Закон против правды, или Как в Кыргызстане ввели презумпцию недостоверности

0
126

Закон против правды, или Как в Кыргызстане ввели презумпцию недостоверности

Дискриминационный закон экс-депутата Гульшат Асылбаевой «О защите от недостоверной (ложной) информации» доказал свою абсурдность на практике. Ровно год назад документ подписал президент Садыр Жапаров, и вот в августе 2022-го он был применен.

Чиновники Министерства культуры, информации, спорта и молодежной политики и Министерства цифрового развития пытались заблокировать сайт 24.kg. Никаких уведомлений о том, что работа ресурса будет приостановлена, редакция не получала.

Медиаэксперты расценили этот шаг как неправомерный, несущий прямую угрозу свободе слова и подрывающий информационную безопасность в стране.

Без права на защиту и информацию

В феврале Минкультуры разработало постановление по реализации раскритикованной инициативы Гульшат Асылбаевой. Кабмин его принял, несмотря на критику со стороны как местных, так и международных медиаорганизаций.

Еще тогда эксперты называли закон и принятое к нему постановление антиконституционными и отмечали, что это прямая цензура, введенная властями, а никакая не борьба с фейками.

В документе говорится, что любой гражданин, который считает публикацию недостоверной (ложной), может обратиться к владельцу сайта или страницы в социальных сетях с просьбой удалить тот или иной материал. Если владелец отказывается или нарушает срок (24 часа), заявитель обращается в службу по регулированию и надзору в отрасли связи при Министерстве цифрового развития и просит приостановить работу сайта или страницы на два месяца.

В течение десяти рабочих дней со дня получения заявления или уточненных заявителем сведений госорган направляет интернет-провайдерам предписание о приостановлении работы сайта или страницы со сроком до двух месяцев.

С момента получения предписания провайдеры в течение трех рабочих дней приостанавливают работу сайта или страницы и незамедлительно уведомляют уполномоченный государственный орган об исполнении.

При этом заявитель не предъявляет никаких доказательств, что приведенные в статье или новости сведения являются ложными. Ему просто верят на слово. А вот СМИ всякой возможности доказать свою правоту лишены.

Презумпция недостоверности

В Минкультуры 24.kg заявили, что действовали в рамках закона. Поэтому и не стали себя утруждать выяснениями, действительно ли является информация, на которую поступила жалоба, фейковой, представлено ли мнение второй стороны.

Действительно, закон не обязывает налагающих блок на тот или иной ресурс углубляться в подробности. Но решение, принятое без уточнения всех обстоятельств, в одностороннем порядке, — это ли не нарушение фундаментальных прав СМИ на защиту и граждан на доступ к информации?

Глава ОО «Журналисты» Нурдин Дуйшенбеков заявил — закон Гульшат Асылбаевой превратился в инструмент в руках профессиональных жалобщиков и последние не несут никакой ответственности за свои действия.

«Закон Гульшат Асылбаевой, как и постановление кабмина о его реализации, работает в одностороннем порядке и в интересах тех, кто просто любит жаловаться. Причем зачастую их претензии совершенно необоснованные. Но никакой ответственности они не несут. Если вы обратитесь в милицию, к примеру, с заявлением, которое не соответствует действительности, то будете отвечать за ложный донос. Если пойдете в суд, то тоже будете отвечать за клевету и необоснованные обвинения. А здесь ничего. Просто кому-то не понравилась та или иная заметка», — сказал он.

Этим законом введена презумпция недостоверности информации в СМИ. А что, если завтра у нас все ведущие агентства через этот механизм закроют? Это создает угрозу информационной безопасности.

Нурдин Дуйшенбеков

С ним согласны и эксперты Института медиа полиси. Они заявили, что прецедент с информационным агентством показывает — закон Гульшат Асылбаевой является не чем иным, как административным ресурсом против СМИ, которые мониторят действия власти и раскрывают данные, помогают гражданам понять, как работает правительство.

«История полна случаев, когда власти обвиняли журналистов в том, что они более опасны для страны, чем реальные враги общества, коими являются коррупция и непотизм во власти», — отметили в ИМП.

Чем дальше власти отдаляются от правды, тем больше будут ненавидеть тех, кто ее говорит. Этот так называемый закон не против фейков, этот закон против правды.

Из заявления Института Медиа Полиси

Эксперты и правозащитники неоднократно призывали Минкультуры отказаться от провальной инициативы и просили кабмин отозвать постановление. Напоминали, что этим документом затрагиваются конституционные права неопределенно широкого круга граждан и подобное действие не может регулироваться постановлением, только законом. Чиновники по традиции проигнорировали разумные доводы и замечания.

Имитация — восьмой уровень

Еще на этапе обсуждения проекта закона Гульшат Асылбаевой аналитики предупреждали: направлен он будет против неугодных СМИ. А для фейков, наоборот, создаст благоприятную почву. Что в итоге и получилось.

Одной рукой власти продолжают затыкать рот журналистам и блогерам, другой — подкармливать многочисленные армии троллей.

Репортеры Kloop и Factcheck провели серию расследований и показали наглядно, как работают фермы ботов. Их участники, скрывшись за фейковыми аккаунтами, строчили комментарии в поддержку того или иного политика, как правило, с подмоченной репутацией. Не жалел денег на содержание «фабрик» осужденный за коррупцию экс-заместитель главы ГТС Райымбек Матраимов. В разгар президентской гонки в декабре 2020 года «фальшивки» обслуживали Садыра Жапарова.

Не сбавляли обороты фермы весь 2021-й. И это понятно — за минувшие 12 месяцев в Кыргызстане прошло рекордное количество избирательных кампаний. Включая два референдума — по изменению формы правления и по Конституции, устанавливающей жесткую вертикаль президентской власти.

Троллей периодически задействуют и сегодня. Фейки трудятся на благо высокопоставленных чиновников и депутатов, продавливая в соцсетях антиконституционные и откровенно дискриминационные инициативы. Распространяют лживую информацию против независимых репортеров, не боящихся разоблачать злоупотребления носителей власти.

Однако никто что-то не торопится их блокировать, что служит очередным доказательством — закон Гульшат Асылбаевой работает не против фейков, а атакует свободу слова.

Свобода слова — пустой звук

У властей зачастую во всем виноваты СМИ. Как оказалось, это очень удобно — все свои промахи, отсутствие достижений, провалы перекладывать на чужие плечи.

Чиновники и депутаты забывают: профессиональные журналисты формируют повестку дня из того, что в качестве пищи для размышлений дают как раз «Белый дом» и Старая площадь.

Не журналисты виноваты в росте цен на продукты питания и ГСМ. Не редакции изданий используют серые схемы, например, в Таможенной службе, вывозя контрабанду на миллионы сомов. Не представители СМИ хаотично застраивают Бишкек уродливыми многоэтажками, нарушая розу ветров и вырубая деревья в национальных заповедниках и столице.

СМИ — отражение происходящего не только в стране, но и в высших эшелонах власти. Пока депутаты и госслужащие не станут образцом высокообразованных, профессиональных и трудолюбивых кадров, демонстрирующих на деле, а не болтовней свои достижения, они так и будут ньюсмейкерами в тех самых новостях и сюжетах, которые им не нравятся.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь