Казахстан – Россия: вторичные санкции и императив альтернативного транзита

0
200

Казахстан – Россия: вторичные санкции и императив альтернативного транзита

Западные санкции не повлияли на экономическое сотрудничество России и Казахстана, говорится в опубликованной в октябрьском номере журнала «Международная жизнь» статье посла России в Астане Алексея Бородавкина.

«В 2022 году беспрецедентно усилилось санкционное давление, которое, конечно, усложнило то, как нам приходится вести дела. Отчасти это произошло потому, что республика вынуждена подстраиваться под западные рестрикции в отношении нашей страны, например, в пока все еще контролируемом США мировом банковском секторе. Но даже это нам не помешало – связанные тесной интеграцией Россия и Казахстан нашли новые возможности для продолжения сотрудничества, например, доля национальных валют в межгосударственных расчетах внутри ЕАЭС доведена до 75%, сохранив положительный прогноз по динамике его расширения», – как видим, дипломат преисполнен оптимизма. По его мнению, единственным спадом отметился «пандемийный» 2020 год, но и тогда благодаря накопленному опыту совместного реагирования на кризисные явления и глубокой взаимосвязанности хозяйственных комплексов замедление на российско-казахстанском экономическом треке было не столь значительным по сравнению с общемировыми показателями. Москва по-прежнему рассматривала и рассматривает казахстанскую экономику в качестве одной из основных площадок для приложения своих инвестиционных усилий.

«Казахстанские деловые круги также демонстрируют желание вкладываться в российскую экономику. Крупнейший проект такого рода – разработка KAZ Minerals Баимского месторождения на Чукотке, который, по имеющимся оценкам, потребует инвестиций в 8 млрд. долларов. Не останавливает партнеров даже усложнение процедуры обслуживания долговых обязательств, вызванное антироссийскими санкциями», – подчеркнул А. Бородавкин. Ключевую роль в укреплении российско-казахстанского взаимодействия занимает реализация межведомственных программ в области производственной и научно-технической кооперации: «В среднесрочной перспективе в совместные планы входит реализация в Казахстане 23 масштабных проектов в автомобильной, авиационной, легкой, химической, нефтехимической и металлургической промышленности».

Несмотря на попытки коллективного Запада изолировать экономику России, процесс интеграции между нашими странами выходит на качественно новый уровень, характеризующийся более активным вовлечением казахстанских предприятий на взаимовыгодной основе в совместные производственные и транспортно-логистические цепочки, уверен посол.

Тем временем, 20 октября заместитель министра торговли и интеграции Казахстана Кайрат Торебаев и обсуждал с курирующей внешнюю торговлю заместителем министра торговли США Марисой Лаго «актуальные  вопросы во взаимной торговле между странами и меры по наращиванию товарооборота». Сообщается, что казахстанская сторона заинтересована в увеличении объёмов экспорта стали, зерна и удобрений в Иран, что позволит компаниям не только нарастить объемы поставок, но и расширить производственные мощности и обеспечить дополнительными рабочими местами население Карагандинской области. Очевидно, что в условиях неполного (скажем так) суверенитета решение данного вопроса требует согласования с американскими кураторами, и это справедливо не только по отношению к казахстано-иранским торгово-экономическими связям. Можно предположить, что применение американцами вторичных санкций было одной из центральных тем обсуждения. Казахстанская делегация доложила о мерах, предпринимаемых для недопущения ухудшения показателей внешней торговли, включая решение о наблюдении за торговлей санкционными товарами в виде мониторинга их перемещения. Товарооборот между Казахстаном и США за январь-август 2022 года вырос на 36,1% и составил 1,9 млрд. долл. (экспорт – 865 млн. долл., импорт – 998,4 млн. долл.). Заметим, связка американо-казахстанской торговли и санкций сама по себе более чем показательна. Учитывая применяемый механизм перемещения санкционных товаров, американцы «на постоянной основе» ведут работу «по разъяснению казахстанскому бизнесу рисков применения вторичных санкций и возможностям реэкспорта санкционных товаров». Соответствующие перечни для пущего удобства размещены на специально созданном сайте, обновляемом в режиме реального времени с учётом вводимых коллективным Западом всё новых ограничений.

Кроме того, К. Торебаев в Вашингтоне предложил более детально рассмотреть возможность экспорта казахстанских редкоземельных металлов в США на очередном заседании двустороннего «Неформального коммерческого диалога». Немаловажную роль в укреплении торгово-экономических связей между двумя странами сыграла Генеральная система преференций (ГСП) США. Более 25 лет Казахстан извлекает выгоды из данной системы, позволяющей наращивать объёмы взаимной торговли.

В свою очередь Мариса Лаго отметила возросшую роль и развитие международного потенциала Транскаспийского международного транспортного маршрута.  В завершение встречи она похвалила Казахстан за «очень дружеские взаимоотношения со всеми соседними странами и выразила готовность США к сотрудничеству между нашими странами».

Из этого можно сделать вывод, что негативные внешние факторы и впредь будут оказывать негативное влияние на казахстано-российские торгово-экономические связи, не исключая грузовой транзит, о проблемах которого мы подробно писали ранее. Несколько ветки Транссиба пересекают северные и северо-восточные регионы Казахстана. В этой связи актуальность обходящих Казахстан межрегиональных железных дорог по российской территории, аналогично строительству в 2015-2017 гг. двухпутного электрифицированного участка Журавка (Воронежская область) – Миллерово (Ростовская область) в обход территории, входившей на тот момент в бывшую Украинскую ССР. Конкретные проекты по исправлению неблагоприятной для России транспортно-логистической конфигурации путём стыковки железных дорог между российскими регионами в обход Казахстана, разрабатывались ещё в начале 2000-х годов, однако до сих пор не реализованы…

Ещё в январе 2008 года на заседании Совета Омской области по экономическому развитию обсуждали проект железнодорожной магистрали Татарская (Новосибирская область) – Называевская (Омская область) – Коновалово (Тюменская область) протяжённостью в 585 км. Новая магистраль, которая должна была пройти параллельно участку через приграничный район северного Казахстана, позволила бы транзитным грузовым составам пересекать Омскую область, не заходя ни в Казахстан, ни в Омск. Как уточнил тогда  замминистра промышленной политики, транспорта и связи области  Михаил Дубровин, на строительство этой артерии было необходимо на тот момент 140 млрд. рублей.

Актуальность проекта подтвердили тогда же в управлении Западно-Сибирской железной дороги, пояснив, что Омский железнодорожный узел уже является наиболее перегруженным участком Транссиба. Согласно программе развития железнодорожного транспорта РФ до 2030 г. включительно, ОАО «РЖД» предусматривает, среди прочего, организацию ускоренного пропуска  контейнерных поездов именно по территории РФ из Китая в Европу (до 500 тыс. груженых контейнеров в год), для чего предусматривалось строительство той самой дополнительной железнодорожной линии Татарская – Называевская – Коновалово.

Сообщалось даже о том, что «проект в предпроектной стадии. Реализация проекта намечена на 2013-2015 годы», о чём сообщала в 2013 году и  правительственная «Российская Газета».

Но  в 2018 году в руководстве ОАО «РЖД» заявляли, что «проводят оценку целесообразности участка Коновалово – Называевская»: надо ли так понимать, что этого не делалось ранее? А в  2019 г.  начальник Западно-Сибирской железной дороги Александр Грицай уточнил СМИ, что «выделение средств на реализацию этого проекта пока не планируется, так как не определён источник финансирования». И с тех пор – тишина…

Аналогичная ситуация – в Нижнем Поволжье. Ещё в 2007 году Приволжской железной  дорогой был представлен проект  Палласовка – Эльтон (Волгоградская  область) – Ахтуба (Астраханская область) протяжённостью примерно в 170 км. Идея – вывод железной дороги из Среднего Поволжья и близлежащих регионов РФ напрямую к берегам Каспия и, в частности, к портам Астраханской области, без захода в северо-западный Казахстан, как сейчас (приграничные районы Джаныбек и Сайхин). Кроме того, этот проект сократил бы перевозки по данному маршруту на 35 км. Ущербную конфигурацию действующей магистрали отмечали и западносибирские информресурсы: «На сети “Российских железных дорог” существует целый ряд транзитных участков, которые пролегают через территорию Казахстана. Два из них находятся на линии Верхний Баскунчак – Урбах (составная  часть упомянутой  артерии Палласовка – Ахтуба – Прим. ВПА), проходящей по приграничным территориям Астраханской и Волгоградской областей. Между станциями Полынный и Молодость железная дорога заходит на территорию соседнего государства примерно на 70 км, далее в районе озера Эльтон вновь возвращается в РФ, по которой проходит порядка 30 км и вновь уходит в Казахстан. Примерно 30 километров (между разъездом Ингеловский и станцией Кайсацкая) расположено за границей, после чего линия вновь выходит в Россию».

 Стоимость реализации спрямляющего-безтранзитного проекта Ахтуба – Палласовка в 2007 году, по данным РЖД, оценивалась в 20 млрд. руб. Реализовывать проект планировалось в начале 2010-х, но поныне он остаётся «под сукном».

С учётом  непростых реалий современных казахстано-российских отношений и неблагоприятных тенденций во внешнеэкономической политике южного соседа, представляется, что упомянутые проекты целесообразно  реализовывать, по возможности, безотлагательно, чтобы уже в среднесрочной перспективе не оказаться перед очередной ситуацией цугцванга…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь