Лондон пытается купить себе спокойствие у Парижа

0
375

Лондон пытается купить себе спокойствие у Парижа

Несмотря на предпринятые усилия, мигранты продолжают пересекать пролив в поисках лучшей жизни. Фото Reuters

Министр внутренних дел Британии Суэлла Браверман и ее французский коллега Жеральд Дарманен подписали новый договор о контроле над побережьем Ла-Манша. Лондон заплатит Парижу 63 млн фунтов, чтобы в 2023 году французы продолжили не допускать нелегалов на Туманный Альбион. Это сумма на 8 млн фунтов больше, чем в предыдущем соглашении, и Пятая республика обязуется на 40–50% увеличить личный состав берегового патруля. Несмотря на то что для пресечения миграции уже активно используются дроны, число нелегалов в Британии растет, достигнув рекордных 40 тыс. человек в этом году.

Премьер-министр Соединенного Королевства Риши Сунак, комментируя соглашение, выразил уверенность, что подписантам удастся снизить число переправ через Ла-Манш. Вместе с тем он признал, что для решения проблемы у Лондона имеется не так уж много опций.

По информации британских СМИ, личный состав патрулирующих отрядов у французов увеличится с 200 до 300 человек. Несмотря на экономические проблемы страны, анонсируемое повышение налогов и снижение расходов, Сунак заявил, что приоритетом избирателей якобы было решение миграционного вопроса. Вполне возможно, что бывший глава Минфина несколько лукавит, учитывая то, что договор с Францией имеет немалое медийное значение, однако эти миллионные суммы не столь уж значительны в государственном масштабе.

Тем не менее их должно хватить для более эффективного контроля. Во всяком случае, Даунинг-стрит уверяет, что будет применяться больше беспилотников и приборов ночного видения, чтобы замечать нелегалов. Также будет усилена проверка грузовых машин, чтобы и по суше контрабандистам доставить людей стало тяжелее. Впрочем, несмотря на технические новшества, мигранты пока берут числом. Несмотря на постоянные обвинения Лондона в том, что французы следят за Ла-Маншем из рук вон плохо, патрули Пятой республики пресекли немало попыток переплыть к берегам Туманного Альбиона.

В каком-то смысле борьба с нелегалами носит несколько военный характер. Например, в понедельник Министерство обороны Британии рапортует о том, что накануне сразу 853 человека пытались проникнуть в территориальные воды страны, а в субботу – 972. Это неудивительно, так как именно осень – сезон для переправ мигрантов.

Общее число пересечений границы составило 41,7 тыс. за этот год, а за весь прошлый – 28,5 тыс. Нельзя не напомнить, что одним из мотивов брекзита было нежелание британцев брать на себя тяготы миграционного кризиса 2015–2016 годов, когда речь шла о более чем 1 млн беженцев, распределенных между странами ЕС. Впрочем, несмотря на различные ужесточения и даже разработку одиозного замороженного плана по отправке нелегалов в Руанду, ряд беженцев пытаются попасть именно в Британию. Причем нередко попытка туда добраться заканчивается плачевно.

Особо интересная тенденция – резко увеличившееся число албанцев среди мигрантов. Именно они внесли особый вклад в нынешнюю картину. Порядка 12 тыс. албанцев пересекли Ла-Манш в этом году, и многие из них говорят, что являются жертвами торговли людьми, что якобы не позволяет Лондону их депортировать. В прошлые годы албанцев среди нелегалов было меньше 1 тыс.

«Связано это, вероятно, с тем, что албанская мафия, занимающаяся контрабандой людей, помогает переправиться своим же. Однако у таких мигрантов шансов получить убежище на самом деле меньше, поскольку Албания – кандидат в члены ЕС и демократия, в которой формально гражданам мало что угрожает. Хотя и такое возможно»,­ – поясняет руководитель Центра политической интеграции Института Европы РАН Людмила Бабынина.

В разговоре с «НГ» эксперт подчеркнула, что, несмотря на ужесточающуюся миграционную политику Британии, ряд нелегалов все равно выбирают именно ее, а не страны ЕС – как по причине более гибкого рынка труда и широких возможностей для трудоустройства, так и по причине более свободной жизни. В случае если им в Британию попасть уже удалось, постоянно проверять их никто, как в континентальной Европе, уже не будет.

«Не стоит забывать и о местных крупных общинах, у многих в Британии есть родственники, и это тоже является фактором выбора»,­ – рассуждает Бабынина.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь