Сможет ли ЕАЭС обеспечить продовольственную безопасность в ЦА?

0
143

Сможет ли ЕАЭС обеспечить продовольственную безопасность в ЦА?

Нынешний мировой экономический кризис, начавшийся в период пандемии коронавируса, а впоследствии отягощенный беспрецедентной санкционной политикой коллективного Запада в отношении России и ряда ее союзников, вызвал ряд глобальных последствий. Он не только привел мир к геополитическому кризису, но и спровоцировал серьезные угрозы для всего человечества, прежде всего, в плане продовольственной безопасности. 

Голодный мир

По данным FAO – Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, в период с 2018 по 2020 год число людей, столкнувшихся с острой нехваткой продовольствия, увеличилось на 88% и превысило 139 млн человек. В 2021 году этот показатель достиг 193 млн. В 2023 году, прогнозируют в организации, число людей, которым угрожают перебои с продовольственным обеспечением и голод, может увеличиться еще на 18,8 млн. 

«Не успела глобальная экономика начать восстанавливаться после шоков ковидных 2020-2021 годов, как в 2022-м последовал еще более тяжелый шок – специальная операция РФ на Украине, вызвавший буквально тектонические сдвиги в мировой экономической системе. Во всем мире были разорваны логистические цепочки, нарушено транспортное сообщение между рядом стран, что привело к глобальному росту продовольственной инфляции и пагубно сказалось на ситуации с продовольственной безопасностью», – отметила в рамках онлайн-дискуссии, организованной Центром аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (Казахстан), кандидат исторических наук Таисия Мармонтова.

Центральная Азия пока не голодает

По ее словам, естественно, возрастающее влияние продуктовой инфляции во всем мире не может не отражаться на ситуации с обеспечением продовольственной безопасности и в странах Центральной Азии.

«В принципе странам Центрально-Азиатского региона не угрожает проблема физического голода. Но нельзя забывать, что ключевыми факторами оценки уровня продовольственной безопасности страны являются стоимость, структура и состав потребительской корзины. И с этим у нас есть серьезные недочеты. В Казахстане потребительская корзина определяется, исходя из величины прожиточного минимума, который используется для вычисления размеров базовых социальных выплат – 34 302 тенге. 55% от этой суммы приходятся на продукты питания, входящие в потребительскую корзину. Но это средневзвешенная цена, в реальности же имеет место серьезная диспропорция между планами и фактической стоимостью. При этом структура потребительской корзины включает всего 43 позиции, т. е. она очень неразнообразная по сравнению со многими другими странами, где перечень достигает нескольких сотен различных товаров», – пояснила спикер.

В свою очередь руководитель ОФ «Мир Евразии» (Казахстан) Эдуард Полетаев отметил, что всемирная продовольственная организация 2022 год называет годом беспрецедентного голода, требуя у международных доноров денег. «Сегодня мир голоднее, чем когда-либо, потому что в одной точке сошлись сразу четыре фактора, влияющих на доступ людей к продовольствию, – вооруженные конфликты, климатические потрясения, последствия пандемии и инфляция цен на продукты питания».

По словам эксперта, Центрально-Азиатский регион также включен в программу FAO – основными получателями донорских средств являются Киргизия и Таджикистан. «С наибольшими проблемами в области продовольственной безопасности сталкивается Таджикистан, где самый высокий уровень недоедания. И это связано не только с низким уровнем жизни и уязвимостью. В первую очередь на проблемах сказались климатические потрясения – таяние ледников, оползни, наводнения и прочее. Сейчас половина продуктов питания в этой республике приходится на импорт. Что же касается Киргизии, то, по данным FAO, 20% ее населения живут меньше чем на 1,3 доллара в день», – поделился информацией Э. Полетаев.

При этом он подчеркнул, что для стран ЦА обеспечение населения продовольствием является важной государственной задачей, учитывая, что регион относится к территориям с высоким темпом роста населения.

«Если еще недавно мы говорили о 50 млн человек, то на начало 2022 года эта цифра достигла 76 млн. Не так долго ждать, когда население Центральной Азии достигнет 100 млн человек. Производительность труда будет увеличиваться, цифровизация агропромышленного комплекса приведет к тому, что численность людей, занятых в сельском хозяйстве, со временем будет сокращаться. При этом темпы роста населения значительно превышают темпы орошения земель, тем более что их площадь сокращается в силу объективных причин – нехватки воды, засоленности почвы, эрозии. Все это может провести к значительному ухудшению социальной обстановки», – уверен спикер. 

Решение проблемы низких доходов населения, отметил эксперт, также является одним из основополагающих факторов продовольственной безопасности. Поэтому важно проводить работу над уменьшением уровня бедности, а также расширением доступности продуктов питания из продовольственной корзины. Значительную роль играет и качество питания. Главный риск низкокачественного питания – ухудшение здоровья, которое впоследствии влияет на национальную безопасность.

ЕАЭС обеспечит продовольственную безопасность

«Странам Центральной Азии нужно учитывать, что продовольственная безопасность тесно связана с национальной безопасностью. И проблемы резкого повышения цен на продукты питания, а порой и дефицита продуктов нужно своевременно решать, чтобы не было сложностей. Январские события в Казахстане не были связаны с дефицитом продовольствия, но триггером послужило повышение цены на сжиженный газ, который является одной из составляющих потребительской корзины. При этом надо признать, что членство Казахстана и Киргизии в ЕАЭС играет значительную роль в укреплении их продовольственной безопасности. Тем более что Евразийский экономический союз уделяет большое внимание и качеству продукции, внедряя стандарты и определенные нормативные документы», – добавил Э. Полетаев.

Как отметил спикер из Уфы, руководитель сектора изучения этнополитики и конфликтологии Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» Артур Сулейманов, сегодня решение вопросов продовольственной безопасности может стать ключом к новым возможностям и расширению ЕАЭС в целом.

«Евразийский экономический союз является самодостаточным интеграционным объединением, которое полностью покрывает потребности населения своих стран и занимается экспортом сельхозпродукции на внешние рынки. Однако, чтобы он мог обеспечить продовольственную безопасность и в Центральной Азии, необходимо подумать о согласовании подходов к продовольственной безопасности на внутригосударственном, внутрисоюзном и глобальном уровнях», – подчеркнул эксперт.

При этом он пояснил, что сегодня страны евразийской пятерки имеют не только свои внутренние доктрины продовольственной безопасности, но входят еще и в СНГ, а также являются членами ШОС. «Поэтому синхронизация подходов потребует особого внимания. Вместе с тем мы понимаем, что все страны преследуют общие цели: не допустить продовольственный кризис, не допустить голод и рост инфляции. Также важно обеспечить население качественными и безопасными продуктами на всех уровнях. На мой взгляд, решение этой глобальной задачи предполагает разработку общей концепции продовольственной безопасности для государств ЕАЭС, СНГ и ШОС», – поделился мнением спикер.

Кроме того, странам обозначенных интеграционных объединений, по словам эксперта, необходимо подумать над созданием продовольственных и промышленных резервов. «Нам необходим барьер в виде создания специальных продовольственных и промышленных резервов. Безусловно, такой запас должен быть с указанием конкретной номенклатуры и объемов продукции. Насколько мне известно, такой фонд по зерну и мясомолочной продукции уже создается в рамках ЕАЭС. Он будет включать около 15-17 позиций», – рассказал эксперт.

Вместе с тем он отметил, что сегодня важно определиться не только с общими подходами в обеспечении продовольственной безопасности, но и с целями и механизмами реализации единой продовольственной политики.

«На мой взгляд, сегодня нам необходима умная специализация, когда каждое государство будет заниматься определенным производством, не конкурируя при этом с другими членами объединения. Это позволит решить сразу несколько задач внутри Союза и, прежде всего, заменить иностранные поставки внутрисоюзными. Но нашей целью должна стать не только замена импортной продукции на собственную. Нам надо выходить со своей продукцией на внешние рынки», – добавил А. Сулейманов.  

Поддержал эту мысль и директор Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» (Уфа) Радик Мурзагалеев, который уверен, что на внешние рынки должны выходить и экономические операторы стран ЕАЭС, для чего необходимо поощрять их активность в крупных инфраструктурных проектах.

«На фоне последних событий евразийской пятерке пришлось прибегнуть к антикризисным мерам, которые помогли сохранить продовольственную безопасность как внутри своих стран, так и в рамках объединения в целом. Благодаря антикризисным решениям удалось стабилизировать ситуацию и не допустить продовольственного дефицита на рынке. Вместе с тем необходимо отметить, что ситуация на глобальном рынке продовольствия может заметно ухудшиться из-за дальнейшей деструкции логистических коридоров и роста цен на материально-ресурсную базу. В этой связи нам необходимо последовательно продвигать разработку новых способов финансовых расчётов, укрепляющих национальные валюты государств союза», – поделился мнением эксперт.

Анкара хочет «прикормить» ЦА?

Несмотря на то, что ситуация показывает, что ЕАЭС остается гарантом продовольственной безопасности для центральноазиатских республик, включая те, которые не входят в интеграционное объединение, Турция не оставляет попыток противопоставить евразийской интеграции свой геополитический проект – Организацию тюркских государств.  

Как отметил доктор, профессор Университета Анкары Исмаил Тогрул, нынешняя ситуация дала его стране возможность пересмотреть классические подходы к транспортировке продуктов питания, которые могут касаться и стран ЦА. «Имея выход к океанам и международному судоходству, наша страна находится в более выгодном положении. У стран ЦА таких возможностей нет, поэтому Турция предлагает создать новую систему таможенных и налоговых отношений, которая позволит упростить транспортировку и транзитные перевозки продовольственных товаров. Наша цель заключается в том, чтобы через Южный Кавказ обеспечить ускоренный и безопасный ввоз продуктов питания, в том числе для стран Центральной Азии. Для этого у нашей страны есть маневренность и опыт», – пояснил спикер.

Он подчеркнул, что ЦА представляет для Турции большой экономический, политический, культурный и социальный интерес, поэтому в последнее время Анкара активно пытается увеличить свое присутствие в регионе и нарастить с ним транспортные связи: «Этих целей наша страна пытается достичь через комплексный подход, как на уровне выстраивания двух и трехсторонних форматов, так и посредством Организации тюркских государств».

При этом эксперт признал, что Турция находится в достаточно сложном с точки зрения судоходства положении. «Сегодня невозможность использования украинских портов создает серьезные проблемы для нас, поэтому Турция долгое время пыталась вести сбалансированную политику между Россией и Украиной. С нашей стороны до сих пор продолжаются попытки прекращения огня, чтобы обеспечить безопасность судоходства. Война негативно сказывается на деятельности нашей страны в черноморском секторе, усугубляя нежелательные для нас в политическом и экономическом плане перемены, произошедшие после присоединения Крыма к РФ», – рассказал И. Тогрул.

По его словам, нынешняя ситуация – пандемия ковида, российско-украинский конфликт, высокая инфляция и рост цен на энергоносители, а также внутригосударственные процессы, связанные в том числе с трансформацией сельскохозяйственных земель в земли под застройку, создает серьезные проблемы для Турции, где в последнее время отмечается серьезное снижение сельскохозяйственного производства. Такая ситуация, тем более на фоне сокращения поставок товаров из России и Украины, создает определенные риски для продовольственной безопасности страны.

«Мы торгуем с обеими этими странами, поэтому война между ними очень негативно сказывается на нашем продовольственном кризисе. Из России мы получаем зерно, которое перерабатываем и возвращаем в РФ уже в виде готовой продукции, украинское зерно используется для обеспечения собственного рынка Турции. Поэтому нашей стороной были предприняты меры по открытию зернового коридора, который сейчас более или менее обеспечивает нам продовольственную безопасность. К сожалению, договориться о его открытии удалось только под эгидой ООН. На данном этапе через турецкие проливы было вывезено около 750 млн тонн зерновых. Надеюсь, эта цифра будет увеличена. К сожалению, срок договоренности ограничен 120 днями, но я надеюсь, что к окончанию этого срока стороны уже сядут за стол переговоров и остановят эту войну», – добавил профессор.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь