Haqqin_az: В афганской игре главный козырь у Узбекистана

0
25

Haqqin_az: В афганской игре главный козырь у Узбекистана

Ташкент поддерживает «тесные контакты» с представителями движения «Талибан» по вопросам охраны границ и сохранения спокойствия на приграничных территориях, сообщил 17 августа МИД Узбекистана. Движение «Талибан» стало главной политической силой в Афганистане после сложения президентских полномочий и бегства Ашрафа Гани.

Не веря обещаниям талибов, тысячи людей стремятся покинуть страну.

Ранее Узбекистан заявлял, что не намерен принимать афганских беженцев и не брал на себя никаких обязательств по этой линии, в том числе международных. «Но если ситуация не улучшится, а талибы продолжат преследовать мирных жителей, то, возможно, определенное количество женщин, детей и стариков Узбекистан впустит на свою территорию. Я думаю, что будет проводиться избирательная политика по отношению к беженцам. Уже понятно, что талибы в Афганистане пришли к власти надолго. Ссориться и портить отношения с ними, что может произойти, если Узбекистан откроет границы, не в интересах Ташкента. Потому вряд ли наша страна примет заметное количество беженцев», – сказал haqqin.az директор Центра исследовательских инициатив Бахтиёр Эргашев.

Тем временем соседний Таджикистан начал прием афганцев. 16 августа власти страны дали разрешение на посадку двум афганским военным самолетам, которые приземлились в аэропорту города Бохтар. На их бортах было более сотни военнослужащих, после чего, как сообщили таджикские представители, самолеты «вернулись на базу» в Афганистан. При этом таджикско-афганская граница укреплена тройной линией обороны, на ней задействованы силы и средства погранвойск, Минобороны, Госкомитета по национальной безопасности, МВД, а также резервисты.

Не имеющий общей границы с Афганистаном Казахстан также рассматривает вопрос приема беженцев. В Шымкенте для них готовится временный лагерь. Правда, МИД Казахстана это опроверг, заявив, что президент Касым-Жомарт Токаев «не принял решение по поводу беженцев из Афганистана». По мнению директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева, невнятная официальная позиция связана с тем, что основная часть казахстанцев негативно относится к идее принятия афганских беженцев. Сразу возникает много вопросов: на какой срок, за чей счет будет финансирование, как будут складываться отношения беженцев с местными жителями. Это наиболее важная составляющая.

О приеме беженцев заявил и Кыргызстан. Начальник управления по работе с беженцами Министерства здравоохранения и социального развития Жыпара Мамбетова сообщила, что республика «готова принять 1200 памирских кыргызов из Афганистана». Для этого, по ее словам, нуждающиеся в убежище должны сами подойти к границе Кыргызстана и заявить о желании переселиться на историческую родину. На сегодня статус беженцев в КР получили 73 афганца, рассматриваются заявления еще 67 человек.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Стоит ли казахам брать пример у кыргызов?

Впрочем, Ташкент предложил вполне адекватную идею создать на территории Афганистана лагеря для беженцев, которым оказали бы поддержку страны Центральной Азии. Этот вариант не раз применялся в международной практике в зонах боевых действий. Не исключено, что этот вопрос обсуждался на саммите глав стран Центральной Азии, который на минувшей неделе прошел в Туркменистане. Важно выработать единый подход и общую позицию, а не так, что Узбекистан сказал одно, Казахстан сделал другое, Таджикистан — сделал третье.

В Центральной Азии внимательно следят за развитием событий в Афганистане, но, тем не менее, растерянность в столицах региона ощущается. Наиболее подготовленный к сценарию прихода талибов к власти был Узбекистан, считает Досым Сатпаев. Еще со времен Ислама Каримова Узбекистан имел свое игровое поле в афганской политике. С начала в 90-х годах Ташкент активно поддерживал военный потенциал Северного альянса и генерала Абдул Рашида Дустума в войне с талибами. К слову, и сегодня Дустум бежал в Узбекистан.

Затем в начале 2000-х Узбекистан предоставил американцам авиабазу «Карши-Ханабад», которая функционировала до 2005 года, а немцам — авиабазу в узбекском Термезе. При этом постоянная угроза со стороны Афганистана со временем превратила Узбекистан в государство с довольно сильной армией. В 2021 году Узбекистан улучшил свои позиции в международном рейтинге вооруженных сил Global Firepower, заняв 51-е место, и до сих пор остается сильнейшей армией в Центральной Азии. Для сравнения: Казахстан отстал от Узбекистана в данном рейтинге на 11 пунктов, разместившись на 62-м месте.

C приходом на пост президента Узбекистана Шавката Мирзиёева политические контакты Ташкента и талибов активизировались. Кстати, на церемонии заключения мирного соглашения между США и представителями движения «Талибан» также присутствовал министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов, что говорило об активном участии Ташкента в переговорах с талибами. В результате весной 2021 года представители руководства движения «Талибан» заявили, что со своей стороны не допустят того, чтобы с территории Афганистана исходила угроза безопасности Узбекистану.

«При этом, как США и Россия, Узбекистан также исходит из принципа «враг моего врага – мой друг», видя в талибах один из инструментов сдерживания более радикальных групп, в том числе «Исламского движения Узбекистана», которое до 2014 года было на стороне талибов, пока в том же году лидер ИДУ Усман Гази не заявил о присоединении этой организации к ИГИЛ. Но, кроме политического диалога с талибами, Ташкент интересуют вполне конкретные экономические цели в Афганистане», — полагает Сотпаев.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Выборы в Узбекистане: как Мирзияев расчищает путь к победе

Азиатский банк развития уже выделил Афганистану 110 млн долл. на строительство линии электропередач Сурхан–Пули-Хумри из Узбекистана протяженностью 260 км. Кроме этого Ташкент приступил к реализации нового проекта по строительству железной дороги Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар через Афганистан в Пакистан. В начале 2021 года Узбекистан, Афганистан и Пакистан подписали совместный запрос на получение кредита в 4,8 млрд долл. от международных финансовых организаций для проекта Трансафганской железной дороги. Данный маршрут должен связать южноазиатскую железнодорожную систему с центральноазиатской и евразийской, чтобы обеспечить выход к пакистанским морским портам – Карачи, Касему и Гвадару.

Но все эти проекты невозможно будет реализовать без поддержки движения «Талибан», которое должно гарантировать их безопасность. Не исключено, что, пока талибы будут формировать правительство, а на это уйдет достаточно времени, реализацию всех этих проектов придется отложить.

Между тем в Ташкенте рассчитывают, что талибы выполнят свои обещания по формированию инклюзивного правительства в Афганистане, таким образом удастся избежать хаоса. Конечно, сделать это будет непросто, поскольку, несмотря на переговоры движение «Талибан» не монолитно и состоит из разных групп более или менее радикальных, что не исключает междуусобные войны. «Укрепить власть и получить международную легитимность талибам будет не просто, так как Афганистан — это пестрый ковер разных этнических групп и большого количества полевых командиров, которые были местными «князьями» на своей территории при любой власти.

Также «Талибан» должен окончательно взять под контроль все ключевые экономические ресурсы страны начиная с транзитных путей и заканчивая производством наркотиков. Но на этих ресурсах долгое время как раз и сидели многочисленные местные игроки, с которыми либо придется договариваться, либо воевать», — сказал haqqin.az Сатпаев.

Поэтому первое время талибам будет не до Центральной Азии. Другой вопрос, какую политику они будут вести, если у них получится создать свой Исламский Эмират Афганистана и не увязнуть в междуусобных войнах.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь