Китайское присутствие в нефтянке Казахстана выше, чем показывает статистика — эксперт

0
98

Китайское присутствие в нефтянке Казахстана выше, чем показывает статистика — эксперт

Солидная доля средств приходит через дочерние компании, зарегистрированные в других странах, например, в Нидерландах.

Казахстанско-китайскому сотрудничеству в нефтегазовой сфере была посвящена прошедшая накануне международная конференция. В числе прочего выяснилось, что оценки этого сотрудничества нами и китайской стороной несколько разнятся.

Добыча и инвестиции

Булат Султанов, председатель правления Экспертного клуба (ЭК) «Один пояс и один путь» в начале выступления перечислил проекты с участием китайской CNPC.

— Первым проектом стало АО «СНПС-Актобемунайгаз». Приобретая акции компании, CNPC дало письменные обязательства правительству РК инвестировать в развитие проекта не менее 4 млрд долларов. Фактически же сумма накопленных до 2019 года инвестиций составила 10,2 млрд долларов. Основными приоритетами стали модернизация оборудования, приобретение новейшей промысловой и скважинной техники, внедрение систем экологической безопасности, — сказал Султанов.

Также CNPC участвует в «ПетроКазахстан Кумколь Ресорсиз» (ПККР) и «ПетроКазахстан Ойл Продактс» (ПКОП), «МангистауМунайГаз», «Бузачи Оперейтинг Лтд», «Казгермунай», «Азиатский Газопровод», в разработке месторождения Кашаган в составе консорциума North Caspian Operating Company (NCOC).

На ТОО «ПКОП» (Шымкентский нефтеперерабатывающий завод) прошла двухуровневая модернизация. Представители компании утверждают, что сейчас его продукция соответствует стандартам Евро-4 и Евро-5.

— Всего же за годы пребывания в Казахстане компания СNPC инвестировала в развитие нефтегазовой промышленности более 45 миллиардов долларов, — сообщил Султанов.

Он рассказал также об объемах нефтедобычи. Здесь по итогам 2019 года китайские компании стали третьими вслед за отечественными (29,5%) и американскими (29,5%). Всего за год добыли 16 млн тонн нефти, или 17,7% доли нефтегазового рынка страны.

Однако в 2020 году в связи с пандемией и кризисом рухнули как мировой спрос, так и цены на нефть.

— В 2020 году, согласно решению ОПЕК+, за десять месяцев 2020 года в Казахстане добыто 61,2 млн тонн нефти (на 6% меньше, чем год назад). Из них 10,5 млн тонн добыли компании с участием CNPC, — отметил Султанов.

При этом от 30% до 85% добытой нефти поставляется на местный рынок для переработки и реализуется по внутренним ценам Казахстана.

Три проблемы отечественной статистики

Вячеслав Додонов, главный научный сотрудник КИСИ, посетовал на ряд проблем в отечественной статистике. В числе прочего они мешают объективно рассматривать и иностранные инвестиции, причем не только из Китая, а вообще всех стран.

— Во-первых, в казахстанской статистике отсутствуют данные по географическому разрезу иностранных инвестиций в нефтяную отрасль. Она отражает инвестиционные параметры только для более укрупненного вида деятельности – «горнодобывающая промышленность и разработка карьеров», — сказал он.

Хотя более 94% таких инвестиций (на состоянию на 1.04.2021) сосредоточено именно в добыче сырой нефти и природного газа.

Во-вторых, нередко очень трудно точно определить, из какой страны на самом деле пришли инвестиции. А значит, определить точную долю этой страны в общем потоке денег.

— Во многих случаях зарубежные компании предпочитают использовать юрисдикции других стран, создавая там дочерние компании, которые выступают в роли инвесторов казахстанских проектов

Особенно распространенной юрисдикцией такого рода для зарубежных фирм, присутствующих в казахстанской нефтяной отрасли, являются Нидерланды. Это обусловливает как непропорциональную высокую роль этой страны среди иностранных инвесторов Казахстана, так и заниженные показатели присутствия на рынке других государств, использующих в своей деятельности голландские дочерние структуры, — отметил Додонов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Тилек Токтогазиев: За 60 дней работы ощутил ограничения, наложенные государственной системой

И в-третьих, инвестиции приходят не только непосредственно в добычу нефти, но и в ряд смежных отраслей. Например, в трубопроводную систему, которая относится к транспорту, нефтепереработке (обрабатывающая промышленность), геологоразведке и так далее. Определить точно, какие деньги от какой страны и на что пошли, на основе нынешней статистики невозможно. Все оценки будут приблизительные и весьма условные.

— В связи с наличием указанных проблем оценка инвестиционной активности КНР в нефтяном секторе Казахстана может носить ограниченный характер, так как опирается на статистику Национального банка, имеющую определенные пробелы, — подчеркнул эксперт.

Крупнейшим инвестором значатся Нидерланды

Между тем, согласно данным Нацбанка, китайские инвестиции в нашу горнодобывающую промышленность в течение восьми лет снижаются. По итогу объем сократился с 3,7 млрд долларов США в 2013 году до 1,4 млрд в 2020 году.

Общий приток прямых инвестиций из КНР тоже падает.

— Объем валового притока китайских ПИИ с 2013 по 2020 годы уменьшился более чем в два раза. А чистый приток с 2015 года ушел в отрицательную зону.

Из Казахстана уходит больше китайских инвестиций, чем приходит, — отметил Додонов.

При этом эксперт уточнил, что общий объем иностранных инвестиций в нашу горнодобывающую промышленность, напротив, вырос.

Примерно такую же картину статистика Нацбанка рисует и в других отраслях, связанных с нефтегазовой сферой. Общие инвестиции растут, а китайские сокращаются. В транспорте они упали на 57%, в технической деятельности — на 80%.

Что касается других стран, крупнейшие накопленные инвестиции принадлежат Нидерландам (в 2020 году объем несколько уменьшился), США (рост) и Японии (примерно один уровень с 2015 года). Россия тоже увеличила их объем и по итогам 2020 года обогнала по этому показателю Китай.

— Доля Китая в казахстанской нефтедобыче периодически оценивалась как профильными ведомствами и иными официальными лицами, так и различными аналитическими структурами. В соответствии с данными оценками, в период с 2010 года она колебалась в интервале 16-31%, находясь на уровне около 22-25% на протяжении большей его части

При этом можно отметить, что этот показатель демонстрировал сходную с объемом накопленных китайских инвестиций траекторию постепенного сокращения, которое с 2010 по 2020 годы стало почти двукратным, в целом соответствуя и темпам сокращения объема накопленных инвестиций КНР в горнодобывающую промышленность Казахстана, — сказал эксперт.

Реальные показатели могут превышать статданные более чем в 4 раза

Однако Додонов тут же назвал вышеприведенные данные «недостаточно объективными» и не отражающими реальную ситуацию.

В частности, заявил он, число компаний с китайским капиталом в отрасли с 2010 года увеличилась почти вдвое. Что же касается инвестиций, данные Нацбанка не отражают большую часть фактически китайского капитала, но пришедшего к нам через другие юрисдикции, посредством дочерних компаний. И прежде всего, по словам Додонова, это как раз те самые Нидерланды, прочно сохраняющие лидерство в этой сфере.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Вклад предпринимателей в изменения в стране большой»

В качестве доказательства он привел статистику уже от самих китайских компаний. Одна только CNPC заявила, что за время работы в Казахстане (с 1997 года) инвестировала в общей сложности 46 млрд долларов, о чем в своем выступлении упоминал и предыдущий спикер.

— Об инвестициях в размере нескольких миллиардов долларов за время своей работы в Казахстане заявляли и менее крупные китайские участники казахстанской нефтяной отрасли — China International Trust and Investment Corporation (CITIC), владеющая АО «Каражанбасмунай», и Sinopec.

Таким образом, совокупный размер инвестиций, заявляемых только этими тремя участниками отрасли с китайской стороны, превышает 50 млрд долларов. А это более чем в четыре раза больше отраженного в статистике объема накопленных инвестиций из КНР в Казахстан всех видов (13,2 млрд долларов на 1.01.2021)

Эта величина составляет около 38% от общего объема всех иностранных инвестиций в горнодобывающей промышленности и около 30% совокупного объема накопленных иностранных инвестиций в трех видах деятельности, тесно связанных с нефтегазовой отраслью (плюс транспорт и техническая деятельность), — сказал Додонов.

Это не только «китайская проблема»

Впрочем, он уточнил, что некорректная статистика характерна не только для китайских компаний.

— Несовпадение данных статистики и корпоративных заявлений, очевидно, объясняется нидерландской юрисдикцией компаний, участвующих в казахстанских проектах. В частности, в деятельности консорциума NCOC (месторождения Кашаган, Кайран и Актоты), где CNPC принадлежит доля в 8,33%, участвует зарегистрированная в Нидерландах и расположенная в Амстердаме компания CNPCKazakhstan B.V.

Очевидно, что в данном случае инвестиции, осуществленные в рамках данного консорциума фактически китайской компанией, статистика учитывает как имеющие голландское происхождение. Так же, как и в случае других партнеров по данному консорциуму: фактически итальянской Agip Caspian Sea B.V., англо-голландской Shell Kazakhstan Development B.V. и казахстанской KMG Kashagan B.V., — утверждает эксперт.

Именно этим фактом он объяснил якобы сокращение китайских инвестиций с 2013 года. В том году CNPC получила долю в консорциуме NCOC, который ежегодно инвестирует в нашу экономику миллиарды долларов. С 2013 года фактически китайские инвестиции выросли, но пошли они к нам через голландскую «дочку».

И статистика показала рост инвестиций из Нидерландов, а не из КНР

Также в пример Додонов привел АО «Мангистаумунайгаз». 100% ее акций принадлежат зарегистрированный в Нидерландах фирме Mangistau Investments B.V. Но это совместная компания «КазМунайГаз» и CNPC.

— С другой стороны, компании с иностранным капиталом, функционирующие в форме казахстанских юридических лиц, не являются нерезидентами. И как следствие, их капиталовложения не учитываются в статистике иностранных инвестиций. Таков, очевидно, случай АО «СНПС-Актобемунайгаз», совокупные инвестиции которого за период с 1998 по 2020 год (включительно) по всем контрактам на недропользование превысили 10,4 млрд долларов США

Но в рамках существующей методологии учета иностранных инвестиций не должны были отразиться в статистике китайских инвестиций, поскольку это АО является резидентом Казахстана, — заявил эксперт.

Продолжение следует

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь