Расширение ШОС: новые горизонты сотрудничества

0
150

Расширение ШОС: новые горизонты сотрудничества

30 августа на площадке дискуссионного клуба «Пикир» прошёл международный круглый стол на тему: «Расширение ШОС: новые горизонты сотрудничества»

 
В мероприятии приняли участие посол Ирана в Кыргызстане, дипломаты, журналисты, учёные, политики, общественные деятели, политические аналитики, эксперты по вопросам безопасности, военные эксперты из Кыргызстана, России, Казахстана, Узбекистана.

В ходе дискуссии эксперты обсудили следующие вопросы:

Какие новые горизонты сотрудничества открывает расширение ШОС?
Способен ли военно-политический потенциал ШОС купировать угрозы для Центральной Азии, исходящие из Афганистана?
Каковы перспективы взаимодействия ОДКБ и ШОС в плане противодействия вызовам и угрозам?
Каковы перспективы создания в Центральной Азии международных транспортных коридоров на фоне расширения ШОС?
Основные тезисы выступлений:

Артур Сулейманов, кандидат политических наук, эксперт-аналитик Центра геополитических исследований «Берлек-Единство», замзавкафедрой международных отношений, истории и востоковедения УГНТУ (Уфа, Россия):

«1. Самаркандский саммит — это не рядовое международное мероприятие.  Эту встречу нельзя рассматривать в отрыве от текущих международных процессов. Здесь, в первую очередь, нужно говорить про специальную военную операцию России на Украине и обострение китайско-американских отношений из-за Тайваня.

Все участники предстоящей встречи прекрасно понимают и просчитывают эти моменты, как и то, что энергетический кризис в Европе на фоне наступления зимы может сыграть свою роль в украинских событиях. Ухудшение отношений между Китаем и США также является важным аспектом, затрагивающим предстоящий саммит. Вероятнее всего, Китай сейчас как никогда заинтересован в максимальной поддержке со стороны партнёров. И это желание может перерасти в совершено конкретные китайские инициативы и предложения в ШОС.

2. Внешние факторы так или иначе, но влияют на общее целеполагание всех участников саммита ШОС и определяют их нацеленность на максимальную эффективность от встречи. Уникальность предстоящего саммита в том, что всем участникам встречи понятны интересы друг друга, они конкретные и прозрачные.

Для России ШОС является элементом архитектуры Большой Евразии и рассматривается в контексте евразийской интеграции и некого сопряжения с ЕАЭС. Для Китая ШОС открывает дорогу к инициативе «Один пояс – один путь». Для центральноазиатских республик – это новые экономические возможности и активизация прежде всего российских и китайских бизнес-проектов, инвестиций. Да и в целом повышается экономическая и политическая субъектность Центральной Азии.

В политическом плане всё тоже довольно прозрачно. Для России и Китая важным является взвешенная поддержка внешнеполитических решений по Украине и Тайваню со стороны партнёров – стран-участниц ШОС. Особенно того расклада, который сложится к осени текущего года.

3. Для Китая тайваньский вопрос и инициатива «Один пояс – один путь» являются архиважными. Особенно в контексте предстоящего съезда КПК, который состоится в октябре. Пандемия заморозила китайскую инициативу Пути, а приезд спикера нижней палаты Конгресса США Нэнси Пелоси на Тайвань значительно обострил китайско-американские отношения. Вероятнее всего, на съезде партии эти два вопроса будут основными и по ним следует ждать решений.

Если проанализировать китайские проекты в Центральной Азии, то следует отдельно выделить строительство железной дороги «Китай – Кыргызстан – Узбекистан» и ветки газопровода «Центральная Азия – Китай». О них в последнее время активно говорят в СМИ.

Есть вероятность того, что эти проекты могут получить развитие и поддержку со стороны ШОС. Естественно, если Китай их профинансирует. Другое дело, что в регионе до сих пор нет общего подхода к проектам.  

4. Повестка саммита насыщена важными решениями. Подписание 28 документов подчёркивает последовательность и динамичность в развитии интеграционного объединения, а также раскрывает потенциал ШОС по многим направлениям.

Если взять за основу проект Самаркандской декларации, как основного документа саммита, то в нём будут содержаться консолидированные позиции государств по ключевым вопросам глобальной и региональной повестки.

Среди документов, которые планируется подписать, необходимо выделить комплексный план по реализации договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, программу промышленной кооперации, концепцию транспортной взаимосвязанности, положение о почетном звании «Посол доброй воли ШОС».

В Самарканде пройдёт процедура по приёму Ирана в ШОС и по предоставлению статуса партнёров по диалогу Египту, Катару и Саудовской Аравии. Беларусь в этом году также подала заявку на присоединение к ШОС в качестве полноправного члена.

5. Начинается новый этап развития ШОС, ориентированный на расширение организации и консолидацию потенциалов стран-участниц. Это решение является обоснованным с экономической и политической точки зрения.

Важным аспектом самаркандского саммита является обсуждение ситуации в Афганистане. Уделяется стратегическое значение восстановлению экономики Афганистана, реализации крупных инфраструктурных проектов с его участием и интеграции в региональные экономические проекты.

6. Наблюдается сближение ШОС и ЕАЭС, которое носит взаимовыгодный экономический характер.

18 мая в Москве прошла встреча председателя ЕЭК Михаила Мясниковича и генерального секретаря ШОС Чжан Мина. В ходе переговоров удалось обсудить и согласовать план общих мероприятий на 2022-2025 годы. Окончательная редакция документа, вероятнее всего, будет одобрена и принята во время саммита ШОС в Самарканде.

Немаловажным условием углубления сотрудничества служит торговля. Так, по официальным данным, товарооборот ЕАЭС и стран ШОС, не входящих в Союз, в 2021 году увеличился на 25% по сравнению с 2019 годом и достиг почти 200 миллиардов долларов. Это результат совместной работы, предполагающей сопряжение в транспортно-логистической сфере, а также в области технического регулирования. Расширение торгово-экономического сотрудничества ШОС и ЕАЭС имеет серьёзный потенциал, который на сегодняшний момент ещё не раскрыт полностью.

7. Валютная повестка ШОС и ЕАЭС, как правило, сводится к обсуждению дедолларизации и переходу на расчёты в национальных валютах. По крайней мере, такие разговоры в последние десять лет ведутся периодически и привлекают внимание экспертов. Но если раньше такой сценарий казался маловероятным в обозримой перспективе, то сейчас ситуация меняется.

И здесь важно выделить общую заинтересованность в ослаблении зависимости от доллара и укреплении национальных валют.

Например, Индия заинтересована в этом, как никто. Доля экспорта в США у этой страны составляет около 15% и импорта – 5%. При этом более 80% расчётов по экспорту и импорту осуществляется в американских долларах.

Россия и Китай ещё после мирового финансового кризиса 2009 года предложили создать международную резервную валюту. Однако на тот момент полного понимания по этому вопросу не было. Сейчас ситуация переходит в новую плоскость, когда, действительно, можно перейти к более детальной проработке валютной повестки.

Отдельно отметим, что во внутренних расчётах между Россией и Китаем американский доллар ещё по итогам 2021 года заметно просел и составил не более одной трети от общей суммы сделок. Вероятнее всего, в 2022 году тенденция дедолларизации двухсторонних расчётов продолжится, и американская валюта будет постепенно выдавлена. 

8. ШОС – это одна из интенсивно развивающихся организаций в политическом, экономическом и научно-техническом плане. На государства ШОС приходится примерно половина населения планеты и четверть мирового ВВП.

В глобальном значении, если оставить за скобками высокую экономическую мотивированность стран в предстоящем саммите и его насыщенную повестку, происходит формирование нового порядка мироустройства.

Это не только перелом в международных отношениях и их глобальная перестройка, но и ответ на усиление политической и экономической турбулентности в мире, активизация реального сотрудничества по взаимовыгодным направлениям».

Саид Харази, Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран в Кыргызской Республике:

«В начале своего выступления считаю необходимым поздравить всех уважаемых участников, а также правительство и дружелюбный кыргызский народ с наступающим Днем независимости Кыргызской Республики. Надеюсь, что день за днём мы станем свидетелями еще бОльшего укрепления основ независимости Кыргызской Республики. Также выражаю свою признательность руководству клуба «Пикир» за приглашение принять участие в этом круглом столе. Тот факт, что руководство клуба выбрало тему Шанхайской организации сотрудничества в качестве предмета сегодняшнего обсуждения, свидетельствует о серьёзном и внимательном отношении руководства клуба к этой важной региональной организации.

Как вам известно, мировой порядок меняется. Завершается однополярный мир, и ему на смену грядёт новый многополярный порядок. Рычаги давления системы господства теряют свою эффективность. В течение последних четырёх десятилетий укрепляется региональное сотрудничество между странами в различных форматах. Региональные организации завоевали важное место в создании многополярного миропорядка. Страны хорошо осознали, что для поддержания и обеспечения собственных национальных интересов и безопасности наряду с международным взаимодействием и активным присутствием в глобальных платформах и организациях им следует выгодно использовать механизмы региональных организаций. Опыт показал, что многие потребности и вызовы стран, в том числе политические, экономические, оборонные и культурные, могут быть решены в рамках этих региональных организаций. 

Инициатива создания Шанхайской организации сотрудничества в 1996 году пятью странами и увеличение числа её постоянных членов и наблюдателей до 11 стран за последние годы является одним из успешных примеров регионального сотрудничества. Одной из миссий членов ШОС является формирование многополярного миропорядка на основе общепризнанных принципов международного права, многовекторности и общей, всеобъемлющей, стабильной и обширной безопасности.

Различные причины и мотивы побудили страны-члены Шанхайской организации сотрудничества создать данную региональную платформу. Представляется, что наиболее важным и главным фактором создания этой организации стала озабоченность стран региона ростом угроз безопасности, вызванных распространением терроризма, экстремизма, производством наркотиков и организованной преступностью в регионе. К сожалению, сегодня, несмотря на все приложенные усилия, масштабы терроризма и экстремизма не только не уменьшились, но и расширились по сравнению с прошлым. Действия и движения Америки в отношении террористических группировок в регионе – от Сирии до Ирака и Афганистана и т. д. – не только не уменьшили риск нарастания угроз со стороны террористических групп, но и придали этим угрозам новые масштабы.

Предстоящая встреча глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, намеченная на 15-16 сентября в Самарканде, является важной по различным соображениям. Эта встреча проходит в условиях, когда прошёл год с момента безответственного вывода вооружённых сил США из Афганистана. Террористические группировки в Афганистане активизировались больше, чем в прошлом, и сегодня они считаются серьёзной угрозой для стран региона, в том числе Центральной Азии. Влияние и последствия украинского кризиса и санкций против России так же повысили значимость предстоящего саммита. Это первый саммит Шанхайской организации сотрудничества после начала украинского кризиса. Поэтому решения этого саммита сыграют важную роль в дальнейшем сотрудничестве стран-членов и в том, как они справятся с текущими вызовами в регионе. Несомненно, последние события на острове Тайвань, усилившие размах напряжённости в Азии, станут одной из главных тем предстоящего саммита.

В дополнение к вышеупомянутым, вызывающим обеспокоенность вопросам, одним из положительных событий предстоящего саммита в Самарканде является обсуждение тенденции вступления новых стран в полноправные члены или получения статуса наблюдателя или партнёра в Шанхайской организации сотрудничества. Представляется, что увеличение числа стран-членов, наблюдателей и партнёров ШОС может превратить предстоящий саммит в поворотный момент в 25-летней истории этой организации. Растущая тенденция экономического и торгового сотрудничества между странами-членами Шанхайской организации в последние годы говорит о том, что помимо вопросов безопасности экономическое сотрудничество между странами так же станет одним из основных и важных направлений её деятельности.

Сегодня транспортно-транзитные коридоры региона высоко оцениваются странами мира и играют ключевую роль в экономическом развитии стран. Многообразие ресурсов, имеющихся в странах-членах организации, охват около четверти населения мира на территории в 25 миллионов квадратных километров, обеспечение около трети прироста мирового ВВП делают ШОС крупнейшей региональной организацией в плане объёма экономического, культурного, политического и военного сотрудничества, а её политический и экономический статус в регионе и мире растёт день ото дня. Наряду с расширением и развитием сотрудничества между странами-членами Шанхайской организации сотрудничества также усилилась озабоченность в странах Запада из-за укрепления организации и бОльшей устремлённости стран-членов к сотрудничеству друг с другом. Поэтому прилагаются определённые усилия для ослабления организации.

Исламская Республика Иран, как страна, которая всегда делала и делает упор на укрепление регионального сотрудничества, оценивает Шанхайскую организацию сотрудничества как важную региональную организацию с большими возможностями и чёткими перспективами сотрудничества. Поэтому с первых лет создания организации вопрос заявления Ирана о постоянном членстве поднимался и ставился в повестку дня и постоянно обсуждался на различных встречах. Очень рад, что усилиями правительства Исламской Республики Иран начало процесса постоянного членства Ирана в ШОС было одобрено на саммите организации, прошедшем в прошлом году в городе Душанбе, при поддержке всех членов, в том числе Кыргызстана. Этот процесс в течение прошлого года набирал темпы, а соответствующие юридические процедуры осуществляются ускоренными мерами, что позволяет сделать ещё один шаг к постоянному членству Ирана в Шанхайской организации на предстоящей встрече.

Как вам известно, Исламская Республика Иран по прошествии 40 лет со дня победы Исламской революции является одной из стран, которые столкнулись с самыми большими вызовами в борьбе с терроризмом и экстремизмом в регионе. К примеру, сегодняшний день совпал с мученической кончиной 41-летней давности второго президента и второго премьер-министра Ирана после победы Исламской революции, который погиб в результате террористического акта, совершённого организацией мунафикинов. Генерал Сулеймани, так же павший мученической смертью в результате трусливых действий американских военных в Ираке, является величайшим мучеником на пути борьбы с терроризмом и экстремизмом в регионе. Другими словами, можно сказать, что Исламская Республика Иран является и жертвой терроризма, и героем борьбы с терроризмом. Поэтому опыт Ирана в сфере борьбы с терроризмом и экстремизмом может быть предоставлен странам-членам организации.

Помимо вопросов безопасности, Исламская Республика Иран, отдавая приоритет отношениям с соседями и приграничными странами, в настоящее время осуществляет более половины своих торговых обменов и экономического сотрудничества с соседними странами, включая страны-члены Шанхайской организации сотрудничества. В настоящее время Китай, Россия, Индия и Пакистан входят в число важных партнёров Ирана в торгово-экономической сфере. Преференциальное тарифное соглашение Ирана с Евразийским экономическим союзом так же привело к большим изменениям в сотрудничестве Ирана со странами-членами этого альянса за последние три года, и в данное время мы находимся на пороге заключения  Соглашения о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом.

Учитывая вышеизложенное, мы уверены, что предстоящий саммит может стать важной вехой на пути постоянного членства Ирана в Шанхайской организации сотрудничества. На сегодняшний день Исламская Республика Иран, проявив свою серьёзность в переговорах об отмене жестоких американских санкций, а также сопротивляясь максимальному давлению США в течение нескольких лет, добилась наилучших достижений в борьбе с экономическими санкциями, опираясь на отечественное производство. Геополитическое положение Ирана в Персидском заливе и Оманском море даёт возможность странам-членам организации пользоваться преимуществами портов Бендер-Аббас и Чабахар для доступа к морю и мировым рынкам. А многочисленные возможности Ирана внутри страны в сложившейся ситуации вполне могут быть доступны к использованию их странами региона, в том числе странами-членами Шанхайской организации сотрудничества, и создают предпосылки бОльшего усиления организации на мировой и региональной арене.

В заключение хочу ещё раз поблагодарить организаторов этого круглого стола. Надеюсь, что предстоящий саммит глав стран-членов Шанхайской организации сотрудничества в Самарканде, как переломный момент в её истории, будет иметь очень хорошие результаты для стран-членов и что мы станем свидетелями укрепления сотрудничества стран-участниц в различных областях».

 Бахтиёр Эргашев, директор Центра исследовательских инициатив «Ma'no» (Узбекистан):

«1. Прошло 6 лет со дня последнего саммита глав государств ШОС в Узбекистане, в Ташкенте – в 2016 году. Это был последний саммит первого президента И.А. Каримова. И сейчас, через 6 лет – новый Узбекистан, другой президент и новый саммит глав государств  ШОС.

2. На саммите 2016 года был решён вопрос о расширении ШОС через вступление в Организацию Индии и Пакистана. На нынешнем саммите предполагается рассмотреть вопрос вступления в ШОС Ирана.

3. ШОС превращается в серьёзную и большую организацию, объединяющую крупнейшие глобальные и региональные евроазиатские державы (КНР, Индия, Россия, Пакистан, Иран).

4. Задуманная как объединение стран, граничащих с Китаем, для урегулирования пограничных вопросов, ШОС постепенно трансформировалась в крупную межгосударственную организацию, занимающуюся вопросами борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. Кроме того, все бОльшую роль в деятельности организации начинают играть вопросы развития экономик стран организации, развития цифровых технологий, зелёной энергетики, борьбы с кибертерроризмом.

5. Расширение ШОС за счёт Индии, Пакистана, в будущем и Ирана, и, может быть, Турции превращает ШОС, наряду с БРИКС (куда входят Китай, Индия, Россия), в одну из крупнейших организаций, объединяющих страны неЗапада. И роль ШОС будет только усиливаться. Теперь организация должна стать площадкой для формирования новой повестки глобального развития, исходя из парадигмы формирования нового многополярного мироустройства.

6. Как будет развиваться мир в новых условиях? Каковы должны быть принципы развития? Где пределы глобализации и потенциал новой регионализации? Какие новые институты должны быть созданы вместо существующих, которые в основном обслуживают интересы стран «золотого миллиарда»? Каково будущее ООН?

7. ШОС будет вынуждена заниматься всё более плотно Афганистаном. Пока Афганистан был под западной коалицией, работать ШОС с Афганистаном было почти невозможно. После бегства американцев из Афганистана появилось окно возможностей для активизации работы ШОС в афганском направлении. Но режим «Талибана» – не очень надёжный партнёр для сотрудничества. И это делает усилия как отдельных стран, так и организаций вроде ШОС по созданию условий для внутриафганского урегулирования недостаточно эффективными на афганском треке.

8. ШОС и ОДКБ. Учитывая, что ОДКБ по своим целям и задачам – военно-политический блок, а ШОС – это организация, направленная на решение проблем в основном политическими и экономическими мерами, трудно найти прямые механизмы их взаимодействия. У них различные цели. Но учитывая, что четыре страны-члены ОДКБ являются одновременно членами ШОС, у них есть возможность обеспечить некоторое сопряжение деятельности двух организаций. Но остальные страны-члены ШОС могут иметь своё, отличное от них мнение по поводу сопряжения ШОС и ОДКБ.

9. ШОС, постепенно приобретающая общеконтинентальное евроазиатское наполнение, одним из главных и ключевых направлений сотрудничества должна и может сделать упор на развитие трансевразийских трансконтинентальных транспортных коридоров. И это могут быть коридоры как Север-Юг, так и Восток-Запад. При этом нужно будет добиться сопряжения их, постараться уйти от конкуренции проектов. Прежде всего, предлагаемых к реализации Китаем и Индией».

 Елена Кузьмина, завсектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, эксперт Российского совета по международным делам, кандидат политических наук (Россия):

 «Самые сложные вопросы в рамках ШОС – экономические. Если вопросы безопасности в ШОС более-менее решены, то с экономикой всё значительно сложнее.

Торговля в национальных валютах – главный вопрос. Очень интересный момент: страны ЕАЭС на 75 процентов торгуют в национальных валютах, Россия и Китай – 25 процентов, свои механизмы в торговле в нацвалютах есть у стран ЦА. А что будет мерилом этой торговли – юань, рубль, рупия? Или что-то похожее на европейское экю до введения евро? Этот сложный вопрос, задевающий национальные интересы всех государств, а также  политические и геополитические амбиции крупнейших игроков на мировой арене, ещё предстоит решать.

Ещё один очень сложный вопрос. При полном переходе в расчёты в национальных валютах необходимо решить, в какой системе они будут проходить. Уже несколько стран – действующих и будущих членов ШОС –  отключены от системы SWIFT. Россия и Китай предлагают перейти, соответственно, на российскую и китайскую системы платежей. За столько лет мы не смогли решить вопрос об открытии Банка развития ШОС. Идут споры о том, на базе чего он будет работать  – на базе Азиатского банка инфраструктурных инвестиций или на базе Евразийского банка развития, в котором участвует большинство стран ЕАЭС? В течение 10 лет дальше уже имеющегося Межбанковского совета мы не продвинулись.

Расширение ШОС – это усложнение системы, и многие вопросы решать станет ещё сложнее.  Но эти вопросы чётко определены и вынесены на ближайший саммит ШОС. Нам нужны: транспортная связанность, промышленное развитие и современная цифровая экономика. Куда двигаться, мы понимаем, но на сегодняшний день нет ни одного общего экономического проекта ШОС – есть двухсторонние, трёхсторонние проекты стран, входящих в эту организацию.

Все эти вопросы необходимо решить, чтобы можно было говорить, что ШОС –  организация экономическая. И это – не скептический взгляд, это – взгляд реалиста, считающего, что должны быть механизмы, которые нужно вырабатывать. Учитывая, что сегодня меняется не только политическая, но и экономическая системы мира, мы должны  выработать собственные правила. Особенно, если учитывать, что Евразия не ограничивается 12 странами, которые на сегодняшний день в разных форматах являются участниками ШОС. Чем эффективнее будет работа, тем больше будет желающих работать с этой организацией и внутри неё».

 Кубатбек Рахимов, исполнительный директор Центра стратегических решений «Аппликата», доктор философии по экономике (Кыргызстан):

«Риск для ШОС – это риск аморфности, риск превращения организации в дискуссионный клуб. За повторяющимися из года в год декларациями о борьбе с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом мы не видим экономики. Поэтому важные моменты следующие:

1. Банк ШОС, о котором много говорят, должен был открыться ещё вчера, перенос финансовой архитектуры на азиатское направление должен был сделан давным-давно. Если бы не сопротивление ряда прозападно настроенных экономистов в Центробанке, Минэкономразвития, Минфине РФ, мы бы давно перешли к практическому обсуждению Банка ШОС. Если и сейчас, в сентябре, не будет динамики по этому вопросу, значит, ШОС – всё-таки дискуссионный клуб.

2. Второй момент – перенос столицы ШОС в одну из стран Центральной Азии. Тот клубок противоречий, которые есть между Китаем и Индией, Индией и Пакистаном, будет давать токсичность в отношении организации, штаб-квартира которой располагается в Китае. Поэтому Центральная Азия – выбор идеальный. Давайте перенесём столицу ШОС в Кыргызстан. Думаю, что для Бишкека это будет высокая честь, мы сможем перестроиться, сможем обеспечить организацию логистическими возможностями. Можно перенести штаб-квартиру в Узбекистан – там уже располагается РАТС ШОС, есть опыт. Мы можем выбирать из четырех участников стран Центральной Азии, но столицу переносить надо – сейчас реалии другие.

3. Я являюсь сторонником разноскоростной интеграции внутри ШОС. Нам надо возродить «шестёрку», но другую: Иран, Россия плюс четыре страны Центральной Азии. Эту связку мы должны делать отдельно и перехватывать инициативу. Вот этот транспортный коридор, который мы 25 лет обсуждаем: Китай – Кыргызстан – Узбекистан, стыкуется с трансафганским коридором, который как раз-таки идёт от Узбекистана с Афганистаном на Иран и на Пакистан. Кыргызстан может выступать здесь точкой сборки».

 Айнур Курманов, сопредседатель Социалистического движения Казахстана:

«Месяц назад – 29 июля – в Ташкенте прошла встреча министров иностранных дел стран ШОС, недавно они собирались вновь. В западной прессе поспешили назвать эти переговоры чисто техническими мероприятиями на уровне внешнеполитических ведомств. Хотя как раз именно эти министерства готовят всю повестку и саму почву для принятия решений в рамках предстоящего саммита, который состоится в Самарканде 15–16 сентября.

Встречи были со всех точек зрения полезными, так как обсуждались вопросы, связанные с принятием как новых членов, так и кандидатов в члены Шанхайской организации. Также состоялось согласование проектов документов по переходу на взаиморасчёты в торговле на национальную валюту. По этим судьбоносным темам не было никаких разногласий, что говорит о дальнейшем развитии объединения.

Уже есть проекты меморандумов по предоставлению Египту, Саудовской Аравии и Катару статуса партнёра по диалогу ШОС. А уже на самом саммите должны быть приняты решения о придании аналогичного статуса Бахрейну и Мальдивам. Сейчас государствами-наблюдателями являются Афганистан, Беларусь, Иран и Монголия. Государствами-партнёрами по диалогу – Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка.

На сентябрьском Самаркандском саммите Иран станет полноправным – девятым – членом объединения и примет активное участие в мероприятии, а примерно через год в ШОС уже вступит и Беларусь. Известно также, что присоединиться к ШОС теперь хотят и арабские страны, в частности, такое желание выразили правящие монархические семьи Саудовской Аравии и Катара.

Многие эксперты, как и главы всех стран мира, сейчас внимательно следят за приготовлениями к саммиту, так как сейчас главным бенефициаром организации становится Пекин, который придаёт этому объединению более чёткие очертания и цельную структуру. Поэтому наблюдается стремление целого ряда государств непременно усилить взаимодействие с ШОС и даже вступить в неё, поскольку подобное даёт возможность стать не просто членом клуба друзей, но и деловым партнёром КНР. Ведь именно Поднебесная сейчас имеет все шансы в ближайшей перспективе превратиться из второй экономики мира в первую.

Не случайно сам Сергей Лавров на брифинге охарактеризовал возрастающую роль ШОС в мире и жгучее желание многих элит присоединиться к нему лаконичными словами: «Особо символично, что к Самаркандскому саммиту выстраивается своего рода очередь из желающих вступить в полноправные члены ШОС или присоединиться как наблюдатели и партнёры по диалогу».

Соответственно, и сама ШОС наполняется новым смыслом и превращается в реальный политико-экономический блок под эгидой Китая, который будет определять правила игры и формировать новый региональный рынок Большой Евразии, как и создавать новую платежную систему.

Уже сейчас входящие в ШОС восемь стран – Китай, Россия, Казахстан, Узбекистан, Индия и Пакистан, Киргизия и Таджикистан – составляют 60% территории Евразии, где проживает половина населения планеты – 3,4 миллиарда человек.

На первом же этапе будет повсеместный отказ от доллара как платёжного средства в совместной торговле в рамках Шанхайской организации. И уже даже это приведёт к тектоническим сдвигам и ускорит экономическое ослабление США, так как лишит их рычагов финансового контроля и диктата.

Отказ от доллара и переход на взаиморасчёты в национальных валютах только укрепит внутренний рынок и финансовую систему государств, в том числе и республик Центральной Азии.

Это – серьёзный вызов и изменение мировой торговли. Поскольку торговля в западных валютах – это одновременно была и форма поддержания этих валют. То есть когда, поставляя свои товары на мировой рынок, вы продаёте его за доллары, то вы доллару таким образом придаёте ценность, в то время как ваша собственная валюта может быть инфляционной и проблемной.

У целого ряда стран ШОС это – реальная проблема, так как у них не очень устойчивый внутренний рынок, не очень устойчивые национальные валюты. И если торговля будет вестись в собственных валютах, то это даст дополнительную опору, создаваемую их собственной экономикой. То есть они своими собственными товарами будут поддерживать свою же национальную валюту.

Это, безусловно, выгодно как России, так и всем остальным государствам-членам ШОС. Так, сейчас у РФ торговля ведётся в национальных валютах с Ираном, Индией и Китаем. И, скорее всего, в ближайшем будущем все взаиморасчёты в рамках блока БРИКС так же будут вестись в собственных валютах. В связи с этим зона использования доллара будет неминуемо сокращаться на всём земном шаре.

Сейчас многие аналитики и наблюдатели задаются вопросом: почему США так быстро поднимают ключевую ставку, когда в целом американскому правящему классу это в корне невыгодно?

А дело в том, что, по мнению экономистов, если и дальше будет происходить обесценивание доллара, то процесс перехода на национальные валюты при торговле сразу же ускорится в мире, и это будет уже не только темой ШОС, но глобальным вопросом для всех. Поэтому такая ситуация смертельно опасна для всех англосаксов.

Кстати, в этом направлении уже в рамках ЕАЭС необходимо поддержать программные предложения члена Коллегии по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Сергея Глазьева. Который не только призывает страны ШОС отказаться от использования доллара, евро, фунта, иены – валют стран, которые используют свое монопольное право на эмиссию мировых резервных валют в политических целях, недобросовестным образом нарушают свои обязательства, в том числе по участию в обеспечении валютных резервов, но и предлагает создать принципиально новую модель валютно-финансового регулирования в мире.

Так как самих национальных валют для замещения западных будет недостаточно, то на первом этапе, по его мнению, необходимо разработать такую общую модель введения новой расчётной мировой валюты в цифровом формате, которая использовалась бы исключительно в международных отношениях, была бы устойчивой, прозрачной и справедливой, защищенной от разного рода санкций.

И это очень серьёзный вызов. Создание такой электронной валюты дало бы толчок и для ускорения и углубления интеграции уже и в рамках ЕАЭС на постсоветском пространстве.

Но больше всего опасаются на Западе военного сближения ведущих стран ШОС, а именно России и Китая. Так, особое беспокойство вызвали на Западе прошедшие Армейские международные игры «АрМИ 2022», которые прошли на территории двенадцати стран: помимо России и Китая, часть мероприятий прошла в Иране, Индии, Казахстане, Узбекистане, Азербайджане, Армении и даже Венесуэле.

То есть, учитывая двуцентричность ШОС, которая стоит на плечах двух ведущих держав – России и Китая, организация также становится и прообразом нового, уже военно-политического блока под эгидой Москвы и Пекина.

Но помимо этого дипломатического и военно-экономического успеха, происходит и явное смещение точки опоры российского влияния и в Центральной Азии. Так, можно наблюдать, что более близким для Москвы партнёром становится, несмотря на некоторые проблемы, именно Узбекистан, а не Казахстан, правящая элита которого усиленно цепляется за многовекторную политику, стремясь нарастить экономическое и военное сотрудничество со странами Запада и игнорируя свои союзнические обязательства.

Э

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь