Пекин боится политизации ковид-протестов

0
364

Пекин боится политизации ковид-протестов

Полицейские блокируют улицу в Шанхае, чтобы не допустить новых демонстраций. Фото Reuters

Запланированные на вторник и среду акции протеста в Пекине и Шанхае против антиковидной политики правительства не состоялись после того, как полиция окружила предполагаемые места сбора манифестантов. Власти Китая заявили о намерении предпринять меры против «подрывных и диверсионных действий», которыми Пекин считает протесты, прокатившиеся по стране накануне.

Комитет ЦК Коммунистической партии Китая по административно-правовым вопросам заявил о необходимости «решительно на основе закона наносить удары по преступным действиям, направленным на подрыв общественного порядка», а также о намерении «решительно пресекать подрывную деятельность враждебных сил». В сообщении, текст которого распространило агентство «Синьхуа», акции протеста, однако, не упоминаются.

Выступления против локдаунов и политики нулевой терпимости начались в Китае в минувшие выходные. Однако от призывов отменить обязательные ПЦР-тесты и ослабить режим изоляции некоторые протестующие перешли к радикальным политическим лозунгам, включая отставку председателя КНР Си Цзиньпина и демонтаж правления Компартии. Часть демонстрантов выходила на улицы с белыми листами бумаги, протестуя таким образом против цензуры.

Акции протеста продолжались до понедельника включительно, однако на следующий день запланированная в Пекине демонстрация не состоялась, так как полиция оцепила место сбора участников, вблизи которого расположено немало иностранных посольств. В Шанхае вдоль основного маршрута предполагаемых протестных шествий были возведены барьеры.

Судя по сообщениям мировых информагентств, полиция на улицах останавливала прохожих и проверяла, установлены ли на их телефонах социальные сети и приложения, позволяющие обойти блокировку. Один из жителей рассказал Reuters, что его попросили прийти в полицейский участок, чтобы предоставить письменный отчет о своих передвижениях в воскресенье вечером. «Полиция приехала, чтобы проверить личность моей подруги, а затем забрала ее. Через несколько часов ее отпустили», – поведала другая гражданка.

Пока не ясно, как блюстителям порядка удалось узнать личные данные тех, кого подозревают в участии в манифестациях. Впрочем, ни для кого не секрет, что в Китае создана государственная система слежки за жителями. Вероятно, именно она используется для того, чтобы не только выявить и наказать протестующих, но и предотвратить новые выступления.

Как считает научный сотрудник Национального университета Сингапура Дрю Томпсон, китайская полиция обладает огромными возможностями, и Пекин «может весьма эффективно контролировать протесты в будущем».

Одновременно была усилена цензура в китайских социальных сетях и СМИ. ТВ и газеты стараются меньше освещать связанные с ковидом проблемы и привлекать внимание к запуску пилотируемого корабля «Шэньчжоу-15» национальной космической станции «Тяньгун» и матчам с чемпионата мира по футболу в Катаре.

Бывший главный редактор, а ныне комментатор англоязычной китайской государственной газеты Global Times Ху Сицзинь убежден, что жители Поднебесной в большинстве своем не поддержат радикальных антиправительственных требований демонстрантов. «Во время протестов в некоторых местах Китая несколько человек выкрикивали политические лозунги. Но их радикальные требования не могут быть поддержаны народом», – написал он.

Отвечая на вопрос о недовольстве населения политикой по борьбе с вирусом, официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь сказал журналистам: «То, что вы упомянули, не отражает того, что произошло на самом деле. Мы верим, что благодаря руководству Коммунистической партии Китая, сотрудничеству и поддержке китайского народа наша борьба с COVID-19 увенчается успехом».

«Имевшие место на прошлой неделе протесты в Шанхае, Пекине и ряде других городов, вне сомнения, повысили градус социальной напряженности и сделали общую социально-экономическую обстановку в стране еще более напряженной и непредсказуемой, – сказал «НГ» профессор факультета мировой политики и мировой экономики НИУ ВШЭ Сергей Цыплаков. – Обращает на себя внимание то, что в некоторых случаях протестующие выдвигали политические лозунги, начиная от требований предоставить свободу выражений мнений и вплоть до ухода Си Цзиньпина. Вместе с тем нельзя не видеть, что протесты не имели пока, во всяком случае по китайским меркам, массового характера. Протестные мероприятия, судя по имеющейся информации, которая довольно отрывочна и скудна, собирали по нескольку сотен человек. Пока протесты направлены в основном против излишне жестких ограничительных и карантинных мер, произвола в их введении, который практикуется на низовом уровне».

Власти, в свою очередь, всеми доступными им силами стараются не дать развиться именно политической составляющей протеста, подчеркнул эксперт. «В этой части они, надо полагать, могут прибегнуть к жестким репрессивным и силовым действиям. Данный подход отразился в материалах заседания Комитета ЦК КПК по административно-правовым вопросам, в которых подчеркивалась необходимость решительно бороться с действиями, направленными на подрыв общественного порядка, а также говорилось о намерении пресекать подрывную деятельность враждебных сил», – отметил Цыплаков.

В то же время, по его словам, несмотря на то что эпидемиологическая обстановка продолжает оставаться сложной (достаточно сказать, что общее число случаев заражения за 1–29 ноября было в 15 раз больше, чем за тот же период октября), власти все же пусть и медленно, но модифицируют проводимую политику по борьбе с COVID-19 и начали отменять некоторые наиболее одиозные ограничения, вызывающие наибольшее недовольство. То есть пытаются действовать в общем русле принятых 11 ноября «двадцати мер по оптимизации борьбы с эпидемией». Предполагается также повысить темпы вакцинации лиц пожилого возраста, которые в настоящее время существенно ниже средних по стране.

«Одновременно в официальной пропаганде отчетливо видно стремление переложить ответственность за перегибы на власти местного уровня, которые, как утверждается, в ряде случаев не смогли правильно воспринять и осуществлять на практике политику «двадцати мер». Признавая, что простые люди устали от длящейся уже почти три года борьбы с вирусом, китайские пропагандисты говорят о том, что на первое место должен быть поставлен народ, а не борьба с эпидемией сама по себе», – заключил Цыплаков. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь