СПАНОВ: ВСЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ КАЗАХСТАНА – ТУШЕНИЕ ПОЖАРОВ

0
124

СПАНОВ: ВСЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ КАЗАХСТАНА – ТУШЕНИЕ ПОЖАРОВ

Инфляция в Казахстане в январе составила 20,7 % в годовом выражении. Казахстанские эксперты отмечают ухудшение экономики и высказывают прогнозы, что после выборов депутатов Мажилиса и маслихатов ситуацию удастся если не улучшить, то хотя бы стабилизировать. Насколько оправдан такой осторожный оптимизм? Своими оценками с  Ia-centr.ru поделился эксперт Института инновационной экономики, профессор Казахского Национального университета Магбат Спанов.

– Какие улучшения или изменения в экономике Казахстана могут произойти после выборов, намеченных на 19 марта?

– Проблема в том, что все эти четыре года в стране только обозначают будущие намерения. Реальных планов и результатов в экономике я не вижу. Есть небольшие политические изменения, которые осуществляются под нажимом общественности, но делается это бессистемно и не эффективно.

Для меня как для политэконома всегда важна основа. Пока ее нет, как нет и видения дальнейшего развития Казахстана и понимания того, что власти собираются в конечном итоге строить.

– В чем проблема: в кадрах, отсутствии стратегии или в чем-то еще?

– Кадры, конечно, играют важную роль, но очень многое зависит от лидера, играющего тренера – какую модель игры он применяет, какую команду собирает. Как может что-то измениться в экономике, если нет реальной трансформации экономической системы. Реформы, которые в данный момент проводятся, лично у меня не вызывают восторга.

Вспомните, к примеру, тот же референдум (состоялся в июне 2022 года – прим. Ia-centr.ru). Я не увидел в числе тех законодательных поправок, которые выносились на утверждение общественности, снижения полномочий президента. Было перераспределение полномочий внутри – между ветвями власти, но суперпрезидентские полномочия сохранились.

Вторая проблема заключается в системе управления. Наглядный пример – назначение премьер-министров. В идеале на такую должность должен идти человек со своей программой, пониманием сильных и слабых сторон системы, знанием инструментария для эффективного управления ситуацией.

Но по факту приходит премьер и, как пожарная команда, начинает закрывать дырки в отдельных отраслях: ГСМ, взрывы, Кордайский кризис, январь 2022 года, цены на картошку, сахар и лук. Идет борьба с проявлениями кризиса, а не с причинами его возникновения.
Сейчас мы готовимся к выборам. Я считаю, что партии, которые участвуют в выборах, должны не просто публиковать список своих кандидатов, а четко говорить, что в случае нашей победы премьером у нас будет такой-то человек, министром – такой-то. И у каждого из них должен быть свой план действий. Когда будет борьба идей от разных партий, тогда ситуация может измениться в лучшую сторону.

Сейчас правящая партия назначает руководителя, который постоянно оглядывается на администрацию президента. У назначенного чиновника нет и не может быть никакого плана действий, потому что он либо идет по квоте, либо назначается из кадрового резерва. Соответственно, у человека нет никакого опыта реальной политической борьбы. Поэтому мы сейчас и сталкиваемся с тем, что у нас уже было в начале 90-х годов.

– По итогам 2022 года импорт Казахстана из стран ЕАЭС практически вдвое превысил экспорт – 18,6 млрд против 9,7 млрд долларов. Свидетельствуют ли эти цифры о том, что многочисленные государственные программы импортозамещения, меры поддержки отечественных производителей и прочее оказались лишь громкими словами, а не фактическими делами?

– Еще в начале нулевых мы удивлялись госорганам, которые писали красивые программы экономического развития страны. Нынешнее правительство, по-моему, совсем оторвалось от реальности. Я связываю это с тем, что у многих руководителей министерств и ведомств нет практического опыта работы в реальном секторе экономики – на фабриках, на заводах, в производственных ТОО.

За последние четыре года я не вижу никаких инноваций и положительных подвижек. Для меня главный показатель – увеличение количества бедных. В макроэкономике реально ничего не сделано и не делается.

Основная проблема в том, что запас прочности системы заканчивается. Если не будет изменений в ближайшие полгода после выборов в парламент, то наверняка будет повторение конфликтных ситуаций в стране.

– На протяжении 15 лет в каждом интервью вы говорите, что действующее на момент разговора правительство не справляется со своими обязанностями. И если оно не поменяется, то все будет хуже. Правительство в итоге меняется, а лучше не становится. Почему?

– Потому что не меняется качество. Чтобы команда работала, ее надо воспитывать и помогать расти. Мне иногда жалко молодых руководителей. У них есть потенциал, образование, но нет опыта, их просто кидают в горнило экономической, политической и социальной борьбы.

Нынешнее поколение руководителей не умеет общаться с населением, не умеет объяснять, для чего нужны те или иные меры. Да, я еще раз повторю, в последние десять лет у нас идет деградация управления. Это видно по показателям конкурентоспособности. Это напрямую связано с реформами государственной службы. 

В 2012 году мы вошли в 50 конкурентоспособных государств, но после этого мы падаем все ниже и ниже и никак не можем войти снова в ту же пятидесятку. Мы топчемся на месте, нас кормят обещаниями: «потерпите, завтра все будет хорошо». Я не говорю о годах Независимости, я веду отчет с 1917 года – года первых обещаний. С тех пор нам, населению Казахстана, обещают хорошую жизнь.

– Может стоит признать, что мы сами ничего не можем и нам нужна помощь?

– Я это никогда не признаю. В 90-х годах мы же смогли выйти из «кризиса после развала СССР». Тогда ведь не было специалистов, закончивших Гарвард или Оксфорд.

Просто надо любить свою Родину, свой народ и честно работать. Тогда и население будет поддерживать таких руководителей. Если мы будем соблюдать эти три постулата, то будем двигаться вперед.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь