В Узбекистане обсуждается возвращение в ОДКБ на фоне ситуации в Афганистане

0
166

В Узбекистане обсуждается возвращение в ОДКБ на фоне ситуации в Афганистане

Узбекистан не будет возобновлять участие в ОДКБ на фоне напряженной ситуации в Афганистане, заявили в МИД республики 8 октября. При этом Ташкент также отвергает предложения Вашингтона о предоставлении своих военных объектов НАТО. Однако обстановка на афганской границе несет риск эскалации – угрозы со стороны Кабула уже получил Таджикистан. Что обеспечит безопасность Узбекистану и другим странам региона, спрогнозировал кандидат философских наук, доцент Ташкентского филиала Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Равшан Назаров.

– Ранее СМИ сообщали, что Вашингтон намерен договориться с властями стран Центральной Азии об использовании баз. Какова позиция Узбекистана по данному вопросу?

– США уже неоднократно обращались к странам региона по вопросу размещения своих баз в Узбекистане, Кыргызстане и Таджикистане после ухода из Афганистана. В свое время на территории Узбекистана находились две базы НАТО – в Ханабаде (под Карши, до 2005 г.) и в Термезе (до 2015 г.). Что касается конкретно Узбекистана, то ни его Концепция внешней политики, ни Оборонная доктрина не предусматривают размещения на территории республики иностранных военных контингентов. Понятно, что любой политический документ можно исправить, дополнить или вовсе дезавуировать. Но, видимо, в ближайшее время США все же не удастся разместить свои базы в Центральной Азии.

– Недавно глава центрального командования Вооруженных сил США Кеннет Маккензи принял участие в совместном заседании начальников генштабов стран Южной и Центральной Азии, где присутствовали делегаты из Кыргызстана, Пакистана, Таджикистана и Узбекистана. Как Вы думаете, какие планы вынашивают США в регионе после ухода из Афганистана?

– Вывод американских войск из Афганистана привел к смене политического режима и спровоцировал дальнейшую эскалацию и обострение военно-политической ситуации в стране. И это обстоятельство действительно влияет на конфигурацию геополитического ландшафта Центральной и Южной Азии, между которыми находится Афганистан.

США, являясь ведущим геополитическом актором мира, пристально следят за происходящими в Центральной Азии процессами. На недавно состоявшейся встрече с участием генерала Маккензи обсуждался широкий спектр вопросов: потенциальная возможность восстановления полноценного американского присутствия в регионе. Понятно, что американские военно-политические круги в настоящее время проявляют заметную активность в данном направлении. Мне кажется, что визит генерала Маккензи – это только начало тех реальных процессов, с которыми Центральная Азия будет сталкиваться в самом ближайшем будущем.

Вряд ли страны региона (за исключением, возможно, Таджикистана) пойдут на масштабное размещение беженцев на своей территории. США неоднократно поднимали вопрос размещения беженцев на территории Узбекистана. Надо отметить, что Ташкент, если и готов принимать беженцев из Афганистана, то, во-первых, сравнительно небольшое количество, а во-вторых, их пребывание на территории страны должно быть временным, с условием либо возвращения на родину, либо следования в третьи страны транзитом через Узбекистан. Как пример можно назвать воздушный мост между аэропортами Узбекистана и Германии, через который немецкий военный контингент был переправлен в Германию вместе с той частью беженцев, которая направлялась в данную страну.

– Некоторые эксперты утверждают, что Узбекистан может восстановить свое членство в составе ОДКБ на фоне новых процессов в Афганистане. Однако Глава МИД Узбекистана Абдулазиз Камилов заявил об отсутствии таких планов. Как Вы думаете, Узбекистан раз и навсегда «похоронил» вопрос восстановления своего членства в ОДКБ?

– Если бы любые политические документы, заявления, меморандумы, декларации, пакты, протоколы и так далее означали только то, что в них непосредственно написано, профессия эксперта-аналитика была бы совершенно излишней. Любой человек мог бы прочитать любой документ, и у него сложилось бы впечатление, что все ясно и понятно. Эксперт-аналитик для того и существует, чтобы уметь видеть невидимое, слышать недоговоренное, понимать необъясненное.

Совершенно понятно, что ни у Узбекистана, ни у любой другой страны Центральной Азии нет другого серьезного и адекватного механизма полноценной региональной безопасности, чем ОДКБ.

Хочу напомнить, что с позиций международного права Узбекистан не «выходил» из состава ОДКБ. Узбекистан «приостановил членство» в организации, а это совершенно иная международно-правовая процедура. Поскольку Узбекистан просто приостановил свое членство, то по одному своему заявлению он может в любое время его восстановить. Сейчас идут достаточно серьезные дискуссии по этому поводу и в экспертном сообществе, и в руководящих кругах.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Что можно купить в Узбекистане за один новый MacBook

– Каким Вам видится будущее ОДКБ с учетом последних событий в регионе? Могут ли и другие страны присоединиться к этому блоку?

– Независимо от того, вернется ли Ташкент в ОДКБ в ближайшее время, или это произойдет чуть позже, военно-техническое сотрудничество Узбекистана с Россией и другими членами ОДКБ уже реализуется на взаимовыгодной практической основе. Это реальный объективный факт сегодняшнего дня, и серьезным политикам и аналитикам необходимо с ним считаться. Во всяком случае, военно-техническое сотрудничество между Россией и Узбекистаном, между Узбекистаном и другими членами ОДКБ, в частности с Таджикистаном, в настоящее время развивается и усиливается. С учетом обострения военно-политической ситуации в Афганистане и ростом потенциальных угроз роль ОДКБ будет только возрастать.

Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан уже являются членами ОДКБ. Узбекистан, скорее всего, восстановит свое членство в организации – возможно, чуть позже, после того, как будет понятна бесперспективность ведения серьезных дел с режимом «Талибана» (террористическая организация, запрещенная в России и ряде других стран – ЕЭ) и возрастанием потенциальных угроз. Даже «вечно нейтральный» Туркменистан в 2020 г. получил статус наблюдателя в ВТО, в июне 2021 г. – наблюдателя в СВМДА, а буквально на днях – наблюдателя в Тюркском Совете. Так что не исключено, что в условиях непредсказуемости ситуации в Афганистане Туркменистан будет искать возможности обеспечения своей безопасности через военно-техническое сотрудничество с государствами постсоветского пространства, в том числе – с ОДКБ.

– Движение «Талибан» (запрещенное в России как террористическое) выступило с угрозами в адрес Таджикистана. Причиной стала словесная поддержка таджикскими властями сопротивления в Панджшере. Какова угроза проникновения членов движения в Таджикистан и другие страны ЦА?

– В настоящее время Таджикистан активно поддерживает этнических таджиков в Афганистане. По различным оценкам, от 25 до 30% населения Афганистана – это этнические таджики. Основу сопротивления также составляют таджики из Панджшера и других таджикских провинций Афганистана. Игнорирование законных интересов таких больших групп населения чревато серьезными последствиями, тем более что Таджикистан испытывает естественные чувства братской симпатии к этнически родственному населению соседней страны. Надо иметь в виду, что в самом Таджикистане очень много людей с боевым опытом, готовых реально поддержать сопротивление, и власти Таджикистана еле сдерживают эти порывы.

Антиталибские настроения очень сильны не только в таджикских провинциях Афганистана, но и в других региона – в узбекских провинциях, в хазарейских и так далее. И то, что «Талибан» (движение запрещено в России как террористическое – ЕЭ) контролирует Кабул, вовсе не означает, что он контролирует все регионы в стране. Особенно это касается регионов с непуштунским населением.

Если бы члены движения реально контролировали всю территорию страны и не боялись бы внутреннего сопротивления, то самая радикальная их часть давно устремила бы взоры на северные границы. Ведь, по их мнению, за Амударьей живут «неправильные мусульмане», которых надо научить «правильному исламу».

Не стоит забывать, что это идеологическое движение, и оно никогда не было чисто политическим. Однако движения, организации, партии, во главу интересов которых идеологические догмы, всегда представляют угрозу. Руководители среднего и низшего звена уже неоднократно делали заявления о том, что «Талибан» (движение запрещено в России как террористическое – ЕЭ) готов оказывать помощь «братьям по вере», причем не только в Центральной Азии, но и везде, где это потребуется. Назывались разные страны – Палестина, Ливия, Сирия, даже страны Европы и Америка. Именно по этой причине нельзя сбрасывать со счетов угрозы проникновения талибов (движение запрещено в России как террористическое – ЕЭ) в регион ЦА.

Более того, я сильно сомневаюсь, что они изменили свою идеологию. Ведь большая часть нынешнего руководства движения – это те, кто был у власти если не в первом, то во втором эшелоне еще во время его первого прихода к власти в 1996-2001 гг. Полагать, что они очень сильно изменились в идеологическом плане, нет никаких серьезных оснований.

Кроме того, движение «Талибан» (запрещено в России как террористическое – ЕЭ) очень массовое, объединяет десятки тысяч людей. Очень сомневаюсь, что его высшее руководство из Кабула (а тем более – из Дохи) может контролировать любого полевого командира, ведь на местах те решают все. По этой причине границы стран Центральной Азии, которые соседствуют с Афганистаном, необходимо серьезно укрепить. Пограничные войска Узбекистана и воинские части страны, которые дислоцированы недалеко от Афганистана, уже приведены в состояние повышенной боевой готовности.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Можно, если осторожно: в Узбекистане разрешили отмечать Новый год на широкую ногу

Кстати, недавно прошли трехсторонние военные учения вдоль афгано-таджикской границы, в которых приняли участие Вооруженные силы России, Узбекистана и Таджикистана. Так что расслабляться и считать, что «горячая стадия» афганского конфликта уже прошла – совершенно не стоит.

– Представители Узбекистана и США обсудили гуманитарную обстановку в Афганистане. Что готов предложить или выполнить Ташкент в ответ на просьбы американцев?

– На мой взгляд, мировое сообщество переоценивает готовность Узбекистана к сотрудничеству с режимом «Талибана» (движение запрещено в России как террористическое – ЕЭ). Так, 11 октября 2021 г. Министр иностранных дел Республики Узбекистан Абдулазиз Камилов в столице Казахстана в рамках министерской встречи стран-участниц СВМДА провел переговоры с Министром иностранных дел Индии Субраманьямом Джайшанкаром. Одной из тем переговоров была, естественно, ситуация в Афганистане. А Индия – это как раз та страна, которая далеко не в восторге от последних политических перемен в республике. Что касается интересов Узбекистана в Афганистане, это три основных аспекта: транзит, энергетика, торговля.

В первую очередь, конечно, для Узбекистана Афганистан важен как транзитный перевалочный пункт, поскольку именно через эту страну осуществляются сухопутные контакты с Пакистаном и Ираном. Также для Узбекистана важно возобновление проектов, связанных с Трансафганским коридором и железнодорожными маршрутами Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар и далее к портам Пакистана, а также Термез – Мазари-Шариф – Герат – Мешхед и далее к портам Ирана. Естественно, что для Узбекистана, изолированного от морей, жизненно важно установление стабильности в Афганистане, пусть даже при режиме талибов (движение запрещено в России как террористическое – ЕЭ).

Конечно, относительно сущности этого режима нет никаких иллюзий ни у кого из серьезных экспертов-аналитиков, но вопросы реальной практической политики требуют договариваться с теми, кто у власти в настоящее время.

Что касается таких сфер, как энергетика и торговля, то Узбекистан заинтересован в том, чтобы продолжать импортировать в Афганистан электроэнергию и свои товары, если конечно режим «Талибана» (движение запрещено в России как террористическое – ЕЭ) окажется платежеспособным.

– Москва не торопит Ташкент с полноценным вступлением в ЕАЭС, где страна является наблюдателем, заявил журналистам замглавы МИД РФ Андрей Руденко. «Будем помогать узбекистанским друзьям получше узнать, что там есть, и плюсы от участия», – добавил он. Как обстоят дела с этим вопросом?

– Узбекистан в декабре 2020 г. обрел статус государства-наблюдателя в ЕАЭС. Таким образом, Узбекистан вступил в переходный период, после которого неминуемо последует полноправное вступление Республики в данное интеграционное объединение. Это исходит из реалий, серьезные, незашоренные и неангажированные эксперты-аналитики утверждали это неоднократно. «Новый Узбекистан», реализуя масштабные реформы в экономике, культуре, социальной сфере, в самое ближайшее время вполне имеет возможность стать ключевым государством Центральной Азии с развитой и современной социально-экономической системой. И одним из аспектов этого, безусловно, должно стать членство в ЕАЭС. Предполагается возможность полноценного вступления Узбекистана в ЕАЭС уже в 2022 г., максимум – в 2023 г.

Узбекистану необходимы новые («хорошо забытые старые») рынки сбыта товаров. Вступление в ЕАЭС (пока в статусе наблюдателя), производители Республики уже получили возможности для доступа к рынкам государств ЕАЭС (особенно России и Казахстана). Создаются более приемлемые условия для жизни и деятельности трудовых мигрантов, открываются возможности доступа к технологиям, инвестиция, ресурсам России и других членов ЕАЭС. Узбекистан получил возможность роста объемов экспорта и импорта, доступа к рынку капиталов, рабочей силы, товаров, услуг, к технико-технологическому, транспортно-логистическому, кредитно-инвестиционному потенциалу ЕАЭС. Упрощены процедуры при торговле внутри ЕАЭС: снижаются нетарифные барьеры, снимаются таможенные посты, растут внешнеторговые обороты, снижается себестоимость транзита грузов, расширяются транспортно-логистические потоки. Все это является факторами, наглядно свидетельствующими о реальных выгодах вступления в ЕАЭС.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь