В растущем прессинге Вашингтона на Туркменистан ощущается запах газа

0
140

В растущем прессинге Вашингтона на Туркменистан ощущается запах газа

США всё активнее пытаются вбить клин во взаимоотношения Туркменистана с Россией. Объяснение простое: Ашхабад не включается в антироссийские санкции и развивает политико-экономическое взаимодействие с РФ. В том числе увеличивает поставки газа в «подсанкционную» Россию.

Позиция же Евросоюза по этим вопросам весьма умеренная. Что обусловлено по-прежнему высоким спросом в ЕС (и не только там) на газ из России и других стран, включая Туркменистан. Причем это могут быть поставки по «свопу», то есть тех объемов российского газа, которые будут замещать экспорт газа из Туркменистана в ЕС-регион и/или в страны Южной Азии. Фактически это будут совместные туркмено-российские газопоставки, что тем более неприемлемо для Вашингтона.  

Помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Дональд Лу, находясь в самой туркменской столице, на днях вполне официально признал американский прессинг на Ашхабад: «…мы работаем с правительством Туркменистана, чтобы бизнес и предприятия этой страны как можно меньше ощутили на себе эффект от санкционного режима». При этом дипломат отметил, что санкции США и «международный санкционный режим направлены на определенные вещи в российской экономике, но не направлены на народы Центральной Азии».

Насчет международного санкционного режима против России – это, конечно, гипербола. Но неприкрытый антироссийский сигнал обозначен Ашхабаду вполне четко. По сути, Д. Лу намекнул на возможность применения вторичных санкций против Туркменистана, если продолжится сотрудничество этой страны с РФ.

Что же касается энергетической «начинки» таких рекомендаций, она выражена американским политиком не менее предметно: по его словам, США готовы содействовать экспорту туркменского газа в Европу. Поскольку «сейчас очень интересный момент, так как цены на газ очень высокие». И для руководства Туркменистана, по мнению американского гостя, «было бы хорошо подумать об этом проекте».

Имеется в виду небезызвестный проект Транскаспийского газопровода (ТКГ) в обход газотранспортной системы РФ, инициированный в первой половине 2010-х нефтегазовым бизнесом Запада вкупе с поддержкой этого проекта правительствами США, Турции и многих стран ЕС. Но туркменская сторона, декларативно не отказываясь от перспективных поставок своего газа в регион Евросоюза через Закавказье и Турцию, то есть по маршруту ТКГ, не проявляла и не проявляет активности в реализации данного проекта. Вероятно, потому, что просматривается в перспективе возможное замещение российским газом туркменского не только на европейском рынке.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер по завершении переговоров в Ашхабаде в конце августа с. г. с руководством Туркменистана заявил о дальнейшем развитии взаимодействия с этой страной в сфере энергетики, в том числе в сфере поставок в РФ туркменского газа. А в интервью телевидению Туркменистана по завершении переговоров он отметил, что российская сторона намерена «продолжить масштабные закупки туркменского газа на долговременной основе».

Отметим также, что еще в конце марта 2019 г. А. Миллер после переговоров в Ашхабаде с тогдашним президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым заявил по туркменскому телевидению, что «мы видим большие перспективы расширения сотрудничества в газовой сфере, и самое главное – в ближайшей перспективе продолжим работу в рамках контракта на закупку туркменского газа». Подробностей, правда, не последовало.

Напомним, что не менее 80% объема экспорта газа из Туркменистана издавна приходится на КНР, и, по имеющейся информации, в предстоящие 5-8 лет этот показатель если и снизится, то максимум на 3-5%. Но характерно в этой связи, что «Газпром» с апреля 2019 г. возобновил (после 4-летнего перерыва) импорт туркменского газа. Причем до подписания соответствующего 5-летнего контракта, состоявшегося 1 июля 2019 г. Он рассчитан по 30 июня 2024-го включительно: поставки согласованы в объеме 5,5 млрд кубометров в год. Но в 2021 г. объем этих поставок был почти вдвое больше контрактного.

На текущий год объем поставок в РФ официально пока не объявлен, но, по предварительной информации, этот показатель будет наверняка на уровне 2021 г. То есть снова может быть намного превышен контрактный объем.

Нет оснований полагать, что российская сторона нуждается в импорте газа сугубо для внутренних нужд. Потому – с учетом упомянутых факторов, в том числе высказанных А. Миллером оценок, – можно предположить своего рода подготовку к своповым поставкам, например, в Европу. То есть, повторим, по схеме замещения туркменских объемов для ЕС российскими поставками туда же в одинаковом объеме.

Кстати, взаимные поставки газа по той же схеме осуществляют Туркменистан, Иран и Азербайджан; советско-иранский экспорт газа в Европу в 1970-79 гг. осуществлялся таким же образом.

Впрочем, речь может идти о российско-туркменском «свопе» или о совместных поставках не только в Европу, но и в рамках газопроводного проекта TAPI (Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия).

По мнению Станислава Притчина, эксперта Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН, Туркменистан «не откажется от помощи России в сооружении этой артерии». Плюс к тому ситуация со спросом в Южной Азии на газ развивается таким образом, что «через Туркменистан в Афганистан и далее может пойти также российский газ». В чем, по данным эксперта, заинтересован и Кабул. Переговоры России и Афганистана по этой тематике, по информации С. Притчина, практически завершены. И соответствующее соглашение, как заявляют представители «Талибана»*, готово к подписанию. Осталось, по оценке эксперта, согласовать технические вопросы.

Уточним, что поставки российского газа в страны Южной Азии возможны как по действующим газопроводам между РФ и Центральной Азией, так и по запроектированному Прикаспийскскому газопроводу (РФ–Казахстан–Туркменистан), так как все они стыкуются с маршрутом упомянутого TAPI.

В растущем прессинге Вашингтона на Туркменистан ощущается запах газа

Транзитная газопроводная система между Россией, Центральной и Южной Азией

Схожее мнение высказал в марте с. г. посол РФ в Туркменистане Александр Блохин. По его словам, российские компании заинтересованы поставлять для TAPI трубы, компрессоры, другие комплектующие. «Тем более что туркменскую часть этого трубопровода уже построили при их содействии», – уточнил А. Блохин. Поскольку, по словам дипломата, «у нас имеется определенный интерес к этому проекту».

Словом, неудивительно, что США пытаются не мытьем, так катаньем сорвать стратегическое партнерство Туркменистана и России в газовой сфере. Но по целому ряду отмеченных выше взаимосвязанных причин эти попытки обречены в буквальном смысле на стратегическое фиаско.

Леонид Алексеев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь