Будущее ШОС: Время многовекторности “братушек” заканчивается

0
122

Будущее ШОС: Время многовекторности "братушек" заканчивается

Будущее ШОС – Шанхайской организации сотрудничества, объединяющей страны с 50% населения мира и 60% мирового ВВП – стало одной из тем Всемирного экономического форума, открывшегося во Владивостоке.

Не все настроены оптимистично и призывают не слишком сильно рассчитывать на одномоментный взлет организации, которая только-только вступает в новую форму отношений.

"Критически важно правильно просчитать и оценить возможности организации и не подходить к ней с завышенными требованиями, способными подвергнуть ШОС критическим перегрузкам, угрожающим прочности всей ее конструкции", – осторожно сформулировал зам генсека ШОС Григорий Логвинов.

Он же уточнил, что ШОС – не военный блок. Впрочем, в эти же дни одновременно с форумом проходят как раз масштабные учения "Восток-2022", где задействованы многие подразделения стран-членов организации. Это, кстати, показывает наличие разных точек зрения на динамику строительства ШОС и превращения ее во что-то более крепкое и серьезное.

Единственное, что ни у кого не вызывало вопросов – именно Россия и Китай объективно призваны взять на себя инициативу формирования линии дальнейшего развития организации.

Примечательно, что именно Пекин стал двигателем переформатирования ШОС, требуя от руководящих структур объединения занять более четкую позицию в отношении действий США и Запада.

Так, по сообщению китайского издания "Синьхуа" министр иностранных дел КНР Ван И, принимая генерального секретаря ШОС Жан Мина, еще весной заявил о необходимости, чтобы организация с учетом кризиса на Украине играла более важную роль в поддержании региональной и глобальной стабильности и безопасности, а также выступила категорически против введения незаконных односторонних санкций.

Поэтому, конечно, членам ШОС необходимо занимать более решительную позицию и оказывать солидарность друг с другом, а не отсиживаться, прикрываясь гнилым нейтралитетом. Это касается и ряда союзников по ЕАЭС и ОДКБ, которые, как правило, желают "пробежать между струйками, не намочившись", и при этом сохранить партнерские и тесные экономические и политические связи с Западом.

Я говорю о правительствах Казахстана, Узбекистана, Киргизии и Таджикистана, которые подвергаются давлению со стороны США, когда Вашингтон требует покорности в деле соблюдения антироссийских санкций, грозя в противном случае различными карательными мерами.

Подобная рыхлость ШОС и обескураживает. Соответственно, насущной задачей Москвы и Пекина в нынешней ситуации является ускорить процесс структуризации организации, введения единых правил поведения и системы финансово-экономических отношений, когда члены действовали бы единым фронтом, а не каждый сам по себе.

При этом большие мощные в военно-экономическом смысле страны должны определять общее мнение, и в частности, бывших советских среднеазиатских республик, а не наоборот, так как игры в "демократию" и в пресловутую "многовекторность" тут уже неуместны.

Этому кстати, благоприятствует то обстоятельство, что сейчас членами и наблюдателями ШОС захотели стать сразу же десятки стран по всему миру, и даже из Латинской Америки. Целая вереница арабских стран действительно выстраивается в очередь, в том числе, и из числа бывших или даже нынешний союзников США, да так, что аж сам Эрдоган решил запрыгнуть на подножку последнего вагона уходящего от Запада поезда.

ШОС сейчас является некой альтернативой. Эти настроения в правящих элитах стран Азии и Ближнего Востока многие на форуме также поняли и поэтому не случайно Кирилл Барский, исполняющий обязанности заведующего кафедрой дипломатии МГИМО МИД РФ заметил, что новое объединение вовсе не является очередным гегемоном.

"Изменяющийся мир – это будущий многополярный мир. И в этом плане ШОС может служить как бы неким символом этой многополярности. Ведь сама организация изначально закладывалась двадцать лет назад как прообраз многополярного мира, причем в пик однополярного момента. И тогда ШОС сверкнула как некий луч надежды", – напомнил Барский.

То есть, очевидно, что на фоне потери монополии США и англосаксонского мира происходит неизбежный процесс регионализации мировой экономики и геополитики, а союз России и Китая будет одним из мощнейших блоков и рынков, к которому уже сейчас выгодно примкнуть, став партнером. Ситуацию резко меняет и ожидаемое присоединение Ирана в сентябре этого года к ШОС.

В самом Китае, понимая, что они являются хозяевами положения, пока стремятся поэтапно развивать ШОС. Так, Сунь Чжуанчжи, директор Института России, Восточной Европы и Центральной Азии, озвучил желанный сценарий:

"Вариант, который сейчас предпочтительней, когда организация под влиянием неблагоприятной ситуации усилит интеграцию и сформируют тесное сообщество безопасности государств, которые сблизятся и углубят внутреннюю солидарность перед внешним давлением".

При этом никакой почвы для "многовекторности", то есть для проведения двурушнической политики в интересах Запада, у "союзников" в Средней Азии уже не остается, что не может не радовать. Об этом свидетельствуют цифры накопленных инвестиций РФ и КНР в странах ЦА, которые составили огромную сумму – 61 миллиард долларов. А в связи с развитием транспортной и энергетической инфраструктуры они окажутся еще более привязаны к России и Китаю.

Предстоящий визит лидера КНР Си Цзиньпиня в Казахстан надо рассматривать в этом же ключе, когда ныне еще прозападная элита в Нур-Султане окажется в крепких и уже не разжимаемых объятиях старших товарищей из Пекина.

Кстати, очевидным становится также то, что Москва и Пекин поставили на Ташкент, как на будущего лидера в Центральной Азии. Не зря Шавкат Мирзиеев буквально закидал различными проектами и инициативами дальнейшего развития ШОС, а сам саммит пройдет в древнем Самарканде. В пользу этого говорит и кредит в 500 миллионов долларов, который будет выдан Ташкенту в эквиваленте в юанях банком развития Китая.

Произойдут и другие важные изменения, направленные на перспективный отказ от доллара и других западных валют. Для этих целей даже было создано межбанковское объединение стран организации, куда вошли не только банки, но и национальные институты финансирования и развития, корпорации.

Потребность в этом очень велика, что и подтвердил Сергей Сторчак, старший банкир ВЭБ РФ:

"Новые финансовые механизмы, альтернативные доллару, обязательно появятся в рамках организации, так как появился большой спрос. И они будут работать уже по кальке, устраивающей экономики конкретно этого региона, особенно когда они начинают доминировать в мире и будут вскоре определять темпы и характер современного развития".

С моей точки зрения, было бы более правильным принять план экономиста Сергея Глазьева, который предложил ввести электронную валюту в качестве необходимого и временного этапа. Она использовалась бы исключительно в международных отношениях, была бы устойчивой, прозрачной и справедливой, защищенной от разного рода санкций.

И это очень серьезный вызов. Создание такой электронной валюты дало бы толчок и для ускорения и углубления интеграции уже и в рамках ЕАЭС на постсоветском пространстве.

При этом преодоление исторических противоречий между членами ШОС, в частности, между Индией и Пакистаном, Индией и Китаем, Ираном и Саудовской Аравией, Ираном и Турцией могли бы решаться при посредническом участии России, как неоспоримого арбитра и авторитета в Большой Евразии.

Таким образом, на площадке ВЭФ – 2022 прошла лишь последняя сверка общности позиций перед предстоящем эпохальным саммитом ШОС в Самарканде, который состоится 15 – 16 сентября. И важно в этом процессе шагать широко, не оглядываясь на нытье различного рода неолибералов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь