Языковой вопрос в Казахстане: отделяя зёрна от плевел

0
133

Языковой вопрос в Казахстане: отделяя зёрна от плевел

В свете происходящих в последнее время на постсоветском пространстве событий языковой вопрос вновь выходит на первый план. Для нашего же многонационального общества это перманентная проблема, к тому же имеющая как внутриполитический аспект, так и не менее важный внешнеполитический. Также не будет преувеличением сказать, что и исторически, и ментально языковая ситуация в Казахстане носит уникальный характер, поскольку у неё практически нет аналогов даже на постсоветском пространстве.

О двуязычии без эмоций

В советский период в нашей республике сложилось казахско-русское двуязычие. К этому можно относиться по-разному, но в любом случае это есть данность, которую можно расценивать с совершенно разных позиций. А уже отталкиваясь от них, выделять достоинства или недостатки этой политики с точки зрения национального строительства. Двуязычие стало следствием множества факторов исторического, политического, социально-экономического и культурологического свойства. Причем природа их носит как объективный, так субъективный характер. Там есть и позитивные моменты, и негативные. Все зависит от того, под каким углом их рассматривать и трактовать. Это огромная тема, которую в рамках одной статьи раскрыть невозможно, а потому оставляю её профильным специалистам и только выскажу несколько соображений.

Оценка этого явления не может быть однозначной. Всё зависит от ракурса рассмотрения. Для одних двуязычие – это следствие «проклятого» колониального прошлого. Для других – объективное следствие цивилизационного прорыва, в который казахская нация была вовлечена в результате социально-экономических и общественно-политических катаклизмов первой четверти ХХ века.

Если рассуждать без эмоций и идеологических перехлестов, то в актив политики двуязычия можно занести сохранение межэтнической стабильности и гражданского мира в республике. Для нашего многонационального и поликонфессионального общества это имеет ключевое значение. Особенно сейчас, на фоне того, что происходит между Украиной и Россией.

Является ли политика двуязычия препятствием для процесса национального строительства, как утверждают некоторые? Мне не совсем понятно, что конкретно под этим подразумевается. Например, мы без конца мечемся в поисках ответа на вопрос, откуда берёт начало наша сегодняшняя государственность. Так вот, мне представляется, что она во многом скроена из «шинели» государственного образования, имя которому – Казахская ССР. Понимаю, что такая позиция подвергнется жёсткой обструкции, но если кто-нибудь сможет аргументированно и корректно опровергнуть эту точку зрения, то готов выслушать любое мнение.

Нередко приходилось слышать, что в большинстве стран граждане говорят на одном языке, а там, где сосуществуют два языка (Канада, Бельгия и другие), ситуация в обществе и государстве неустойчивая. Однако применительно к тем же Канаде с Бельгией такая оценка представляется не совсем корректной. Да, там (особенно в Бельгии) есть политические проблемы, корни которых уходят в этническую историю этих стран. Но в любом случае нам до их качества жизни и уровня политической культуры еще идти и идти. А если продолжить предлагаемый ряд, то почему бы не вспомнить в качестве примера, достойного подражания, скажем, Швейцарию?

Так каковы же перспективы политики двуязычия в Казахстане? До сих пор она не особо влияла на уровень социальной стабильности в стране. Но это вовсе не означает отсутствия латентного внутреннего напряжения вокруг языкового вопроса. И, скорее всего, по мере изменения этнической структуры нашего общества оно будет неуклонно нарастать. Сложно прогнозировать, как в итоге разрешится эта ситуация. Но очень хотелось бы надеяться, что здравый смысл возьмёт верх. Любой другой подход чреват непредсказуемыми последствиями, о чём свидетельствует опыт Украины.

Статус языка и практика его применения

Сторонники строительства национального государства настаивают на том, что Казахстан станет таковым только после того, как казахский язык станет государственным не только по своему конституционному статусу, но и на практике. Это тоже очень спорное утверждение. Например, у меня всегда вызывает недоумение, когда рьяные сторонники строительства национального государства апеллируют к опыту Франции. Дескать, и нам следует идти по такому же пути. А потому, мол, все граждане Казахстана должны быть записаны в документах казахами, так же, как все французы, независимо от их этнического происхождения, пишутся французами. С моей точки зрения, в таком подходе присутствует элемент «передергивания», используемый обычно карточными шулерами.

Во-первых, в основе гражданской идентичности французов лежит великая французская культура, давшая миру Монтескье, Дидро, Вольтера, Золя, Бальзака и множество других выдающихся имен.

Во-вторых, несущей конструкцией этой культуры является французский язык, доминировавший во многих частях света в эпоху расцвета колониальной политики Франции. Именно через него получили доступ к достижениям мировой цивилизации немало народов Азии, Африки, Южной Америки. Поэтому сегодня и существует такое понятие, как «мир франкофонии».

А теперь вопрос: насколько французский опыт языковой политики применим к практике нашего национального строительства? Полагаю, что ответ более чем очевиден, и он не совсем в нашу пользу. Хотя здесь есть поле для дискуссии. И в этом смысле я хотел бы сослаться на мнение известного казахстанского эксперта, профессора Рустема Кадыржанова, который пишет: «У национального языка совсем другие функции в обществе, его действие направлено не столько вовне, сколько вовнутрь общества, в котором он живет и действует. Главная задача национального языка состоит в том, чтобы стать фундаментом и в то же время инструментом, с помощью которого формируется нация. Здесь под нацией понимается однородное культурно-языковое сообщество, состоящее из представителей различных этносов и культур, живущих в этом обществе. Язык играет ведущую роль в интеграции полиэтнического общества в единую нацию».

Но опять же, с моей точки зрения, применительно к казахскому языку это не более чем идеологический посыл, пока еще не подтвержденный практикой нашего государственного строительства. Поэтому, как говорится, поживем-увидим…

Кому, прежде всего, нужен казахский язык?..

Еще один специфический момент нашей действительности заключается в том, что многие казахи являются русскоязычными, тогда как другая их часть – казахскоязычными. В этой связи возникает вопрос: может ли такое языковое разделение титульной нации стать фактором, тормозящим процесс утверждения казахского языка как средства межнационального общения в Казахстане?

Лично я так не думаю, хотя, конечно, здесь есть проблема. Условно я бы обозначил её так: пока сами казахи стопроцентно не овладеют в совершенстве (именно так: в совершенстве) казахским языком, перспектива превращения его в полноценный государственный будет выглядеть туманной. Здесь в определённом смысле применим известный закон перехода количества в качество.

Впрочем, это не единственная проблема. Сегодня в культурно-языковом плане население Казахстана, по сути, разделено на три группы: первая – казахскоязычные казахи, вторая – русскоязычные казахи, третья – русские и представители и других этносов. Опять же возникает вопрос: не препятствует ли существование трёх разделённых культурно-языковых групп национальному строительству?

Мой ответ будет незатейлив – я просто предлагаю вернуться к мнению профессора Р.Кадыржанова и дополню его следующим тезисом: это будет непростой и, возможно, весьма болезненный процесс. Болезненный, прежде всего, для нас, казахов. Полагаю, что на определённом этапе придет осознание того, что наш язык никому, кроме нас самих, особенно и не нужен. А значит, он никогда не будет основным инструментом познания внешнего мира и проникновения в него. В этом смысле он будет интересен только небольшой группе исследователей казахского мира и просто любознательных людей.

Кстати, как северный казах могу поделиться одним сугубо субъективным наблюдением: среди неказахов (прежде всего, русских) процент не принимающих казахский язык стал снижаться. И, что не может не вселять оптимизм, особенно среди молодежи. Но это мое личное ощущение.

Через тернии…

Как бы то ни было, за годы суверенной истории языковой баланс заметно изменился в пользу казахского. Это объективный и вполне закономерный процесс. Ареал его применения расширяется, что не может не радовать. На этом фоне довольно странно слышать истерические выкрики из лагеря национал-популистов, которые время от времени начинают «нагнетать волну». Считаю это чистейшей воды спекуляцией. Характерно, что при ближайшем рассмотрении большинство этих горлопанов ничего полезного в практическом плане для развития казахского языка предложить не могут, но шумят порой знатно. Их бы энергию да в нужное русло…

Этой публике пора бы понять, что сам по себе демографический рост доли казахов в структуре городского населения уже является ключевым фактором будущего доминирования казахского языка в городах. Другое дело, смотря о каком регионе идёт речь. Но в любом случае общий тренд очевиден – казахский язык неуклонно расширяет своё присутствие во многих сферах городской жизни. Конечно, если сравнить такие города, как Кызылорда и Петропавловск, то картина сильно разнится (кстати, то же самое было и в советские годы). Тем не менее, даже на севере республики казахский язык медленно, но всё явственнее обозначает свое присутствие.

Правда, здесь есть свои сложные моменты. Например, за годы независимости численность русского населения в Казахстане заметно сократилась, во многих городах страны оно стало меньшинством, и, тем не менее, русский язык остаётся основным средством вербальной коммуникации в обществе. Но стоит ли из этого делать трагедию? В то же время понять причины такого положения дел следовало бы.

Во-первых, это следствие многолетней политики «русификации», и Казахстан в этом плане – одна из наиболее пострадавших национальных республик. Что было, то было, и, как говорится, из песни слов не выкинешь.

Во-вторых, нельзя не учитывать медленно меняющийся этнический состав населения Казахстана: неказахи по-прежнему составляют немалую часть общества, и поэтому русский язык пока остаётся основным языком межнационального общения.

В-третьих, этому в немалой степени способствует то обстоятельство, что и в самом казахском социуме сохраняется высокий удельный вес людей, предпочитающих использовать русский язык в качестве основного средства коммуникации.

Хотелось бы напомнить, что в соответствии с Законом о языках 1989 года и принятыми позже нормативно-правовыми актами преподавание казахского языка является обязательным во всех школах Казахстана независимо от языка обучения. И, на мой взгляд, вся законодательная база, касающаяся языковой политики, у нас достаточно продуманная и вполне реализуемая. Другое дело, что на практике она применяется не вполне эффективно. Поэтому тут не нужно изобретать ничего нового, а просто требуется более качественная работа в этом направлении. Особенно в плане кадрового обеспечения и более креативного контентного наполнения.

Язык языку не враг

Теперь о самом болезненном аспекте языковой политики. Согласно тому же закону, преподавание русского языка тоже является обязательным во всех школах Казахстана, тогда как во многих других постсоветских странах этой нормы сегодня нет. А потому у нас всё чаще звучат призывы к её отмене.

Рискуя вызвать праведный гнев самых принципиальных национал-популистов, скажу так: в этом вопросе не стоит рубить сплеча. Хотя бы потому, что наша ситуация сильно отличается от положения дел, например, в соседнем Узбекистане или в Азербайджане. Как уже говорилось, Казахская ССР была наиболее русифицированной национальной республикой. Поэтому наша языковая политика должна быть осмотрительной, взвешенной, а по методам её проведения – пошагово выверенной. И, как мне представляется, весь наш путь, пройденный за годы независимости, только подтверждает правильность такого подхода. Хотя, конечно, результаты могли бы быть более успешными.

Здесь присутствует ещё и политический аспект. Не будем забывать, что у нас достаточно высокий процент русскоязычного населения и собственно русских. Отмена преподавания русского языка может стать катализатором ненужного напряжения в сфере межэтнических отношений. Кроме того, это в значительной степени сузит возможности выпускников казахстанских школ. Достаточно напомнить, что порядка 80 тысяч из них учатся в российских вузах (по данным на период до пандемии).

Есть сторонники и более радикальных мер: некоторые общественные деятели предлагают оставить в Казахстане только казахские школы. Такой подход во всех смыслах сложно назвать рациональным. Государственный язык не может и не должен развиваться за счет ущемления русского. Опять же не будем забывать о политической составляющей этого вопроса. Стоит ли искусственно обострять внутриполитическую и межэтническую обстановку в стране? Мы не можем игнорировать многонациональную и поликонфессиональную природу нашего общества. Да, несомненно, приоритет должен быть за государственным языком, но в то же время все этнические группы должны иметь право на выбор языка обучения своих детей.

Понятно, что на языковую ситуацию в Казахстане не может не падать тень украино-российского конфликта. Можно по-разному относиться к политической линии руководства сегодняшней России, но пришло время осознать, что русский язык в Казахстане – это, прежде всего, наш внутренний инструмент и одновременно один из инструментов познания внешнего мира. Кто бы и что бы ни говорил, он остаётся одним из мировых языков, и с учетом специфики нашей политической и культурологической истории решительный отказ от него для нас пока неприемлем. Подчеркиваю, пока…

Дьявол кроется в деталях

Если исходить из устоявшихся стереотипов, то проблема казахского языка как будто бы изначально заключается в издержках политики русификации. Но не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Как правило, дьявол кроется в деталях. И в этой связи нельзя не сказать о существующих проблемах с преподаванием самого казахского языка. Я не специалист в этом вопросе, но как гражданин могу высказать несколько соображений.

Первое. Как мне представляется, проблема качества преподавания казахского языка кроется в его архаичной природе. Тут я полностью солидарен с точкой зрения известного исследователя Канагата Жукеша, который говорит, что современный казахский язык – это язык аграрного общества, и пока мы не вырвемся из его тисков на уровне массового подсознания, ситуация меняться не будет.

Второе. Из предыдущего тезиса напрашивается вывод о необходимости коренной модернизации самого языка. Поскольку я не языковед и не филолог, углубляться в эту тему не буду – ею должны заняться учёные соответствующего профиля. Пусть они проведут «мозговой штурм» и дадут ответы на возникающие по этому поводу вопросы.

Третье. В пользу первых двух тезисов говорит тот факт, что в разработке прогрессивных методик изучения казахского языка тон задают новаторы-энтузиасты. Самый яркий пример – Канат Тасибеков с его трудом «Ситуативный казахский». Зоотехник по образованию, до 50-летнего возраста не знавший родного языка, он без посторонней помощи смог разработать довольно любопытную и, самое главное, эффективную методику изучения и преподавания казахского языка. Причём, обратите внимание, без всякой государственной поддержки. И такой самородок до сих пор не получает реальной помощи со стороны соответствующих ведомств.

Быть может, пришло время коренным образом переосмыслить все прежние подходы к методике изучения и преподавания казахского языка и выработать принципиально новые, новаторские. Глядишь, дело и сдвинется с мертвой точки…

Язык и информационная безопасность

Другой аспект связан с информационным пространством – телевидением, радио, Интернетом. Там должно быть как можно больше материалов на казахском языке. Однако одного механического прироста недостаточно. Гораздо важнее качество контента: СМИ должны освещать самые злободневные темы, волнующие все сегменты казахского социума. Особое внимание я бы обратил на молодёжную аудиторию. Вместо калькирования бессмысленных российских ток-шоу стоило бы заняться созданием оригинальной и качественной продукции, учитывающей национальную ментальность. При этом, однако, не увлекаясь излишне традиционализмом, граничащим порой с архаикой. Конечно, традиции и обычаи, завещанные нам предками, надо сохранять и развивать, но при этом не стоит впадать в их абсолютизацию. Нужна некая золотая середина, что-то по типу японского опыта, когда традиции не входят в противоречие с практикой дня сегодняшнего.

Еще одна принципиально важная проблема – якобы доминирование русскоязычных СМИ в информационном пространстве Казахстана. Правда, тут необходимо уточнить: русскоязычных или пророссийски ориентированных? Тут существует очень тонкая грань, и её нужно видеть. Я много лет работаю в русскоязычных казахстанских проектах, и все они последовательно и твердо проводили линию на создание качественного контента, отстаивающего интересы нашего государства и общества вообще и казахского социума в частности.

В то же время, если какой-то казахстанский информационный ресурс «поёт» в унисон с соловьёвыми, киселёвыми, симоньянами и прочими российскими пропагандистами, то тогда вопросы отпадают сами собой. Этому нужно противостоять всеми возможными способами. Полагаю, что проблема давно назрела и что пришло время переходить к конкретным практическим действиям. Казахстанское информационное пространство и соответственно общественное мнение должны формировать отечественные СМИ. События последнего времени только укрепляют меня в этой мысли.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь