Россия и Центральная Азия объединились: кукольные театры знают «рецепт» против мировой ЛГБТ-повестки

0
67

Россия и Центральная Азия объединились: кукольные театры знают «рецепт» против мировой ЛГБТ-повестки

«Окна Овертона» открываются все шире – если еще несколько лет назад сложно было себе представить мультфильмы, книги и фильмы для детей с героями, исповедующими однополые отношения, то сейчас подобная продукция активно входит в медиаоборот. И просто запретов уже недостаточно, необходимо противопоставлять квир-пропаганде творчество нормальных людей. Но где это творчество взять? Ответ в материале «ВЭС 24»

Цивилизация смерти

Для начала разберемся с фундаментальными причинами, по которым Запад – первая и главная опора глобализма и победившего постмодерна – столь упорно насаждает ЛГБТ-повестку во всем мире, делает нормативными однополые отношения и выходит со своей офертой на рынок детской и подростковой художественной продукции.

Если говорить коротко, то мы имеем дело с настоящей цивилизацией смерти, пришедшей на смену христианскому «расколдованному», выражаясь языком Макса Вебера, и «обезбоженному», используя образы Ницше, обществу. Мы не считаем, что наш тезис о цивилизации смерти носит метафизический характер – напротив, весьма практический, а если угодно, то и биологический. Ответьте на простой вопрос: какова судьба симбиоза (партнерства) двух однополых сколько-нибудь сложно устроенных организмов? Правильно, в финале их ждет смерть. Смерть не только личная (она ждет всех), но смерть видовая, что гораздо страшнее. Мы говорим очевидные вещи, однако важно суметь донести это – не менторски, не морализируя нудно и скучно – до наших детей, на которых сегодня объявлена охота идеологов ЛГБТ-повестки.

Глобальное управление

Вынос алькова на знамена политической борьбы и нормативных социальных практик – это не просто забавно и безобидно, как до сих пор считают некоторые, это реальная атака на традиционное общество, призванная разрушить его или подточить основания. Кто-то может сказать: вы драматизируете, кому и зачем так необходимо разрушать традиционное общество? Уж не конспирология ли это все? Ничуть, никаких теорий заговора. Речь идет о комплексе инструментов социального управления и инжиниринга, востребованном широким спектром заинтересантов – начиная от политиков и политиканов всех мастей, заканчивая глобальными корпорациями.

ЛГБТ-повестка – это системная атака на базовые формы идентичности (половую, гендерную и сексуальную), то есть на основу не просто сугубо традиционного, а вообще любого более или менее сложно и устойчиво организованного общества. Если человек – и не мужчина и не женщина, и не христианин и не язычник, и не воин и не хранительница очага, то возникает резонный вопрос – а человек ли он вообще? Атомизированными, расщепленными внутри себя человеческими единицами (или человекоподобными единицами), не опирающимися на опыт предыдущих поколений, чрезвычайно легко манипулировать и с политическими, и с маркетинговыми целями. Как дом, так и человек, разделенный в себе, не устоит.

Некоторые идиоты (невежественные жулики и эквилибристы) начинают апеллировать к разным эпохам истории, утверждая, что гомосексуальные отношения – это вариант нормы, почитайте, мол, диалоги Платона и другую античную классику. Разумеется, это передергивание и шельмовство. Никто не отрицает, что извращенные отношения имели место, но они не становились фактором политической жизни общества. Афинские педерасты не собирались на Агоре, не шли по своему полису с радужными флагами и не противопоставляли себя обществу. У Сократа, напомним, была пусть и стервозная, но всамделишная жена Ксантиппа и трое детей.

Радужные рекрутеры в детском саду

Чем раньше человек потеряет свою идентичность, а правильнее сказать, не приобретет ее вовсе в ходе западных социальных и педагогических практик, тем лучше – рассуждают идеологи ЛГБТ-движения. Такие человеческие единицы – идеальный гумус для расцвета прекрасного общества будущего, лишенного и сильных, и слабых сторон человека, вообще лишенного человеческого. В детских книжках, в фильмах и мультиках Диснея, в учебниках для младших классов нормируется образ мальчика или девочки, испытывающих влечение к представителям собственного пола. На многочисленные претензии пока еще отцов и матерей, а не родителей номер 1 и родителей номер 2, руководство кинокомпаний либо никак не реагирует, либо с апломбом, понимая свою безнаказанность, говорит, что продолжит продвигать указанную тематику. Им действительно нечего бояться – любой, выступивший в общественном западном пространстве против ЛГБТ-повестки, будет отменен, будь этот любой – даже Джоан Роулинг.

IMG_20240618_062914_921.jpg
Заслон из культуры

Под «культурой» мы разумеем не однодневные феномены, скорее, эрзацы, типа того же Диснея, а художественное творчество, уходящее корнями в саму толщу человеческой культуры. Например, кукольный театр, имеющий многовековую историю. Понятно, что любая изобразительная форма может содержать в себе те смыслы, которые вкладывает в нее творец, поэтому тем более отрадно, что страны Глобального Юга в целом и нашего региона в частности понимают важность единства того и другого. Фестиваль театров кукол «Перекресток», прошедший в российском Новосибирске, собравший 17 коллективов из России, Ирана, Китая, Казахстана и Узбекистана, наглядно это демонстрирует.

IMG_20240618_062920_562.jpg
На сцене одновременно простые и сложные постановки, поднимающие понятные, но, к сожалению, забываемые в последнее время темы: любовь к Родине, ценность семьи и дружбы, морально-нравственные ориентиры, без которых нельзя сформировать из юного зрителя взрослого человека. Без нотаций, в увлекательной форме с удивительным мастерством кукольники показывают ребятишкам, что искусство – это когда щемит в области груди, а не тогда, когда просто «прикольно» и «ржачно». И диалоги актеров, не туманны и абстрактны, а вполне земные. Вот как о своем спектакле «Музыкальная чайхана» рассказывает «ВЭС 24» режиссер из Узбекистана Сергей Седухин:

– Этот спектакль без текста. Он – семейный. Туристы к нам приезжают – они просто млеют. Вот немцы приезжали, с России приезжают, кто-то сейчас вот еще приезжал… Немцы, русские приезжают, и им очень нравится этот спектакль. Хотя я вообще подразумевал этот спектакль как учебный, чтобы ребята учились. Не ожидал такого успеха. Он у нас уже и в Таджикистан съездил, в Казахстане на двух фестивалях был, в Санкт-Петербурге.

– Тема семейных ценностей, получается, очень важная для Узбекистана. Да и вообще для мира современного?

– Для Узбекистана особенно. Если посмотреть на Казахстан, то там важен клан, но у них широкое понятие семьи. А здесь именно вот эта маленькая семья, тесные взаимоотношения. Это очень ценно для всех!

Вообще, кукольный театр – это же особое искусство. И многие считают, что он во многом как раз и способствует сохранению семейных ценностей. Насколько это важно сегодня в нашем мире, спросили мы у казахстанского режиссера Надежды Насыровой.

– Это очень важно. Мы сделали в театре день семьи, когда родители могут взять за руку своего ребенка и привезти в театр. И что важно – мы после спектакля просим их нарисовать рисунки. Продолжение обязательно должно быть! И самое главное – это общение с ребенком по поводу увиденного вместе спектакля. Мы настолько привыкли бежать, мы настолько все в экшене, что нужно остановиться иногда, задуматься и поговорить со своим ребенком. Скажу о себе: я со своим ребенком чуть ли не с грудного возраста разговаривала как со взрослым, и это дало свои плоды. Нужно верить в наших детей! Не просто кормить-поить, а верить в них. С ними нужно общаться, ведь они личности.

Давид Бурман, театральный режиссер и продюсер:

– Не секрет, что сегодня нашу культуру пытаются каким-то образом ограничить, закрыть, запретить. Фестиваль «Перекресток» показывает, что это в принципе невозможно. Ростки талантливых идей, проектов, представителей, особенно в сфере театра кукол, прорвутся через любой асфальт западной идеологии, и чем уникальнее подход, тем ярче результат.

Донг Хи Чан – продюсер, председатель Фонда искусств и культуры «Янгчеон» (Южная Корея):

— Уверен, что направление театра кукол очень важно, ведь оно сближает детей и родителей, и это касается любой страны. Я вообще считаю, что театральное направление очень важно. И стараюсь представить театральное искусство нашей публике, чтобы артисты приезжали и показывали то, что у них ценно и популярно. Успешность моего направления в том, что мы поддерживаем народные, культурные связи.

Мне нравится, что у вас так много внимания уделяется народной традиции, классике. Это сказывается во всем, начиная от внутренних интерьеров театров и заканчивая спектаклями российских театров. Мне кажется, это очень важно и достойно уважения, что вы придерживаетесь своих традиций, а не просто копируете зарубежное. У нас в Южной Корее сегодня это большая проблема. Пятьдесят лет назад наша страна была бедновата. А сегодня и театры, и шоу-бизнес очень быстро развиваются, активно используются новые технологии, много света, звука, аудиовизуального оформления. Представления идут на огромных площадках, а вот контента, содержания, которое заставляло бы задуматься и сопереживать,  категорически не хватает.

Что удивительного было на «Перекрестке» – оценки артистам выставляло и беспристрастное детское жюри. Говорят, самое справедливое – детский мир он более открыт и объективен. В симбиозе со «взрослыми оценками» получилось найти золотую середину.

В этом году в России проходит Год семьи. И каждый день в РФ идут детские спектакли о добре и зле, о том, что беспокоит взрослеющие души, и подспорьем им в этом служат произведения классиков и авторов, которые не сомневаются в одном – без семьи нет будущего… Кстати, только в этом году в РФ пройдет свыше десяти международных фестивалей кукольников, где свое мастерство продемонстрируют коллективы из разных стран мира. Один из ближайших грандиозных фестивалей – Шомбай FEST2024 (V Международный фестиваль театров кукол) – пройдет в Казани.

…Важно понять, что противостоять мороку цивилизации смерти (мы не нагнетаем, а, скорее даже, смягчаем) невозможно одними запретами, хотя и этот институт необходимо использовать – требуются альтернативы в сфере культуры и искусства. Не протокольные мероприятия, в которые не верят даже их организаторы (дети тем более чувствуют фальшь), а откровенный разговор через посредство художественного языка, где черное называется черным, а белое – белым. Сила, как известно, в правде.