Специальная военная операция на Украине: информационный аспект

0
62

Специальная военная операция на Украине: информационный аспект

24 февраля на Украине началась специальная военная операция России. Две сильнейшие армии Европы – украинская, поддерживаемая интеллектуально и технически Североатлантическим альянсом, и российская, опирающаяся на разработки отечественного ВПК и богатый военно-исторический опыт, противодействуют друг другу на четырех театрах военных действий: сухопутном, морском, воздушном и информационном.

Три месяца конфликта показали, что в современном диджитализированном мире информационный аспект конфликта имеет критическое значение. При грамотном комбинировании действий на четырех театрах поражение можно обратить в большой успех и, наоборот, выдать безоговорочное превосходство противника за его полный разгром.

Украина: психотронная война

Вооруженные силы Украины превосходят задействованную в спецоперации российскую группировку по численности личного состава, но отстают по оснащению и количеству тяжелых вооружений. За время СВО украинской армии был нанесен существенный ущерб. Имевшиеся у ВСУ арсеналы по отдельным позициям сократились на 60-70%. Особенно велики потери ВСУ по танками – до 75%. Авиация и флот уничтожены полностью. Новые истребители либо являются частью скрытых резервов, либо поставляются из-за рубежа.

Сдерживать натиск российской армии ВСУ удается за счет надёжной системы фортификаций на Донбассе и предложенной Пентагоном тактике «живого щита». ВСУ превращают города с мирными жителями в укрепленные форты, что приводит к серьезным разрушениям – как во время Мариупольской битвы. Помогает Украине держать фронт военная помощь Запада, особенно по ПТРК и ПЗРК. Но и «эффект Джавелинов» оказался недолговременным. Вслед за Мариуполем пало несколько стратегических пунктов на Донбассе. Фронт ВСУ буквально затрещал. Поэтому Киев стал еще настойчивее требовать увеличить поставки тяжелого вооружения.

При таком негативном раскладе на поле боя главным орудием киевских властей было и остается мощнейшее информационное воздействие. Киев задействовал весь накопленный со времен майдана 2014 г. опыт информационных манипуляций и направил инфопотоки по двум основным направлениями: западному и восточному.

Западный инфопоток представляет Украину как жертву необоснованной и чрезмерной «агрессии» России. Такой медийный образ призван помочь сплотить вокруг Украины Европу и США и обеспечить ей финансовую и военно-политическую поддержку (кейсы Бучинской и Краматорской провокаций). Украинские чиновники активно прибегают к распространенной на Западе технике культуры отмены, чтобы оказать воздействие на западные компании, колеблющиеся в вопросе антироссийских санкций. Данная тактика имеет определенный успех.

Восточный инфопоток был направлен на Россию. По данным RT, находящийся в Броварах Центр информационно-психологических операций (ЦИПСО) получил распоряжение инициировать масштабное информационное воздействие на граждан РФ. Оно подразумевает распространение деморализующих данных о российской армии, экономике, политической элите, а также материалов, показывающих превосходство ВСУ. К этой кампании были привлечены SMM-профессионалы, специализирующиеся на управлении интернет-траффиком. Конечной целью операции ЦИПСО признается охват 60-70 млн. аудитории в России, нарушение общественного порядка и политическая дестабилизация страны.

Двуликий Ян как главный символ украинской пропаганды

Внутри Украины информационная политика выстраивается на основе комбинирования указанных подходов: с одной стороны, гражданам демонстрируется агрессивность и бесчеловечность русской армии, а с другой ее полная небоеспособность. Когда ВСУ отступают, украинцам сообщают о «перегруппировке», на подбитой украинской технике ставятся литеры Z и V, что позволяет выдать ее за русскую, утрата украинской армией целых военных баз и складов или массовая сдача в плен выдаются как «незначительные потери» или «корректировка фронта».

Исходя из положения на земле выбранную украинской стороной тактику можно считать обоснованной и эффективной. Этот факт отмечает даже высшее командование НАТО, обещающее подробно изучить «украинский опыт». Но при всем при этом переоценивать успехи развязанной Киевом психотронной войны также не следует. Большая часть поступающей с Украины информации абсурдна и ничем не подтверждена. Ситуация на поле боя складывается не в пользу ВСУ.

Произошедшая в начале мая на острове Змеиный трагедия окончательно похоронила планы Киева на прорыв морской блокады Одессы. Поддерживаемый на протяжении двух месяцев миф о героическом мариупольском гарнизоне был развеян за неделю, когда около 2500 военных (включая запрещенный в РФ полк «Азов») сдались в плен с оружием, техникой и полным боекомплектом.

Сдача запрещённого в России «Азова» нанесла сильный удар по Киеву. В рядах ВСУ произошел психологический надлом. В сети появились десятки обращений украинских военных к верховному командованию с просьбой перестать посылать их «на убой». Начался конфликт между Офисом Президента и Генеральным штабом: военные считают креативную команду Зеленского виновной в осыпании донбасского фронта. Сам Зеленский предпринял попытку переложить вину на экс-президента Порошенко, для чего была разыграна «карта Медведчука». В итоге Петр Алексеевич покинул Украину.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Постпандемическая реальность открыла новые векторы евразийской интеграции

Поэтому можно констатировать, что украинская тактика психотронной войны имеет ограниченный интервал действия, который сужается при отсутствии реальных побед и по мере растягивания военных действий во времени. Кроме того, Россия противопоставила собственную информационную стратегию, которая несмотря на более сдержанный характер доказывает свою эффективность.

Россия: информационный туман

В условиях тотального превосходства Украины и ее западных патронов по количеству доступных медийных ресурсов и тотального блокирования российских СМИ на западных площадках (YouTube, Twitter, признанный экстремистским Facebook) любая попытка перебить антироссийский информационный поток своим обречена на провал. Поэтому украинской тактике психотронной войны Россия противопоставила тактику информационного тумана.

Вместо того, чтобы увеличивать объем данных, поступающих из зоны конфликта, Россия кратно его уменьшила. Информация о ходе СВО российской стороной подается дозированно и с опорой на неопровержимые факты. Помимо этого, Минобороны РФ начало наносить превентивные информационные удары, предупреждая о готовящихся Украиной провокациях по типу Бучи и Краматорска, что вынудило киевские власти отказаться от подобных акций (особенно учитывая грубое исполнение и низкий интерес целевой аудитории).

Информационное поле было «затуманено» противоречащими друг другу данными, исходящих от российских политиков, представителей истеблишмента и лидеров мнений. Озвучиваемые ими тезисы демонстрировали будто бы Кремль утратил контроль над ситуацией и готовится к досрочному прекращению СВО. Так, широчайший резонанс в мире и в России вызвали стамбульские переговоры, обставленные таким образом, будто Москва готова принять унизительные для себя условия Киева.

 В реальности ничего подобного не произошло. Напротив, второй этап СВО признается западными экспертами более опасным для Украины и успешным для РФ, поскольку, обескровив ВСУ и полностью уничтожив украинский ВПК на первом этапе, российская армия приступила к полному уничтожению донбасской группировки, куда входят наиболее боеспособные части. Угрозы для Харькова, Николаева и Одессы многократно возросли. Под ударом также оказался Днепр – экономическое сердце Украины.

Гипнос и Танатос – один дает спокойствие, другой упокоение

На Западе поняли, что излишне оптимистичные для него оценки февраля-марта были преждевременными. Крупнейшие западные СМИ все чаще стали задаваться вопросом о конечных целях политики США и ЕС на Украине, и не приведут ли они к открытому столкновению с Россией? Несмотря на укоренившуюся в США и Европе точку зрения о низком уровне подготовки армии РФ издание The Veterans Today признало, что за три месяца Россия уничтожила 2/3 всей боевой техники ВСУ (включая импортную) и способна нанести поражение блоку НАТО даже в конвенциональной войне.

Интерес к Украине в американских СМИ в целом снизился до уровня начала СВО (в среднем 11% от пиковых показателей). Западные обозреватели приняли более умеренную позицию, чтобы с одной стороны не распространять ложную информацию, а с другой не подыгрывать Кремлю. Постепенно западное общество подготавливается к возможным мирным переговорам между Россией и Украиной, по итогам которых последняя может лишиться части территорий. К этой проблеме подключился даже титан американской дипломатии Генри Киссинджер, который признал такой вариант договора единственной гарантией для сохранения мира в Европе.

В целом можно заключить, что в долгосрочной перспективе российская тактика информационного тумана оказалась значительно эффективнее киевской тактики психотронной войны. Реальные военные и экономические потери Украины оказывают гораздо больший эффект воздействия на украинское общество, поскольку эта информация напрямую коррелируется с реальностью. Озабоченный лишь своими собственными интересами Запад уже близок к тому, чтобы принять новую политическую реальность в Европе.

Евроатлантический мир: когнитивная война

Для Европы и США СВО на Украине – это время больших возможностей. По сути, они добились давней цели – вовлечь два крупнейших славянских государства в конфликт. Российская СВО служит главным оправданием для дальнейшего существования и расширения блока НАТО. На украинском полигоне члены Североатлантического альянса избавляются от устаревших арсеналов, чтобы американский ВПК получил новые контракты. Наконец, объявив российские энергоресурсы токсичными, Вашингтон может активнее перекраивать энергетическую карту Европы, что приведёт к окончательному закабалению Старого Света от Нового.

Европа посеяла раздор между Россией и Украиной, но теперь сама пожинает его плоды
В публичное пространство ничего этого, конечно, не попадает. Информационная кампания в странах Европы и США с первых часов СВО выстроена таким образом, чтобы выставить Россию главным виновником не только в ситуации на Украине, но и во всех внутренних проблемах евроатлантического мира. Инфляция и высокие цены на бензин в США уже несколько месяцев носят гордое имя российского президента.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Фальшивые справки, «левый» ПЦР-тест и мафия. Как гастарбайтеры едут в РФ?

Западные общества будто по команде перешли в режим ненависти к России и ко всему русскому. Волна травли прокатилась по социальным сетям, были введены запреты и ограничения на получение виз и передвижение россиян по Европе, вандализму подверглась собственность русских иммигрантов и российские памятники. Были отменены российская культура и спорт.

Кто-то скажет, что так было всегда, и будет прав лишь отчасти. «Плохие русские» – это действительно достаточно старый концепт, истоки которого восходят к средневековью, когда польские путешественники в изощренных подробностях описывали «ужасы» Московского царства и его безумного царя Ивана IV. Но сегодня радикально изменились методы запуска данного дискурса. На наших глазах против России была применена тактика когнитивной войны, которая разрабатывается западными военными специалистами последние 10 лет.

Когнитивная война – это интенсивное воздействие на сознание человека без применения физических действий с целью изменения его модели поведения. Для того, чтобы внешний сигнал был воспринят, необходимо поместить субъект в состояние постоянной тревоги. Наиболее эффективным воздействие оказывается, если разрушается основание т.к. называемой «пирамиды Маслоу», т.е. человек лишается возможности удовлетворить часть физиологических потребностей и потребностей в безопасности. Точнее думает, что лишается.

После деформации основания нарушается устойчивость всей конструкции

Впервые технологии когнитивной войны были применены в масштабах всей планеты во время пандемии COVID19. Доминирующие в информационном поле западные СМИ и социальные сети постоянно сообщали об угрозах болезни, голода, потери работы и смерти, что сделало население стран Европы и США более восприимчивым для информационного воздействия. Когда же началась российская СВО тумблер был переключен на угрозу мировой войны, и общественный дискурс поменялся моментально. Пандемия была забыта, все внимание сосредоточилось на Украине.

С началом посевной мировая угроза опустилась еще на одну ступеньку вниз – от экзистенциальных потребностей к физиологическим. Западные аутлеты последовательно распространяют идею мирового голода из-за срыва сельскохозяйственных мероприятий на Украине и блокирования ее портов. Наиболее страшные последствия обещают Африке и Южной Азии, чья продовольственная безопасность сильно зависит от конъюнктуры сельскохозяйственных рынков.

Столь мрачные картины безусловно являются преувеличением. Мировая экономика действительно перестраивается: меняются цепочки поставок, возвышаются производственные центры Азии, формируются новые рынки. Но все это – естественный процесс. Запад умышленно использует «апокалиптическую» риторику, чтобы усилить ответственность РФ в глазах мирового сообщества. Однако Москва успешно парирует обвинения в свой адрес как в вопросе продовольствия (предлагая альтернативные каналы поставок), так и всего остального.

Хотя в отношении России на Западе была введена тотальная цензура, прекратить поток информации из России не получилось. При этом сама Россия надежнее защитилась от потока информации с Запада. Заблокировав ресурсы признанной экстремистской компании Meta и Twitter РФ вывела часть своих граждан из-под когнитивного воздействия. Развитие получили отечественные медиапроекты VK, Rutube, сервисы Яндекс, а российская медиакорпорация RT стала одним из главных источников альтернативных мнений для политических диссидентов во всем мире.

Опустить «железный занавес» на Россию сегодня оказалось невозможным и по той причине, что мир перестал быть однополярным. Нет больше американо-европейского ядра, диктующего свою волю периферии. Сегодня голоса Азии, Африки и Латинской Америки звучат все громче. Один только факт того, что индийские и китайские медиа заняли нейтральную позицию в российско-украинском конфликте и освещают события, представляя позиции обеих сторон, рушит всю информационную стратегию Запада.

Концепция когнитивной войны выглядит в некоторых аспектах привлекательно и даже доказывает эффективность, но только при условии тотального господства единственной мэйнстримной точки зрения. Это фактически «оруэлловский» сценарий, нереализуемый без мощного силового воздействия. Человеческая психика устроена таким образом, что долго удерживать фокусировку на одной проблеме он не может. Со временем он устает от навязываемой ему информации и ищет альтернативные источники, что в условиях информационного общества не представляет проблемы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь