Почему узбекские мигранты отправляются в Россию

0
147

Почему узбекские мигранты отправляются в Россию

Российская экономика, устоявшая в условиях санкционного давления Запада, после кратковременной паузы вновь стала привлекательной для трудовых мигрантов из Узбекистана. За второй квартал этого года в Россию въехало более трех миллионов мигрантов – это рекордный показатель за последние шесть лет. При этом почти половина из них – это узбекистанцы.

Корреспондент Podrobno.uz поговорила с директором Центра исследовательских инициатив Ma"no Бахтиером Эргашевым, чтобы понять, как антироссийские санкции сказались на доходах трудовых мигрантов, как долго Россия будет оставаться привлекательным трудовым рынком для наших соотечественников и почему такое огромное количество граждан нашей страны отправляется за работой в соседние страны.

– На ваш взгляд, насколько сильно отразились антироссийские санкции на трудовых мигрантах из Узбекистана?

– Первые два месяца после введения антироссийских санкций, действительно, были довольно напряженными. Экономика России испытала стресс: санкции были жесткими и системными, били по наиболее важным отраслям российской экономики, наблюдалось снижение курса рубля по отношению к доллару. Это вызвало панику среди узбекских трудовых мигрантов. Мы знаем, что в этот момент начался их отток из России. Из-за обесценивания рубля они начали очень сильно проигрывать.

Но уже к концу апреля – в начале мая эксперты, которые следят за ситуацией, увидели, что экономика России выдержала санкционный удар. Рубль стабилизировался, а уже в апреле он начал укрепляться и вскоре даже превзошел досанкционные показатели. Инфляционные процессы, как этого ожидали те, кто вводил антироссийские санкции, не пошли. Третий квартал, наоборот, показывает происходящую небольшими темпами дефляцию.

За ситуацией на валютном рынке России, укреплением позиций рубля внимательно наблюдали не только эксперты, но и трудовые мигранты, как наиболее заинтересованная группа. Укрепившийся рубль – наилучшая ситуация для людей, которые получают заработную плату в рублях и переводят их в доллары. Именно это сыграло стимулирующую роль для усиления процессов трудовой миграции в Россию, и этот процесс продолжается по сей день.

Трудовые мигранты поняли, что российская экономика устояла, в экономике есть спрос на рабочую силу, Россия по-прежнему заинтересована в привлечении рабочей силы из-за рубежа в самые разные отрасли экономики, начиная от сферы строительства и сельского хозяйства и заканчивая сферой услуг и розничной торговли.

Поэтому и произошел тот рост потоков трудовой миграции из Узбекистана: почти половину из трех миллионов трудовых мигрантов, которые прибыли работать в Россию в первом полугодии, составили узбекистанцы. Они поняли, что экономика, которая выдержала санкции, имеет перспективы для дальнейшего развития. Этот поток доказывает, что трудовые мигранты видят российский рынок труда перспективным для себя.

Понятно, что в условиях углубления конфронтации между Россией и Западом и развернувшейся санкционной войны экономика России и отдельные ее сектора будут испытывать определенные проблемы, но в целом падения экономики страны, как это ожидалось западными экспертами, не произошло, и это будет стимулировать потоки трудовой миграции в Россию.

– Остается ли все так же привлекателен с точки зрения преимуществ для трудовых мигрантов Евразийский экономический союз в условиях геополитического противостояния Запада и России?

– Рынок ЕАЭС – это не только Россия, но и Казахстан. Основные потоки трудовых мигрантов из Узбекистана, конечно же, большей частью направлены на эти страны. По разным оценкам, в 2021 году в России работало больше двух миллионов трудовых мигрантов из Узбекистана. Кроме того, свыше 400 тысяч узбекистанцев работало в Казахстане.

Привлекательность этих рынков труда прежде всего обусловлена отсутствием необходимости получения визы. Это очень важно для трудовых мигрантов. Второй фактор, это, конечно же, географическая близость. Одно дело Корея, Турция и тем более страны Европы и совсем другое дело страны, до которых, грубо говоря, можно добраться на автобусе.

Свою роль играет и общее постсоветское гуманитарное пространство. И в России, и в Казахстане у любого трудового мигранта всегда есть какой-то минимальный набор языковых знаний. Это тоже является очень важным при выборе того, где человек может работать.

Кроме того, и в России, и в Казахстане последние полгода происходит некоторое укрепление национальных валют по отношению к доллару, что делает привлекательным эти рынки труда для наших трудовых мигрантов, потому что при конвертации в доллары их заработанные деньги становятся более весомыми.

– Некоторые эксперты стали активно говорить о том, что Узбекистан из-за денег мигрантов попадает в зависимость от РФ. Другие, наоборот, утверждают, что чем сильнее в экономическом плане будет Россия, тем лучше пойдут дела у Узбекистана. Что вы думаете по этому поводу?

– Говорить о феномене трудовой миграции в принципе очень трудно. Прежде всего, надо понимать, что в условиях Узбекистана феномен трудовой миграции имеет объективный характер. Демографический рост, который происходит в Узбекистане последние 40 лет приводит к тому, что сегодня ежегодно на рынок труда выходит значительное количество молодежи. В последние 20 лет это около 500 тысяч выпускников школ ежегодно.

В лучшем случае, около 20% из этих молодых людей поступает в вузы, небольшая часть направляется на службу в Вооруженные силы. Устойчивых рабочих мест, прежде всего, в промышленности, создается недостаточно. Поэтому и существует проблема трудовой миграции.

К сожалению, экономика Узбекистана пока не может создать необходимое количество рабочих мест. Конечно, это большая потеря для страны, потому что мы тратим огромные деньги на то, чтобы воспитывать и давать образование нашим детям. А они потом едут работать в другие страны, поднимать их экономики и увеличивать их ВВП.

Те несколько миллиардов долларов, которые они присылают, несопоставимы с той пользой, которую они могли бы принести, если были задействованы в нашей экономике и работали на рост внутреннего валового продукта Узбекистана.

Да, есть те, кто считает, что трудовая миграция может привести к зависимости от стран-реципиентов, и чем больше поток, тем больше зависимость. Такая опасность, несомненно, существует. В любой момент страна, которая принимает большие объемы трудовых мигрантов, может пойти на ужесточение каких-то правил, это может стать инструментом воздействия на внутреннюю или внешнюю политику той или иной страны, откуда идут миграционные потоки.

Однако, как мне представляется, эта опасность сильно преувеличена. Та же Россия находится в серьезной демографической яме. В российской экономике есть целые сектора, которые сейчас не могут полноценно функционировать, если там не будут задействованы определенные объемы трудовых ресурсов, не будут работать трудовые мигранты.

Поэтому игра с манипулированием вопросами трудовой миграции обоюдоопасная. Она имеет свои негативные последствия как для страны, откуда происходит поток трудовых мигрантов, так и для стран-реципиентов, где они работают.

Поэтому пока в России есть проблемы с необходимым количеством трудовых ресурсов, вряд ли она будет педалировать эти вопросы. Могут быть какие-то сиюминутные вещи, но по большому счету, даже в долгосрочной перспективе Россия будет зависеть от трудовых мигрантов. Значит, она не будет это использовать в качестве инструмента политического и экономического нажима.

Есть люди, которые убеждены в том, что чем больше трудовых мигрантов будет в России, тем лучше, что не 2-3 миллиона, а пусть 5 или даже 10 миллионов узбекистанцев работают там. Это непродуманные ни с политической, ни с экономической точки зрения вещи.

Трудовая миграция – это наша боль. И главная задача в экономической политике – стимулирование процессов создания новых рабочих мест. Чем больше их будет, тем меньше будет трудовых мигрантов, а значит, тем больше наших граждан будет работать на рост экономики Узбекистана.

Для меня лично не только как эксперта, но и как гражданина, самый большой успех Узбекистана будет заключаться в том, что будет ликвидирована проблема трудовой миграции, когда наши граждане будут получать достойные рабочие места с достойной заработной платой в Узбекистане. Они будут жить и работать здесь, не будут разрушаться семьи, родители не будут оставлять своих детей, чтобы заработать какие-то деньги в чужих странах.

Люди должны расти, получать образование, работать, создавать семьи и растить детей у себя на родине. И страна должна создавать для этого условия. К сожалению, наша экономическая политика пока не может похвастаться тем, что мы решили проблему создания ежегодного достаточного количества устойчивых источников занятости.

– Будет ли Россия в перспективе оставаться крупным трудовым рынком или Узбекистану удастся переориентироваться на ЕС, Турцию и другие страны?

– При всех нынешних пертурбациях, наблюдающейся геополитической и экономической турбулентности – российский рынок труда будет оставаться привлекательным для узбекских трудовых мигрантов в силу тех причин, о которых я говорил выше. Поэтому, я думаю, что в средне- и даже долгосрочной перспективе трудовая миграция из Узбекистана в Россию будет сохраняться.

Однако, я не думаю, что она будет увеличиваться: надеюсь, что реформы, которые реализуются в Узбекистане, дадут результаты, и мы сможем прийти к тому, что будет происходить постепенное сокращение объемов трудовой миграции за рубеж.

По статистике и наблюдениям, которые может проводить каждый человек, можно увидеть, что сейчас есть серьезный рост числа трудовых мигрантов в Турцию. Но в самой Турции очень серьезно стоит вопрос создания рабочих мест. Там тоже наблюдается серьезный демографический взрыв, поэтому страна не сможет абсорбировать значительное, сравнимое с Россией количество трудовых мигрантов из Узбекистана.

Несколько десятков, возможно, сотен тысяч узбекских трудовых мигрантов будут работать в Турции. Но я плохо себе представляю, чтобы несколько миллионов узбекистанцев нашли достойную работу в Турции. Там своих хватает.

Также есть определенные перспективы на рынке труда Южной Кореи. Но, опять же, это не будут потоки многомиллионных отрядов узбекских трудовых мигрантов. В самые благоприятные периоды там могут работать максимум 100-200 тысяч, но вряд ли Корея способна принять больше.

Перспективным рынком постепенно может стать Китай, где произошли очень серьезные демографические изменения. В результате реализации политики "Одна семья – один ребенок" КНР сейчас начинает сталкиваться с серьезным дефицитом рабочей силы: происходит старение населения, а трудоспособной молодежи мало. Исправить эти демографические перекосы Китай сможет в лучшем случае лет через 30. И поэтому уже в ближайшее время эта страна может стать интересным рынком для узбекских трудовых мигрантов. Однако, чтобы попасть туда, будет стоять вопрос визы. Насколько это будет влиять на выбор наших трудовых мигрантов, нужно будет изучать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь