Обзор зарубежных СМИ о Центральной Азии: регион в фокусе в контексте Афганистана

0
117

Обзор зарубежных СМИ о Центральной Азии: регион в фокусе в контексте Афганистана

Помимо Афганистана страны региона в сентябрьских материалах иностранных изданий упоминаются с точки зрения экономики (скандал со сбытом кыргызского золота на зарубежных рынках и добыча криптовалюты в Казахстане), авторитарных инициатив властей (ограничение свободы в интернете) и, конечно, не обошлось без Узбекистана.

Источник: Обзор зарубежных СМИ о Центральной Азии: регион в фокусе в контексте Афганистана

The Diplomat: Добыча криптовалюты в Казахстане растет, несмотря на опасения по поводу выбросов

Казахстан стал третьей страной по величине энергии, потребляемой для «добычи» биткойнов, самой известной в мире криптовалюты, что является впечатляющим достижением для страны, в основном работающей на угле, отмечает сетевое издание The Diplomat.

Данные Кембриджского индекса потребления электроэнергии в биткойнах показывают, что глобальная доля Казахстана в вычислительной мощности криптовалюты значительно увеличилась, в то время как в других крупных странах, занимающихся майнингом криптовалют, рост замедлился. Китай, который на сегодняшний день является крупнейшим производителем единиц криптовалюты, ужесточил регулирование цифровых монет, в результате чего многие перешли на серверы в Казахстане.

Обзор зарубежных СМИ о Центральной Азии: регион в фокусе в контексте Афганистана

Изменение доли стран в глобальном хешрейте (среднемесячное значение)

Официальная позиция Казахстана радикально изменилась со скептицизма на регулирование сферы майнинга криптовалют. В июне 2020 года президент Касым-Жомарт Токаев одобрил поправки к «цифровому коду» страны, которые фактически легализовали крипто-майнинг в Казахстане. Кроме того, мягкое регулирование и оптимистичный взгляд на то, что банки начнут предлагать счета в криптовалюте, дают рынку беспрецедентный потенциал. Согласно недавним поправкам в Налоговый кодекс Казахстана, с января 2022 года майнеры должны будут платить один дополнительный тенге (0,23 цента) за кВтч, что позволит правительству получать больше налогов от майнинга криптовалюты.

Сейчас Казахстан предлагает привлекательный рынок с ценами в среднем 5 центов за 1 кВт/ч по сравнению с 9-11 центами в России, Китае и США. Примерно за полцены финансовые результаты майнинга в Казахстане выглядят лучше, чем у конкурентов.

Однако цена сделки может быть повыше, поскольку криптовалюты имеют значительный углеродный след. Криптовалюты производятся или «добываются» через сеть компьютеров, которые в процессе потребляют огромное количество электроэнергии.

Электроэнергия в Казахстане в основном поступает из ископаемого топлива, причем львиная доля угля составляет две трети от общего объема. В Соединенных Штатах криптомайнеры утверждают, что их углеродный след ниже из-за более высокой доли возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии. Новый спрос на майнинг криптовалют в Казахстане может означать только усиление зависимости от угля. Маловероятно, что при текущих планах в отношении электроэнергетического сектора Казахстан сможет соответствовать возросшему потреблению, будь то майнинг криптовалюты или снабжение промышленности и домохозяйств новыми формами производства, будь то возобновляемая энергия или атомная энергия.

The Wall Street Journal: Кыргызстан отстранен от торговли золотом в Лондоне

Американская деловая газета The Wall Street Journal пишет, что решение по ограничению поставок кыргызского золота, вероятно, остановит зависящую от золота экономику центральноазиатской страны от продажи слитков на международном рынке.

В сентябре 2021 года Лондонский рынок драгоценных металлов (LBMA) исключил ОАО «Кыргызалтын», реализатора всего золота, производимого внутри страны, из списка допустимых переработчиков золота. Данный список устанавливает стандарты на лондонском рынке золота, одном из крупнейших в мире, и считается международным эталоном. Трейдеры и официальные лица заявляют, что этот шаг, скорее всего, не позволит Кыргызалтыну продавать слитки в других золотых центрах, включая Швейцарию и Нью-Йорк.

Действия LBMA были вызваны обвинениями лондонского подразделения торговой фирмы StoneX Group Inc. в том, что кыргызский переработчик не смог доставить полтонны золотых слитков. Компания StoneX также обвинила Кыргызалтын в попытке перенаправить около 29 миллионов долларов, причитающихся подразделению канадской Centerra Gold Inc. за слитки. Кыргызская сторона отрицает обвинения.

Споры вокруг Кумтора, уже бывшего рудника Centerra Gold Inc, стали центральным элементом борьбы с коррупцией новых властей Кыргызстана. Правительство арестовало ряд высокопоставленных бывших чиновников, в числе задержанных есть бывшие премьер-министры, несколько экс-депутатов. Ради данного дела первый президент Кыргызстана Аскар Акаев неожиданно посетил страну на несколько дней (впервые после свержения 16 лет назад) для сотрудничества с правоохранительными органами по вопросам о его роли в деле Кумтора.

Юридические баталии не ограничиваются только самим Кыргызстаном. Centerra подала в суды США иск против попыток государства присвоить рудник и довести до банкротства свои дочерние компании. Компания оспаривает финансовые цифры, представленные правительством Кыргызстана.

Приостановление продажи золота может лишить Кыргызстан ключевого источника доходов и замедлить выход страны из рецессии, вызванной пандемией. По данным Всемирного банка, экспорт золота составляет 9% валового внутреннего продукта Кыргызстана. Банк прогнозирует, что экономика вырастет на 3,8% в этом году после сокращения на 8,6% в 2020 году и вернется к своему допандемийному уровню в 2023 году.

LBMA приостановило участие Кыргызалтына в своем списке, а не исключило его полностью, что дает кыргызскому перерабатывающему предприятию потенциальную возможность исправления ситуации: госпредприятие должно до ноября принять корректирующие меры, демонстрирующие соответствие правилам LBMA. Если «Кыргызалтын» не сделает этого, то он будет исключен из списка соответствия и не сможет подавать повторную заявку в течение пяти лет.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Требуется ли ЕАЭС новое осмысление?

Даже если госпереработчик не получит одобрения в Лондоне, то страна сможет продавать золото на рынках Китая, Индии и Ближнего Востока. По словам трейдеров, цена кыргызского золота на этих рынках будет ниже по сравнению с международными ценами, если «Кыргызалтын» не будет признан в Лондоне.

В Центральной Азии расширяется контроль над интернетом в стиле «Большого Брата»

Японская деловая газета Nikkei Asia пишет, что новые законы Казахстана и Кыргызстана вызывают опасения по поводу свободы прессы и личной свободы.

В Казахстане предлагаемый закон вынудит популярные иностранные социальные сети (например, Facebook), и мессенджеры WhatsApp и Telegram, открыть представительства в стране или столкнуться с ограничениями на их деятельность внутри страны. В Кыргызстане принятый в августе закон требует от интернет-провайдеров и владельцев веб-сайтов идентифицировать своих пользователей для борьбы с «ложной информацией».

Власти надеются, что, заставив иностранные социальные сети регистрироваться в Казахстане, их будет легче заставить быстро удалять контент, который считается неприемлемым. Согласно законопроекту, глава местного офиса, который должен быть гражданином Казахстана, будет нести ответственность за удаление контента, признанного незаконным, в течение 24 часов.

По другую сторону границы в Кыргызстане власти нацелены на распространение «ложной информации» через «поддельные» аккаунты. Новый закон должен предотвратить это, заставив всех интернет-провайдеров и владельцев веб-сайтов идентифицировать своих пользователей и отправлять эти данные в централизованную систему хранения.

Обзор зарубежных СМИ о Центральной Азии: регион в фокусе в контексте Афганистана

Рейтинг свободы в сети 2021

В других частях Центральной Азии действуют аналогичные ограничения на онлайн-активность, отмечается в публикации. В этом году в Узбекистане был принят закон, обязывающий компании, работающие в стране, хранить личные данные граждан Узбекистана на серверах в Узбекистане, в противном случае им грозит штраф или блокировка.

В Узбекистане также введен в силу закон, квалифицирующий как уголовное преступление оскорбление главы государства. Этот закон был одобрен в марте после того, как узбекская служба Радио Свободы опубликовала расследование о роскошном горном курорте, построенном якобы за счет налогоплательщиков для личного пользования президента Шавката Мирзиёева. Правительство категорически отрицает какие-либо нарушения и заявляет, что собственность не предназначена для личного пользования президента.

В двух других государствах Центральной Азии –Таджикистане и Туркменистане –власти полагаются на полную блокировку веб-сайтов, которые им не нравятся вместо того, чтобы следовать законным путям, принятыми их соседями. Международные новостные агентства и социальные сети регулярно подвергаются цензуре. В Туркменистане работает только одно приложение для обмена сообщениями – IMO, а в Таджикистане службы обмена сообщениями блокируются при появлении критики в адрес президента или правительства.

Узбекистан и Таджикистан проверяют разные подходы к талибам

Аналитическое издание “Jamestown Foundation” пишет о разных подходах двух центральноазиатских стран по отношению к талибам (представители террористической организации, запрещенной в странах Центральной Азии. – Прим. Ред). 11 сентября главный муфтий Таджикистана Саидмукаррим Абдулкоддирзода издал указ, назвав Талибан «террористической группой», и заявил, что поведение Талибана «далеки от ислама». В частности, главный муфтий сосредоточил внимание на обращении талибов с женщинами, включая их «запрет на выход из дома». Только если талибы будут практиковать «основы ислама», по словам главного муфтия, «весь мир» сможет признать его государство).

Эти комментарии отражают национальную политику Таджикистана, направленную на то, чтобы предоставить убежище остаткам антиталибского сопротивления в изгнании и постоянно обвинять талибов в «угнетении». Однако не все страны разделяют религиозную позицию Таджикистана в отношении Талибана (террористическая организация, запрещенная в странах Центральной Азии. – Прим. Ред). Например, верховный муфтий Омана сразу же поздравил талибов с победой и назвал ее «исполнением искреннего обещания Бога». И это несмотря на то, что внешняя политика Омана открыта для «нормализации» отношений с Израилем.

В отличие от Таджикистана, Узбекистан начал занимать более нейтральную позицию в отношении талибов, уделяя особое внимание поддержке афганского народа. Узбекистан, например, предложил использовать свой город Термез, расположенный на границе с Афганистаном, в качестве логистического центра для гуманитарной деятельности, в которой участвует, например, Всемирная продовольственная программа.

В то же время Узбекистан столкнулся с давлением со стороны нового правительства Талибана с целью вернуть в Афганистан почти 600 солдат, которые пересекли границу после завоевания Кабула талибами, в том числе с помощью боевых самолетов и вертолетов. Хотя Узбекистан не позволил рядовым афганским гражданам массово бежать в Узбекистан, что немного успокоило Талибан, любое решение предоставить убежище ранее пересекшим границу афганским солдатам-перебежчикам вызывает враждебность у талибов. В конечном итоге Узбекистан, совместно с международными агентствами, нашел убежище для солдат-перебежчиков и отправил их на американскую базу, расположенную в Объединенных Арабских Эмиратах.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Казахстан. Доходы от экспорта нефти падают — страна не досчиталась 1 млрд долларов

Между тем, каким бы ни был подход Таджикистана и Узбекистана к Талибану, для этого потребуется одобрение России в той или иной форме. Сама Россия пока не решилась открыто поддержать Талибан, чем, например, другие страны. Китай, Пакистан, Катар, Иран и Турция были приглашены вместе с Россией для участия в церемонии инаугурации талибами нового правительства 11 сентября, но Россия решила отказаться от участия. Сам Талибан в итоге отменил инаугурацию. Россия может поддерживать какую-то часть политики Таджикистана или Узбекистана, что будет противоречить требованиям Талибана. Однако это будет использоваться в качестве козыря, который Москва может держать против талибов, чтобы добиться определенных уступок или оказать влияние на Афганистан в будущем.

Центральная Азия в центре внимания ЕС из-за Афганистана

Европейская медиа-сеть Euractiv пишет о том, что роль Европейского Союза в Центральной Азии может возрасти из-за событий в Афганистане. Европейцы с самого начала кризиса выражали опасения, что хрупкий Афганистан может потенциально дестабилизировать регион. В августе главный дипломат ЕС Джозеф Боррелл заявил, что блок должен оказывать финансовую поддержку странам – соседям Афганистана, в то время как Австрия, Германия и некоторые другие государства-члены также высказывали идею полагаться на Центральную Азию для ограничения потоков беженцев из Афганистана в Европу.

Однако на данный момент дипломаты ЕС в регионе не видят опасности того, что миграция из Афганистана дестабилизирует регион в краткосрочной перспективе, поскольку потенциальные пути миграции из Центральной Азии – через Таджикистан, Узбекистан или Казахстан – не будут представлять собой «классические маршруты на Запад».

В то же время независимо от Афганистана, среди дипломатов ЕС в регионе наблюдается заметное разочарование и непонимание того, что Брюссель в целом не уделяет этому региону больше внимания.

Автор считает, что из обновленной  стратегии ЕС по Центральной Азии непонятно, какое значение Евросоюз придает этому региону.

Европейская комиссия заявила, что масштабы отношений с ЕС связаны с готовностью отдельных стран Центральной Азии к реформам. Однако в своей стратегии ЕС преуменьшил опасения по поводу того, что Пекин медленно получает контроль над стратегической инфраструктурой, важной для его повестки дня в области внутренней безопасности.

Находится ли Узбекистан на грани воссоединения с ОДКБ?

Американское аналитическое издание “Jamestown Foundation” сообщает о желании России вновь видеть Узбекистан в рядах ОДКБ. 20 сентября в Ташкенте прошла конференция на тему «Россия и Узбекистан перед вызовами развития и безопасности на новом историческом этапе взаимодействия». В этом мероприятии, организованном совместно Международным дискуссионным клубом «Валдай» и Институтом стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан, приняли участие высокопоставленные дипломаты из обеих стран. В ходе конференции заместитель министра иностранных дел России Андрей Руденко намекнул Кремль желал бы, чтобы Узбекистан вновь присоединился к ОДКБ. Помимо России в военный блок сейчас входят Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан.

Важно отметить, что, говоря о выходе Узбекистана из ОДКБ в 2012 году, российские комментаторы и официальные лица всегда используют слово «приостановлено», подразумевая, что выход из альянса является временным и будет отменен в будущем. Но, описывая ту же ситуацию, официальные лица Узбекистана явно предпочитают использовать слово «вышедшие». Аналогичным образом, на вопрос, присоединится ли Узбекистан снова к ОДКБ, российские высокопоставленные представители обычно говорят, что «Ташкент еще не планирует присоединиться к ОДКБ», в то время как их узбекские коллеги более категоричны в своих ответах, заявляя, что «вопрос о вступлении в ОДКБ не рассматривается» или «Узбекистан не планирует вступать в ОДКБ».

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев давно планировал посетить Москву и, скорее всего, сделает это после президентских выборов 24 октября 2021 года. По словам заместителя министра иностранных дел России Андрея Руденко, в ходе запланированного визита лидеры двух стран подпишут существенный пакет двусторонних соглашений, который также будет включать сотрудничество в области обороны и закупки оружия.

После ухода западных сил из Афганистана Узбекистан отказался от просьб разместить на своей территории военную базу США, что, как отметил Ташкент, исключается доктриной внешней политики страны. Российские официальные лица немедленно приветствовали это решение и выразили надежду, что правительство Узбекистана останется верным своим законам. Однако российские официальные лица и комментаторы часто забывают, что этот же закон запрещает Узбекистану вступать в какие-либо военно-политические союзы и блоки, включая ОДКБ.

Пока нет убедительных сигналов о том, что президент Мирзиёев планирует присоединиться к ОДКБ. Автор материала отмечает, что уплотнившееся сотрудничество в военной сфере между Ташкентом и Москвой  может говорить узбекским властям о том, что  Россия может быть полезным военным партнером даже без повторного вступления Узбекистана в ОДКБ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь