Страны Центральной Азии должны скооперироваться, чтобы урегулировать трансграничные водные ресурсы, – эксперт

0
135

Страны Центральной Азии должны скооперироваться, чтобы урегулировать трансграничные водные ресурсы, – эксперт

Канал куш-Тепа – некоторые эксперты говорят о коварных планах США, другие – о несогласованности действий стран региона.

Интервью для Podrobno.uz эксперта по Центральной Азии, завкафедрой мировой экономики, международных отношений и права Новосибирского госуниверситета экономики управления, директор АНО «Сибирское общество международных исследований» Дениса Борисова.

Осенью прошлого года талибы начали рыть вторую часть канала Куш-Тепа. Для них этот проект особой важности: ирригационное сооружение протяженностью 285 километров должно обеспечить засушливые провинции на севере Афганистана водой из Амударьи, а также обеспечить население работой. При этом в странах Центральной Азии радости талибов не разделяют.

Эксперты региона обеспокоены технологией, по которой строится канал. По их словам, он просто прорывается в земле и практически не бетонируется, это грозит тем, что много воды будет без толку уходить в грунт.
На фоне явно обостряющегося дефицита воды в Туркменистане, Узбекистане и Таджикистане это очень большие потери. Кроме того, проект был запущен Афганистаном без какого-либо согласования со странами-соседями.

Других беспокоит то, откуда у «Талибана» столько денег на строительство канала. Ведь проект оценивается в $700 миллионов. Сами талибы утверждают, что проект финансируется за счет госбюджета. Однако некоторые эксперты утверждают, что большая часть средств для этого была предоставлена со стороны USAID.

Некоторые эксперты видят в этом коварные планы США по дестабилизации региона.

Правда ли, что это все злой умысел Америки? Что делать странам региона и на кого им можно опереться в такой ситуации?

«Афганистану нужно включить в водную дипломатию Центральной Азии»

Сложности с водой в регионе существуют, отмечает Денис Борисов, и они представляются очень многослойным противоречием, для решения которого требуется очень профессиональный и дипломатичный подход, чтобы обеспечить поступательный режим выправления ситуации.

Однако профанный хайп только запутывает и оттягивает прогресс по этому вопросу.

«В этом контексте разговоры об американских ушах в истории с афганским каналом – это, в лучшем случае, наведение «тени на плетень» по незнанию, в худшем – намеренная провокация с целью увести общественный дискурс в ложном направлении. Предлагаю зафиксировать принципиальные моменты, чтобы иметь адекватную картину происходящего», – говорит он.

Во-первых, проблемы воды в регионе не существует, отмечает эксперт. Нехватка воды – это не проблема, а состояние. С каждым годом воды будет меньше, это объективные данные научных наблюдений и прогнозов.

«С таким же успехом мы можем сказать, что у нас существуют проблемы с солнцем или ветром. Это значит, что сама природа подталкивает страны региона к большей взаимозависимости и компромиссам, чтобы эффективно адаптироваться к изменяющимся условиям», – отметил эксперт.

Во-вторых, по его мнению, не все однозначно с компромиссом по воде между странами в регионе. Есть соглашение по совместному управлению водными ресурсами между Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном, есть межправительственное взаимодействие по линии Фонда спасения Арала, но специалисты фиксируют, что в этих дипломатических форматах накопились издержки и существует разрыв в коммуникации, которые требуют корректировки.

В-третьих, к спорам между пятью центральноазиатскими республиками в 2021 году подключился Афганистан, который начал предъявлять свои права на часть речного стока.

«Именно в таком порядке нужно разворачивать ситуацию по воде в Центральной Азии, проблема не в воде и не в Афганистане, а в несогласованности действий стран региона. А то, что Афганистан строит канал – это его право, даже если при финансовом участии американцев.

На территории стран ЦА тоже много крупных инфраструктурных объектов финансируется структурами Всемирного банка, которые значительно аффилированы с Вашингтоном, но мы же не трактуем это как провокацию», – подчеркнул Борисов.

Эксперт также прокомментировал мнения специалистов об ухудшении отношений между Афганистаном и странами региона на фоне обострения водного вопроса, а также их прогнозы «водной войны».

«Главная проблема с Афганистаном заключается как раз в том, что этих отношений нет. Как можно ухудшить то, чего нет? Движение Талибан официально не признано в современных международных отношениях, талибы вынесены за скобки международного права, а все существующие контакты с афганской стороной – это отношения в серой зоне мировой политики с высокими рисками», – отметил он.
При этом в этих условиях де-факто Кабул под руководством талибов начал работу по налаживанию государственного управления страной, инвестирует в развитие инфраструктуры, которая затрагивает интересы соседних государств.

Это требует официальных дипломатических форматов взаимодействия, которые в свою очередь не представляются возможными. Разорвать этот замкнутый круг можно только через движение по легализации Афганистана под руководством талибов и включение в водную дипломатию Центральной Азии.

«На мой взгляд, война за воду – это очень маловероятный сценарий. Дефицит воды – процесс постепенный, при этом человек привыкает ко всему. А вот вероятность проведения эскалации межгосударственных конфликтов под лозунгами «хулиганы воды лишают» в интересах узколобых политических группировок отлична от нуля», – поделился эксперт.

Первое, что необходимо сделать для решения этих проблем, это организовать вовлеченную кооперацию стран Центральной Азии по реформированию дипломатических механизмов регулирования трансграничных водных ресурсов, считает Борисов.

«Думаю, что успехи или неудачи по этому направлению, можно рассматривать в качестве важного маркера готовности центральноазиатских республик к более качественному региональному взаимодействию», – отметил он.

Во-вторых, следует активизировать работу по включению талибского Афганистана в региональную многостороннюю дипломатию. В этом процессе непосредственную роль играет Россия.

«Напомню, что именно московский переговорный формат одним из первых начал прямое взаимодействие с представителями движения Талибан, когда это еще не было международной столбовой дорогой. Сегодня Москва и Кабул активно взаимодействуют, де-факто российская сторона признала политические реалии в Афганистане», – рассказал собеседник.

Кроме того, учитывая значительные позиции РФ в ключевых международных организациях – ООН, Б20, БРИКС, ШОС, СНГ, ЕАЭС, то совместные действия Москвы и Астаны, Ашхабада, Бишкека, Душанбе и Ташкента могут оказать посильный вклад, чтобы вывести талибский Афганистан из серой зоны.

«Более того, если международному сообществу потребуется больше времени, чтобы принять новую афганскую действительность, то российская 201-я военная база в Таджикистане и коллективные силы ОДКБ всегда в состоянии обеспечить нужное количество времени, чтобы оно смогло пройти все стадии – отрицание, гнев, торг, депрессию и принятие», – заключил эксперт.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь