Соцсети запрещают талибов, но разрешают Талибан? — обзор иноСМИ

0
16

Соцсети запрещают талибов, но разрешают Талибан? — обзор иноСМИ

Несмотря на громкие заявления глобальных соцсетей о блокировке страниц талибов, более двух десятков раскрученных аккаунтов «Талибана» никто запрещать не собирается.

«Талибан» контролирует все провинции Афганистана, столицу, президентский дворец и, возможно, множество ценных цифровых активов. Таких, как аккаунты в Twitter и Facebook, которые когда-то управлялись сбежавшим из страны правительством.

Глобальные соцсети заявляют, что не исключают, что позволят «Талибану» управлять этими каналами, которых насчитывается более двух десятков. Это почти наверняка предоставит талибам эффективную платформу для распространения пропаганды.

И не исключено, что давние дебаты о том, что должно быть в интернете и кто это должен определять, выйдут на новый виток.

«Если я большая организация, например Талибан, я хочу, чтобы мою точку зрения распространяли как можно больше разных площадок», — говорит Уильям Бранифф, директор Национального консорциума по изучению терроризма.

История вопроса

Twitter, который пока не прокомментировал судьбу страниц бывшего правительства Афганистана, в прошлом разрешал доступ к различным аккаунтам талибов.

Еще в 2011 году сенатор Джо Либерман, тогда глава комитета по внутренней безопасности США, отправил в Twitter письмо с жалобой на два активных аккаунта талибов. В конечном итоге их заблокировали.

Однако до сих пор официальный представитель «Талибана» Забихулла Муджахид может регулярно твитнуть своим 293 тыс. подписчикам.

В 2021 году Муджахид публиковал обновленную информацию о последнем конфликте в Афганистане. На этой неделе он сообщил: «Ситуация в Кабуле находится под контролем».

Что касается Facebook, он официально запретил талибам доступ к своей платформе. А также заявил, что пока не может решить, что делать с аккаунтами правительства Афганистана. Мол, надо больше времени, пока ситуация в стране не станет более ясной.

Нюансы вопроса

Аккаунты афганского правительства варьируются от страницы в Facebook посольства Афганистана в Вашингтоне до ленты Twitter Министерства обороны Афганистана (его девиз: «Аллах, страна, долг!»).

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Смогут ли казахи стать конкурентоспособными хотя бы в своей стране?

Общее количество подписчиков всех аккаунтов — больше миллиона. Такая широкая аудитория делает их солидным призом «Талибана». Наверняка они будут активно и аккуратно поддерживать страницы для дезинформации мирового сообщества о происходящим в стране. А также для привлечения новых сотрудников и, возможно, финансирования.

Что наиболее важно, эти аккаунты придадут сообщениям талибов в социальных сетях дополнительную респектабельность и легитимность. Сообщение из аккаунта полевого командира — это одно. От министерства обороны страны — совсем другое. Особенно в эпоху, когда пользователи не проявляют особой способности критически анализировать информацию из интернета.

Twitter и Facebook долго пытались решить, какой тип контента они будут контролировать и удалять. И Джек Дорси из Twitter, и Марк Цукерберг из Facebook заявили, что им не нравится принимать подобные решения. Они избегали активной модерации на протяжении большей части истории своих компаний.

Ситуация изменилась после выборов 2016 года. А использование президентом Трампом социальных сетей продемонстрировало, насколько разрушительной может стать дезинформация и теории заговора.

Соцсети и терроризм

Сейчас Twitter и Facebook регулярно удаляют большое количество террористического контента. По крайне мере судя по их отчетам о прозрачности.

Так, Facebook заявил, что в первом квартале принял меры против 9 миллионов подобных постов. Twitter сказал, что согласно его последнему отчету, во второй половине 2020 года сделал то же самое в отношении почти 60 тысяч учетных записей.

В отличие от задачи остановить белых сторонников превосходства и других доморощенных радикальных групп, компании социальных сетей имеют больший опыт борьбы с террористами. Их пропитанные идеологией и лишенные иронии посты легче уловить программному обеспечению модерации.

Но здесь ситуация становится немного сложнее. Талибы не являются официальными террористами. По крайней мере они не отображаются в списке Государственного департамента иностранных террористических организаций. На этот список и ссылаются соцсети при блокировке аккаунтов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Туркменистан объявил вакцинацию обязательной, а потом ее приостановил

Twitter, например, удалил аккаунты, связанные с ХАМАС и Хезболлой, в ноябре 2019 года. Тогда компания заявила:

«В Твиттере нет места незаконным террористическим организациям и воинствующим экстремистским группам».

Повод для соцсетей

Возможно, отсутствие «Талибана» в списке могло бы послужить некоторым прикрытием для Твиттера. Неким основанием для передачи «Талибану» правительственных аккаунтов.

Но Twitter, скорее всего, столкнется с давлением со стороны консервативных американских законодателей. Они уже возмущены тем, что президент Трамп не может использовать Twitter, а «Талибан» может.

Поскольку Facebook уже объявил «Талибан» вне закона, не вполне ясно, какое оправдание использует Цукерберг. Впрочем, он может вернуться к старой идее — некоторые учетные записи важны для аудитории. То есть Facebook не может их заблокировать, потому что у них много подписчиков. Мол, люди имеют право получать информацию.

Мэтт Перо, директор Центра науки и технологий Университета Дьюка, разделяет эту идею.

«Я думаю, важно, чтобы политические организации, управляющие страной, могли говорить. Чтобы люди могли видеть, во что верят эти организации», — говорит он.

Время покажет

Есть более медленный альтернативный путь, по которому могут пойти соцсети: разрешить талибам доступ к аккаунтам, затем методично каталогизировать правила, которые они нарушают, и в конце концов заблокировать.

Но это почти наверняка потребует постоянного и активного контроля. То есть того, от чего компании соцсетей открещиваются уже несколько лет. Кроме того, любое время, предоставленное «Талибану» для управления аккаунтами, даст возможность злоупотребить ими.

«Распространение пропаганды, вербовка и радикализация людей. Все это возможно делать в социальных сетях», — говорит Джереми Блэкберн, профессор компьютерных наук в Бингемтонском университете.

 «Итог: у талибов будет дополнительное влияние и увеличится охват. Чем больше людей вас будет слышать, тем проще и дальше вы сможете распространять информацию».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь