Нужен ли Казахстану закон об иноагентах? По следам демарша Грузии

0
60

Нужен ли Казахстану закон об иноагентах? По следам демарша Грузии

Используя иностранное финансирование, НПО, НКО и СМИ могут активно вмешиваться в информационное пространство, говорят политологи

Закон "об иноагентах" за последние годы был принят в трех постсоветских странах: в России, Кыргызстане и наконец с большим скандалом с участием зарубежных политиков – в Грузии.

События у наших соседей заставляют задуматься – нужен ли закон об иноагентах и Казахстану, и если да, то какова будет цена за прорыв к информационному суверенитету, если его принять, а также что будет, если его не принять.

Мнением по этому поводу со Sputnik Казахстан поделились известные политологи и общественные деятели.

Манипуляции информацией и угроза нацбезопасности

Теоретически в иностранном финансировании угрозы нет, считает казахстанский политолог Данияр Ашимбаев. Но лишь в том случае, когда дело касается научно-исследовательских грантов, совместных социальных проектов – и если этим открыто занимаются международные организации, с которыми у Казахстана проблем не возникает.

Совершенно другое дело, когда, используя иностранное финансирование, НПО, НКО, СМИ активно вмешиваются в информационное пространство, преследуя очень сомнительные цели.

"Мы видим, что определенный круг лиц, СМИ, институтов проводят курс в интересах, скажем так, грантодателей. И этот курс во многом нацелен не просто на оппонирование, как пытаются представить, для развития демократии и ее защиты, а конкретно в целях продвижения деструктивной повестки", – говорит Ашимбаев.

Например, в последние годы ряд СМИ и некоторые лидеры общественного мнения стали открыто "качать" тему казахстанско-российских, казахстанско-китайских и даже казахстанско-узбекских отношений, под разными надуманными предлогами стараясь вбить клин в добрососедские отношения.

Причем столкнуть пытаются не только государства, но и людей, в них проживающих, по национальному признаку.

"Мы видим, что задачей является не продвижение демократии и защита прав человека, а конкретная дестабилизация внутриполитической ситуации в стране. И понятно всем, что, спровоцировав конфликт в Казахстане, хотят дестабилизировать страну и регион в целом, одновременно втянув в него Россию, Китай, Узбекистан – наших основных соседей. Ясно, что такого рода политика становится конкретной угрозой национальной безопасности", – продолжает Ашимбаев.

Политолог приводит в пример ситуацию, когда в 2019 году филиал одного из западных СМИ, работающих в Казахстане, начал "разгонять" тему о том, что в Китае якобы существуют концлагеря для этнических казахов.

"До этого их много лет называли уйгурскими, но никто не обращал внимания особо. И вдруг стали казахскими. Это конкретно велась работа по созданию здесь антикитайских казахских группировок", – напоминает Данияр Ашимбаев.

Почему оппозиция в Казахстане "оседлала" антироссийскую и антикитайскую тематику

Политолог отмечает, что ряд казахстанских СМИ на зарубежном финансировании проводят аналогичную политику и в отношении России. Только в этом случае обывателю навязывают так называемый постколониальный синдром, стараясь демонизировать как распавшийся СССР, так и современную Россию.

"И порядком затрагивают русскоязычных граждан Казахстана. Государство должно защищать мир и согласие в обществе от провокаторов и экстремистов. И речь тут не о бородачах каких-то, а о вполне респектабельных медийных и политических натурах, которые занимаются деятельностью, наносящей ущерб государственным интересам", – подчеркивает Ашимбаев.

Парламент Грузии преодолел вето президента на закон "об иноагентах": что изменится

Что важно понять казахстанцам на примере Грузии?

По мнению Данияра Ашимбаева, именно попытки со стороны коллективного Запада повлиять на внутреннюю политику страны через информационную повестку и стали катализатором для принятия закона об иноагентах в Грузии.

"Если до этого Евросоюз и США хвалили Грузию как оплот реформ, то, когда там стали действовать в своих интересах, это оказалось угрозой для вступления в Евросоюз, НАТО и портит отношения с США. Понятно, что Запад демонстрирует здесь двойные стандарты: чтобы быть страной "демократической", мало свободы выборов, принятия законов. Должно быть наличие внешнего информационно-политического контроля со стороны Запада", – отмечает Ашимбаев.

По его мнению, в том или ином виде закон об иноагентах нужен и Казахстану. В первую очередь для того, чтобы общество не только догадывалось, но и точно знало, в чьих конкретно интересах и за чьи деньги публичная личность либо СМИ формируют свою информационную повестку.

"Может, не именно статус иноагента присваивать. Сначала это могут быть усилия законодателей в плане мониторинга соцсетей на предмет разжигания межнациональной розни. Возьмем недавнее интервью Зеленского. Он же не говорит там о российской угрозе. Он говорит о русской угрозе. Понятно, что вопрос имеет конкретную межнациональную символику для Казахстана. Она же объединяет потенциальных иноагентов, которые все эти вопросы пропагандировали здесь", – отмечает политолог.

Вся эта затея с интервью нам представляется весьма сомнительной" – МИД Казахстана об интервью Зеленского СМИ Центральной Азии

При этом он напомнил, что в конце 2023 года в казахстанском информационном пространстве уже всплывал некий список частных лиц и НПО, которые, по данным налоговой службы, получают зарубежное финансирование. И тогда этот факт наделал много шума. Почему же попавшие в него так нервно отреагировали?

"Потому, что их задача – позиционировать себя как казахстанских политиков и казахстанские СМИ. Определенный официальный статус этого вопроса и маркировка в качестве получателя иностранного финансирования подрывает всю их пропаганду и то, кем они себя позиционировали", – объясняет Данияр Ашимбаев.

При этом, по его словам, опубликованный список налоговиков – далеко не исчерпывающий. Особенно в последние годы в Казахстане появилось немало структур, имеющих зарубежное финансирование, которые очень тщательно маскируются под казахстанские.

Про то, чьи деньги, должны знать все

Появление в информационном поле Казахстана списка лиц и НПО, имеющих зарубежное финансирование, было своего рода предупреждением им от государства о том, что они находятся на постоянном контроле, считает политический обозреватель Газиз Абишев.

"Касаемо того, что слили… Я думаю, что это просто государство дало понять, показало тем, кто получает иностранное финансирование, но при этом смело рисуется в качестве таких борцов за демократию в белом пальто, что, мол, ребята, вы не забывайте, что информация о вас есть и что мы в любой момент можем рассказать, что вы всех укоряете в продажности, а сами в той или иной мере, под разными проектами, под разными обложками, тоже получаете иностранные деньги", – говорит Абишев.

Он задается вопросом, имеют ли право такие СМИ и НПО на тайну финансирования.

"Учитывая, что, безусловно, данные о государственном информационном, государственном гражданском заказах публичны, всем понятно, кто сидит на госзаказе – с одной стороны. Тогда имеют ли право получающие иностранное финансирование скрывать, что они получают деньги от иностранных фондов?"

И тут же сам отвечает:

"Было бы неплохо, если бы мы знали, кто, сколько и от кого получает официально. Понятно, что неофициальные деньги не отследишь. Если иностранный дипломат принес деньги кому-то кэшем, то с этим ничего не поделаешь. Я говорю о конкретных договорных обязательствах, когда кто-то пошел, подписал договор в соответствии с алгоритмами организации донора. Почему бы не знать об этом?"

Тем не менее в целом Газиз Абишев выступает против принятия закона об иноагентах: по его мнению, государство уже знает, какие СМИ, в том числе объявляющие себя "независимыми", и на кого работают, а принятие закона "может оказаться токсичным для гибкой, многовекторной казахстанской власти".

Статус "иноагента" откроет глаза обществу

Известный в Казахстане общественный деятель Альжан Исмагулов уверен, что Казахстану вслед за Кыргызстаном и Грузией просто необходимо принять закон об иноагентах. Это поможет обществу более четко ориентироваться в информационных потоках и понимать, кто и чьи интересы продвигает в Казахстане. Существующие меры по контролю за иностранным финансированием частных лиц и НПО со стороны налоговиков он считает половинчатыми.

"Я бы сказал, безусловно, нужен, категорически нужен. Потому что, допустим, в отличие от российского закона, и скорее всего, уже и от грузинского, у нас "иноагент" не обязан публиковать информацию о том, что он получает денежное вознаграждение из-за рубежа, и народ фактически не знает об этом. Если бы каждый из них всегда дописывал в своих текстах, видеоинформациях о том, что он иноагент и получает финансирование из-за границы, то это бы кардинально изменило мнение общественности об их деятельности", – говорит Альжан Исмагулов.

В своих выступлениях он неоднократно призывал законодателей инициировать принятие такого закона в Казахстане.

"У общей массы людей негативное отношение к понятию "иноагент". Это (в глазах читателей – Sputnik) равносильно измене Родине. То есть ты работаешь и защищаешь интересы другого государства, а не своего собственного. И эти иноагенты, которые начали шуметь (после появления списка налогового комитета с данными физических и юридических лиц, финансируемых из-за рубежа – Sputnik), они прекрасно знают значение слова "иноагент", о том, как это влияет на общество", – отметил Исмагулов.

По его мнению, только принятие закона по аналогии с Россией, Кыргызстаном и Грузией поможет Казахстану в обретении полновесного суверенитета и независимости.

Битва за умы в Центральной Азии

Политолог Эдуард Полетаев отмечает: сейчас Центральная Азия – в центре борьбы за умы народов, ее населяющих. Он выступает против отдельного закона об иноагентах, но за то, чтобы общество знало, кто и на чьи средства продвигает свою повестку.

"Пусть все знают, кто иностранные деньги получает, сколько, на что они идут – это хорошо для всех", – говорит он.

При этом с определением "иноагента" есть некоторые сложности:

"К примеру, человека-специалиста пригласили поучаствовать в международной конференции. Это иностранное финансирование или нет? Деньги в страну не пришли, на счета не упали. Ему просто купили билеты, проживание оплатили. Это влияние на него?

Или констатация заслуг организации или отдельного специалиста? Что они выходят на международный уровень, делятся опытом. Мне кажется, если мы сильно затягивать узлы будем, мы можем договориться до того, что все "болашакеры" (обучившиеся по программе "Болашак" преимущественно в западных вузах студенты – Sputnik) наши, которых у нас огромное количество, тоже иностранными агентами будут", – отмечает Полетаев.

Тем не менее открытость нужна, считает он: "Я сторонник того, чтобы все это было открыто. Тогда и подозрений будет меньше и инсинуаций разного рода".

"Сейчас битва за Центральную Азию, в том числе и за умы. Каждый пытается продвигать свои интересы в регионе. И, конечно же, в этом могут быть задействованы НПО. Очень четко нужно различать пропаганду, которая осуществляется на территории другой страны в интересах третьей. Это, конечно, уже не хорошо. С этим надо бороться", – заключает Полетаев.