое отношение к памятникам культурного наследия), когда с высоких трибун звучат заявления о необходимости модернизации общественного сознания…

Нулевой интерес

…То, что успел написать за свою относительно короткую (45 лет) жизнь Мукагали Макатаев, многие называют вершиной казахской поэзии второй половины 20-го века, а его самого – главным поэтом-лириком в истории национальной литературы. Немало сочинённых им стихов были переложены на музыку и стали популярными песнями. Часто можно встретить публикации о трудной и полной трагических эпизодов судьбе поэта, о том, что советская власть и завистники очень постарались, чтобы не все его произведения дошли до читателей. Биография Макатаева обросла легендами и даже мифами, а потому зачастую сложно разобраться, где правда, а где вымысел.

С учетом всего этого недавний выход на экраны художественного фильма «Мұқағали», приуроченного к 90-летию со дня рождения поэта, казалось бы, должен был стать важным событием в культурной жизни страны, привлечь внимание широкой общественности, и прежде всего казахской. Причем вне зависимости от того, насколько удачной получилась работа –  тем более что об этом можно судить только после просмотра. Но…

Не знаю, как в других городах, но в Кызылорде, областном центре, население которого на 94 процента состоит из представителей «титульного» этноса (293 тысячи из 321 тысячи по данным на прошлый год), интерес к кинокартине оказался почти нулевым. Вот размещенный в день премьерного показа, 21 октября, пост жительницы Кызылорды, одной из общественных активисток, с фотографией пустого кинозала:

Казахстан. Культурная деградация. «Разумное доброе, вечное» - это уже не про нас?

Получается, в трехсоттысячном городе не нашлось даже нескольких человек, которые захотели бы посмотреть фильм о судьбе неординарного поэта? Где сотни преподавателей вузов, работающих в Кызылорде, тысячи учителей, в том числе литературы? Где журналисты, библиотекари, многие другие, называющие себя представителями интеллигенции? Где, в конце концов, местные поэты и прозаики, которых тоже немало и среди которых есть члены Союза писателей Казахстана? Для кого государство снимает такие фильмы, тратит на них большие деньги, если даже те, кто по роду своей деятельности призван «сеять разумное, доброе, вечное», не интересуется ими? Кто, если не эти люди, должен быть в этом смысле примером для молодежи, подтягивать ее культурный уровень?  

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Доллар в Кыргызстане приближается к отметке в 84 сома

В похожей ситуации два года назад оказался и автор этих строк, которому пришлось в гордом одиночестве смотреть в алматинском кинотеатре фильм на казахском языке «Қаламгер», повествующий о наших писателях брежневской эпохи (кстати, среди его персонажей был и Мукагали Макатаев). Как выяснилось, и в других кинотеатрах Казахстана на показы этой киноленты приходили, самое большее, два-три человека, а многие сеансы попросту пришлось отменить из-за отсутствия потенциальных зрителей.  

«Қаламгер» был снят по заказу агентства «Хабар» как телесериал, из которого заодно скомпоновали один полноформатный фильм для демонстрации на широком экране. Художественную ленту «Мұқағали» и вовсе сняли на студии «Казахфильм» по заказу Министерства культуры РК. И хотя информацию о бюджете картины найти не удалось (она, видимо, закрытая), можно предположить, что на производство фильма была выделена значительная сумма. Тем более что съемки длились полтора года и проходили в разных городах, включая даже далекий от нас российский Санкт-Петербург.

Выходит, государство, как бы мы его ни критиковали, пытается нести культуру в массы, выделяя деньги на производство фильмов, издание книг, содержание библиотек, музеев и т.д., а в ответ – тишина? Сходите, например, в любую библиотеку, посмотрите на полки, заставленные сотнями томов, которые были изданы в рамках программы «Мөдени мұра» – «Культурное наследие»: такое впечатление, что более чем за десять лет, прошедших после их выпуска в свет, никто не брал эти книги в руки.                                                    

… Варварское отношение к памятникам прошлого и отсутствие интереса к серьезным фильмам, умным книгам – вроде бы две совершенно разные истории. Но их объединяет одно: они наглядно демонстрируют, насколько в нашем обществе истончился культурный слой. А те, кто вроде бы призван возрождать и расширять его, то есть представители так называемого «интеллектуального ядра нации», заняты, главным образом, обустройством личной жизни, сражениями за то, чтобы стать лауреатами, попасть в списки выдвигаемых на получение званий и наград, выбить у государства деньги на издание собственных опусов. Им уже давно не до повышения культурного уровня народа…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь