Экономическое взаимодействие стран СНГ с Афганистаном: реалии и перспективы

0
167

Экономическое взаимодействие стран СНГ с Афганистаном: реалии и перспективы

1октября исполнился год меморандуму Афганистана и Таджикистана «О взаимопонимании и мерах по охране окружающей среды экосистемы бассейна рек Пяндж и Амударья», подписанному в Душанбе 17 сентября 2020 года и рассчитанного на 5 лет. Несмотря на откровенно враждебную риторику, коей обмениваются официальный Душанбе и де-факто власти в Кабуле, номинально меморандум продолжает действовать, давая призрачную пока надежду на то, что общность экономических интересов возьмёт верх над политической напряжённостью.

О чём же речь?

«Этот документ обеспечивает Афганистану и Таджикистану возможность совместно принимать решения, направленные на борьбу с изменением климата, и сохранение биоразнообразия в бассейне трансграничных водных ресурсов. Мы надеемся, что в будущем такое сотрудничество будет распространяться и на другие страны бассейна Амударьи»,

– такое мнение высказал в июле зарубежным СМИ директор экологической программы ООН (ЮНЕП) по вопросам бедствий и конфликтов Гарри Льюис.

Экономическое взаимодействие стран СНГ с Афганистаном: реалии и перспективы

Карта бассейна Амударьи (1988 г.)

По данным ЮНЕП (февраль 2018 г.), Афганистан и Таджикистан проводят гидрологический мониторинг бассейна Амударьи, и властями обеих стран обсуждаются механизмы регулярного обмена оперативной информацией. Также сопредельные страны поддерживают естественные и инженерные защитные сооружения для снижения воздействия наводнений. С обеих сторон работают по берегам наблюдатели-гидрологи и экологи.

Что касается нынешних трендов в этой сфере, то, согласно докладу британского “The Economist” «The Blue Peace Index-2020» (май 2021 г.), «…Афганистан [режим Гани – прим. ред.] в  последние годы проявляет активную готовность сотрудничать со своими прибрежными соседями, как в двустороннем, так и в многостороннем форматах по бассейну Амударьи. Афганистан уже наладил отношения с Таджикистаном по реке Пяндж». Сегодня всё это – под вопросом.

Экономическое взаимодействие стран СНГ с Афганистаном: реалии и перспективы

Водная граница Афганистана с Таджикистаном (по Амударье и Пянджу, 1130 км), самая протяженная в регионе

Наряду с очевидным фактором геополитической географии, предопределяющей неизбежность постоянного диалога и сотрудничества с «талибским» (группировка запрещена в России) Афганистаном, важнейшим подспорьем здесь является, образно говоря, география «водно-экономическая». Трансграничный бассейн реки Амударья с её притоками общей площадью составляет свыше 200 тыс. кв. км, из которых не менее 20% приходится на Афганистан. Уже в силу данного обстоятельства сотрудничество в Амударьинском бассейне имеет исключительную важность для соседей по обе стороны Пянджа. И, по крайней мере, на текущий момент талибы не пытаются выйти из соглашений, касающихся этого сотрудничества.

Скажем, Протокол № 566 1987 года, подписанный союзными республиками Средней Азии (в Ташкенте) и одобренный правительством Наджибуллы, предусматривает ежегодный водозабор – с учётом трансграничных рек Пяндж и Мургаб – в общем объеме 61,5 кубокилометров, из которых для Афганистана 2,1 куб. км. Но фактический показатель по Афганистану с 1988 года составлял не менее 4 кубокилометров, что не вызывало официальных возражений республик-подписантов. Этот документ де-факто действует и сегодня.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Туркменбаши активно готовится к визиту Бердымухамедова-младшего

В 1992 году была учреждена Межгосударственная координационная водохозяйственная комиссия стран Центральной Азии (МКВКЦА), исполнительным органом которой является созданная в начале 1980-х годов «Бассейновая Водохозяйственная Организация (БВО) Амударья». Однако до настоящего времени Афганистан полноценно не участвует в её работе, и по сей день обладая статусом ассоциированного наблюдателя.

Единственным государством Центральной Азии, наиболее заинтересованным в сотрудничестве с Афганистаном по вопросам распределения водных ресурсов, является Таджикистан. Причина очевидна – максимальная, в рамках бассейна Амударьи, экономико-географическая взаимозависимость трансграничных рек и их «совместная» протяженность. Соответственно, 17 сентября 2020 года Таджикистан и Афганистан подписали в Душанбе вышеупомянутый Меморандум «О взаимопонимании и мерах по охране окружающей среды экосистемы бассейна рек Пяндж и Амударья». Документ рассчитан на 5 лет и предусматривает в этом трансграничном бассейне совместные разработку и реализацию мер по: 1) противодействию изменениям климата; 2) сохранению биоразнообразия; 3) мониторингу качества воды; 4) экологическую экспертизу водохозяйственных проектов; 5) обмен опытом в управлении водоресурсами того же бассейна и в их использовании.

Ранее, в 2010 году, между Таджикистаном и Афганистаном было подписано в Кабуле базовое в этой сфере бессрочное Соглашение «О сотрудничестве в сфере развития и управления водными ресурсами рек Пяндж и Амударья». Небезынтересно, что талибы отменили большинство международных соглашений «прежнего» Афганистана или приостановили их действие, но этот документ тоже оставлен в силе. Возможно, потому что, по имеющимся данным, к настоящему времени при ежегодном стоке бассейна Амударьи 78,34 куб. км более 25%, то есть около 20 куб. км, образуется на территории Афганистана (на территориях Таджикистана и Узбекистана – соответственно 61 и 6,6%). К тому же водозабор Афганистаном ныне варьируется между 3 и 5 куб. км в год, а в ближайшие годы Кабул планирует увеличить отбор из бассейна Амударьи до 10 куб. км ежегодно.

Экономическое взаимодействие стран СНГ с Афганистаном: реалии и перспективы

В свою очередь, Таджикистан осваивает колоссальный гидроэнергетический потенциал приграничного с Афганистаном Пянджа, формирующего свыше трети (около 33,4 куб. км) водоресурсов самой Амударьи. На 2022-2025 гг. с помощью России запланировано строительство двух крупных гидроузлов на таджикистанском русле Пянджа – Даштиджумского (мощность 4 тыс. МВт, ёмкость – 17,6 куб. км) и Рушанского (мощность 3 тыс. МВт, ёмкость – 5 куб. км). Таким образом, Москва получает предметный хозяйственный стимул для взаимодействия с «талибским» Афганистаном.

Предполагается, что водные объемы и/или электроэнергия с этих объектов будут частично поставляться в северные и северо-восточные провинции Афганистана. Кроме того, и поныне актуальны планы ещё последних пяти лет правления короля М. Захир-Шаха (1969-1973 гг.) по созданию с помощью СССР и Ирана в приграничном с Центральной Азией регионе страны сети мало- и среднемощных ГЭС. По имеющейся информации, талибы включили эти планы в программу развития электроэнергетики, сельхозорошения и бытового водоснабжения Северного Афганистана, что потребует оценки воздействия данной сети на возможности водозабора соседних стран Центральной Азии в Амударьинском бассейне.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как Таджикистан превращается в зону особых интересов Китая

Российское же участие в этих проектах создаёт непосредственный интерес к взаимодействию с Кабулом, опровергая утверждения некоторых экспертов об отсутствии у российских компаний какого бы то ни было интереса к проектам в Афганистане. Потенциал возможного взаимодействия проявляется и в транспортном секторе. Так, 22 июня 2021 года в ходе заседания двусторонней комиссии по экономическому сотрудничеству премьер Узбекистана Абдулла Арипов отметил: «важным нам представляется интерес со стороны ОАО «РЖД» к участию в проекте строительства трассы железнодорожного коридора Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар (Узбекистан – Афганистан – Пакистан), который позволит сформировать принципиально новую модель международной железнодорожной коммуникации». Известно, что талибы не отменили и данный проект.

Более того, официальный представитель талибского правительства Забихулла Муджахид провёл 15-16 октября в приграничном Термезе с правительством Узбекистана переговоры, в ходе которых созданы рабочие группы по сотрудничеству, в том числе по проекту той же железной дороги. Официальный представитель МИД Узбекистана Юсуп Кабулжанов 17 октября рассказал, что в ходе переговоров стороны «уделили особое внимание вопросам реализации таких инфраструктурных проектов, как строительство ЛЭП Сурхан – Пули-Хумри и железной дороги Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар». В этой связи заметим, что Узбекистан поставляет в северные провинции Афганистана электричества больше, чем тот производит сам.

Экономическое взаимодействие стран СНГ с Афганистаном: реалии и перспективы

Советско-афганский проект железнодорожного коридора Узбекистан – Афганистан – Пакистан (1972 г.)

…Возвращаясь же к роли трансграничного Амударьинского бассейна в сотрудничестве с «талибским» Афганистаном, отметим, что региональные конфликты могут по-разному влиять на процессы рационального использования трансграничных водных ресурсов. Так, несмотря на натянутые политические отношения России с государствами Прибалтики, и поныне действуют соглашения 1990-х годов с Латвией по бассейну Даугавы – Западной Двины, с Эстонией – по Чудскому озеру – реке Нарва, это также зона трансграничного экологического и хозяйственного сотрудничества «Неман» (Калининградская область РФ, Белоруссия, Литва, северо-восточные воеводства Польши). Другой пример – даже в период военно-политической конфронтации КНР и Вьетнама с «прокитайской» Кампучией (Камбоджой) и Таиландом на рубеже 1970-1980-х годов, Китай, где находятся исток и верхнее течение трансграничного Меконга, взаимодействовал в рамках «Комитета по бассейну реки Меконг».

Москва призывает Душанбе и Кабул к снижению градуса напряжённости. Остаётся надеяться, что соседи, объективно заинтересованные в налаживании взаимовыгодного и предсказуемого взаимодействия, всё-таки найдут возможности перейти от враждебной риторики и соответствующих действий к более конструктивным шагам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь