После «Крокуса»: как найти общий язык?

0
76

После «Крокуса»: как найти общий язык?

После ужасного теракта в «Крокус сити холле», исполнителями которого стали граждане Таджикистана, отношения двух стран переживают тяжелые времена.

Дерзкое нападение на мирных людей не могло не привести к усилению проверок находящихся в России мигрантов, ужесточению миграционного законодательства, раскрытию целого ряда коррупционных схем в миграционной сфере и, соответственно, «осложнению жизни» самих мигрантов. И совершенно естественно, что «частым гребнем» прочесывают именно граждан Таджикистана.

По-человечески им можно только посочувствовать. Из-за нескольких подонков, которые согласились на зверскую расправу с мирными людьми, страдают добропорядочные граждане. Но позиция, которую после трагедии в Крокусе занял МИД Таджикистана, вызывает, мягко говоря, недоумение, если не «серьезную озабоченность».

То внешнеполитическое ведомство недовольно отношением правоохранительных органов РФ к террористам. Теперь «на ковер» вызван российский посол по поводу «нарушения прав и свобод» граждан Таджикистана в России. Ссылаясь на «дух и традиции российско-таджикских отношений», МИД Таджикистана возмущен усиленными проверками документов граждан этой страны и даже рекомендует им отказаться от поездок в Россию.

А вот теперь давайте вместе подумаем. Каким образом мог возникнуть «затор» из граждан Таджикистана на границе, если бы отношения между народами на самом деле не были дружескими? Турция поступила просто: ввела визовый режим для ВСЕХ граждан Таджикистана. Именно по национальному признаку. А там сами разбирайтесь, кто у вас террорист, а кто рядом стоял, но таджикам вход запрещен. Для профилактики.

В России, по данным властей Таджикистана, проживают более 3 миллионов этнических таджиков. В 2023 году российские паспорта получили более 160 тысяч граждан Таджикистана, а за два года — больше 300 тысяч. Как сообщает эксперт по работе с мигрантами Вадим Коженов, после теракта в Крокусе массового отъезда граждан Таджикистана из России не наблюдается. Какой процент от 3 млн. составляют люди, которые задержались в пути из-за ужесточившихся проверок документов после террористического акта? Если руководствоваться нормальной логикой, а не попытками МИД Таджикистана спровоцировать скандал, становится очевидным, что «пробки» обусловлены огромным пассажиропотоком между двумя странами. Что, кстати, говорит о том, что таджики алармистским призывам своего министерства иностранных дел не вняли и продолжают ездить в Россию. В отличие от чиновников, они прекрасно понимают, что им здесь ничего не грозит, и никто их не дискриминирует.

Естественно, хотелось бы, чтобы российские граждане были надежно защищены от террористических угроз, а граждане таджикские продолжали спокойно жить и работать в РФ с соблюдением российского законодательства. Как этого достичь?

Для этого нужно внимательнее приглядеться к личностям исполнителей теракта. Да, у террористов национальности нет, и свидетельством тому – «интернациональный» состав украинской агентуры, осуществляющей диверсии и теракты на территории России. Но у террористов есть социальный портрет: это малообразованные, психологически нестабильные люди, изолированные от общества и это общество ненавидящие. И вот один идет взрывать военкомат, другой – лить зеленку в избирательную урну, третий – стрелять в одноклассников, а четвертый – в посетителей концерта.

У иностранных граждан есть и дополнительная трудность при интеграции в российское общество: языковой барьер. Последовавшие за террористическим актом проверки в сфере приема экзаменов по русскому языку выявили огромные масштабы коррупции, когда коммерсанты за деньги выдавали сертификаты мигрантам, вообще не владеющим языком страны пребывания. Все довольны. Коррупционеры получили деньги, а мигранты – документы, разрешающие пребывание в РФ.

Но последние редко задумываются над тем, каково жить в России «безъязыким». Это влечет за собой целый ряд проблем для них самих: социальную изоляцию, замкнутость в рядах диаспоры, зависимость от работодателей и диаспоральных «правозащитников», невозможность заниматься квалифицированным высокооплачиваемым трудом, получать образование и т.д. Этим с удовольствием пользуются преступники, радикальные «проповедники» и иностранные спецслужбы. Языковая проблема касается не только граждан Таджикистана, но и прибывающих в Россию граждан других стран.

И если уж властям так хочется «защитить права» своих граждан, проживающих в России, следовало бы начать с глубокого изучения русского языка в школах стран Центральной Азии и Закавказья, придания ему официального статуса и обеспечения своему народу возможности говорить на русском языке так же, как и на родном. Тогда и «защищать» их бессовестными методами не придется. Хотя не произносите в присутствии МИД Таджикистана слово «совесть».