“Пьём талую воду из арыков, задыхаемся от газа и утопаем в грязи”: репортаж из приграничных аулов

0
51

"Пьём талую воду из арыков, задыхаемся от газа и утопаем в грязи": репортаж из приграничных аулов

На что ещё жалуются жители аулов Зортобе и Карабау в Туркестанской области на границе с Узбекистаном.
Зортобе и Карабау находятся в 95 км от Шымкента и всего в паре километров от Ташкента. Вроде бы прекрасная в экономическом плане локация: паси скот, выращивай овощи и торгуй с соседями. Но здесь время будто бы застыло в веке девятнадцатом: дети таскают воду на ишаках и повсюду грязь бездорожья.

Кроме отсутствия инфраструктуры, люди жалуются на запах газа, который идёт от одного из крупнейших в Казахстане подземных газохранилищ "Полторацкое". Сельчане буквально сидят на газе, но соцобъекты аула отапливаются углём.

"Кипятим и пьём из арыка"

Воскресным утром 5 февраля полсотни зортобинцев собрались на въезде в аул. Накрапывал дождь, и неприятный холодный ветер заставлял собравшихся поеживаться. Сельчане наперебой начали рассказывать корреспондентам Informburo.kz о проблемах села.

"Место, где мы проживаем, считается опасной зоной, потому что под нами находится газовое хранилище. С давнего времени от него идёт запах газа. Местные жители дышат воздухом, в котором есть множество вредных веществ. Дети, старики болеют. Но никто из сидящих наверху не помогает нам", – пожаловался житель Зортобе Сайдулла Нурсеитов.

По его словам, улицы аула больше полувека не асфальтировались и дети вынуждены ходить в калошах и резиновых сапогах. Интернет в селе слабый, и людям приходится взбираться на сопки, чтобы ловила сеть.

Но самая злободневная проблема – доступ к питьевой воде. Сельчанам приходится её покупать, а те, кто не может, кипятят и пьют из арыка.

"Вот так набираем и пьём отсюда. А что нам ещё остаётся делать? Говорят же, живой человек, будет выживать. Так и мы. Кипятим, но всё равно иногда в больницу обращаемся", – набрав пластмассовым ковшом из арыка в ведро, местный сварщик Темирхан Курдиев глотнул воды, будто демонстрируя, что сельчане не врут.

Помощник бия аула Зортобе Оразалы Абдыкаликов отвёз нас на окраину села, чтобы показать объекты газохранилища и торчащие из земли железные трубы, откуда время от времени происходят выбросы. В небе над объектами растворялись клубы то ли дыма, то ли газа.

"Из-за отсутствия воды сельские огороды опустели. Газ в дома провели только десять лет назад. То, что сейчас течёт по арыкам, – это талая вода, ею пользуются 400 домов. Воду, которая приходит с рек, осенью останавливают. Дают два дня, потом вода уходит в соседний аул Жамбыл. Два раза в неделю пьём. В остальное время вынуждены покупать по 500 тенге за 100 литров. Но не у всех есть возможность. Питьевую воду привозят с арыков Зак и Ходжахан рядом с узбекской границей", – рассказал по пути Абдыкаликов.

С окраины Зортобе сквозь смог от печей частного сектора узбекской столицы виднеются вдалеке небоскрёбы Ташкент-Сити. А возле аула – объекты газохранилища: многочисленные трубы, краны, подстанции с предупреждающими надписями о противопожарной безопасности.

"Мы приехали сюда, чтобы показать вам место, где производятся выбросы отходов газа. Здесь была почерневшая почва, её засыпали экскаватором. В ауле бывает запах. Обычно ночью. Мы и раньше говорили, и сейчас говорим, что запах газа идёт в аул и отравляет его", – пояснил Оразалы Абдыкаликов.

Заметив съёмочную группу, из здания одного из объектов к журналистам вышли несколько рабочих-операторов. Они предупредили, что видеосъёмка разрешена только с позволения руководства, но его здесь нет. Мы попросили связаться с начальством и предупредить о собрании в сельской школе, чтобы представители газохранилища тоже явились туда. Но никто на собрание так и не пришёл.

По пути в школу помощник бия попросил водителя остановиться возле уложенных в качестве тротуара ещё советских бетонных плит.

"Чтобы аульные дети не вязли в грязи, в 2020 году всем аулом скинулись и своими силами положили эти плиты. Со стороны государства не было никакой помощи", – сообщил Оразалы Абдыкаликов.

Сказать, что в Зортобе вообще нет асфальтированных дорог, нельзя. Буквально месяц назад на некоторых улицах аула начали класть асфальт. Но ремонт выглядит наскоро сделанным и обрывочным. Строители, кажется, очень торопились освоить бюджетные средства.

"Все забыли наш аул"

Основной заработок в здешних местах – выращивание овощей в теплицах. Владелец одной из теплиц в 15 соток Нуржан Куандыков показал нам молодые саженцы баклажана, самодельную капельно-оросительную систему, двойной слой целлофана и два угольных котла, которыми отапливается теплица. Возле теплицы блестели после дождя большие горы шубаркольского угля.

"Основные затраты – уголь и оплата рабочим. Подключать газ нам разрешения не дают.  Если в прошлом году по 20 тысяч покупали тонну, то в этом уже 27 тысяч стоит. На три месяца тонн семьдесят угля уходит. Раньше хоть субсидии давали на удобрения, помощь была. Как прекратили с 2017–2018 годов выплачивать, тяжело стало. Если хотя бы по 20 тысяч за сотку субсидии давали, это 300 тысяч тенге, мы бы рабочим-кочегарам за пару месяцев зарплату выдали. Это уже была бы помощь для нас. Водой пользуемся дождевой, а с января по март покупаем водовозами. На два-три дня надо тонн десять воды", – рассказал владелец теплицы, дающий работу шестерым сельским жителям. За год он собирает до 30 тонн овощей, которые потом скупают реализаторы.

Прослышав про журналистов, в Зортобе приехали люди из соседнего села Карабау, что в трёх километрах от Зортобе, и сообщили, что тоже хотят рассказать о своих проблемах. В центре Карабау собралось несколько десятков мужчин, которые жаловались на те же проблемы, что и зортобинцы.

"Народ так радовался в своё время, когда страна получила независимость. И вот с тех пор ни одного изменения нет в ауле, хотя на границе живём, рядом с газом. Все забыли наш аул. Десять акимов сменилось, все обещают и пропадают. Асфальта нет, пьём из арыка, водопровода и тротуаров для детей в школу нет, медпункта нормального нет, спортом молодёжи заняться негде. По указу президента во всех приграничных сёлах должно быть освещение. А мы всем селом скинулись и уличное освещение сами провели", – рассказал житель Карабау Мадиар Кударатуллаев. Каждый из сельчан упрашивал журналистов проехать на его улицу, чтобы показать, в какое месиво она превращается в ненастье.

Пока мужчины Зортобе обсуждали у крыльца местной школы сельские проблемы, в актовом зале учебного заведения собрались женщины. Они наперебой стали жаловаться на отсутствие питьевой воды, плохие дороги, невыплату детских пособий. Калипа Рыспаева рассказала, что 50 лет назад приехала в Зортобе келинкой и с тех пор не видела особых улучшений в жизни аула.  

"Дети разъехались кто куда в поисках работы. В Актау, в Атырау на вахтах работают. Для молодёжи в ауле работы нет. Для скота пастбищ не хватает. Богатые между собой распределили. А если скот не держать и молока нет, как детей кормить? Для чего мы вообще тогда в ауле живём? Говорят про строительство нового Казахстана, а у нас воды нет и будто конец света", – посетовала Калипа Рыспаева.

Не поленились сельчане в выходной день открыть местный фельдшерско-акушерский пункт (ФАП) 1986 года постройки, чтобы показать, в каком он плачевном состоянии. В здании начался ремонт. Демонтировали старые деревянные полы, установили пластиковые окна, новые пластиковые трубы и радиаторы. Но пока ФАП по-прежнему будет отапливаться углём.

Акушерка аула Роза Калжанова рассказала, что сельчане в основном приходят с жалобами на почки, печень и головокружение. В день в медпункт обращаются в среднем 25–30 человек. Она предполагает, что это может быть из-за того, что люди пьют грязную воду.

– Много людей обращается с плохим самочувствием, головокружением, с жалобами на почки, печень, селезёнку. Мы направляем их на УЗИ и к терапевту, – сообщила Калжанова.  

– Но вы не считаете, что это может быть от влияния газа? – спросили мы.

– Нет, – ответила акушерка.  

"Негативного воздействия не выявлено"

Подземное хранилище газа "Полторацкое" (объём хранения – 350 тысяч кубометров)  принадлежит АО "Интергаз Центральная Азия", которое занимается транспортировкой, хранением и распределением природного газа на Туркестанскую, Жамбылскую, Алматинскую области и в Кыргызстан. В АО уверяют, что в рамках природоохранных мероприятий ведут постоянный мониторинг выбросов загрязняющих веществ, среди которых сероводород, метан и смесь природных меркаптанов.

26 января по жалобе жителей в Зортобе представители АО проверили газоанализатором качество воздуха на присутствие углеводородов. Согласно протоколу совещания, на котором были и областные чиновники от департамента экологии, руководство района и прокуроры, превышение предельно-допустимых концентраций не зафиксировано.

"Исходя из полученных результатов замеров не выявлено негативного воздействия деятельности подземного хранилища газа на окружающую среду сел Зортобе, Жибек Жолы, Ташкулак, Жонарык, Карабау", – говорится в протоколе.

Несогласные с этим жители сёл направили протокол разногласия в Министерство энергетики, в котором указали, что сельчанам не предоставили ежеквартальные отчеты по замерам с 2018 по 2022 год, не проверили воздух на наличие оксида серы, сероводорода и оксида азота согласно стандартам госэкоэкспертизы, да и сам протокол, мол, оформлен формально.

"Просим протокол считать недействительным, провести более расширенное заседание и более детальное исследование на наличие или отсутствие вредных веществ в атмосфере с привлечением компетентных органов и профильных специалистов", – обратились сельчане в министерство и теперь ждут ответа.  

"Мы понимаем, что перенести газохранилище невозможно. Наверняка есть современные технологии, позволяющие, например, собирать эти выбросы и вывозить в другое место. Они же лёгкий способ выбрали. У подножия холма выпускают, а дышим этим мы", –  прокомментировал ситуацию житель Зортобе Сайдулла Нурсеитов.     

Обещания акима

Аким сельского округа Жибек Жолы, к которому относятся Зортобе и Карабау, Аскарбек Сейтжапбаров в телефонном разговоре сообщил, что семь аулов округа с населением около 22 тысяч человек питьевой водой обеспечены всего на 27%.   

"Из-за газохранилища скважины копать запрещено и воду можем брать только с Узбекистана. На сегодня на строительство водопровода из республиканского бюджета выделено 100 млн тенге. Проект призван обеспечить чистой питьевой водой аулы, в том числе Зортобе и Карабау. Есть поручение президента и правительства. Проводятся конкурсные процедуры. Ожидаем, что в следующем году начнётся строительство", – сообщил Аскарбек Сейтжапбаров.

Что касается запаха газа, на который жалуются сельчане, аким сказал, что этот вопрос не в его компетенции, и жители в случае несогласия с результатами замеров могут оспорить их в суде.

"Газ выпускают, запах приходит. Тут скрывать нечего", – признал проблему аким.

В прошлом году, по его словам, в семи сёлах постелили 6,5 км асфальта, из которых 3,5 км в Зортобе по госпрограмме "Ауыл – Ел бесігі" ("Аул – колыбель страны").

"В этом году ещё на двух улицах Зортобе, Ардагерлер и Жастар, в рамках текущего ремонта будет уложен щебень. Потому что, например, в аулах Карабау и Жанатурмыс асфальтирование – 0%, а в Зортобе – 70%, – озвучил он вызывающую недоумение цифру. – От сельского бюджета это не зависит. Заасфальтировать сразу улицы всех семи аулов невозможно. К тому же до строительства водопровода строить дороги нецелесообразно и затратно. Поэтому мы ждём сначала воду, только после этого можно говорить о полном асфальтировании улиц".

Аким также разъяснил, что из-за нехватки мощностей нынешней газораспределительной станции соцобъекты сёл и теплицы пока не имеют возможности подключиться к газу.

"Построена новая автоматизированная газораспределительная станция (АГРС) "Жибек Жолы", но пока не введена в эксплуатацию. Организация "КелесТрансГаз" обещала, что в этом году начнёт работу, и если станция заработает, то школы, ФАПы и теплицы смогут подключиться к газу", – пообещал Аскарбек Сейтжапбаров.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь