Как контроль над медиа в Казахстане породил армию диванных батыров

0
100

Как контроль над медиа в Казахстане породил армию диванных батыров

Власть Казахстана, как любое авторитарное общество, ломает голову над тем, как контролировать социальные сети. Но это то же самое, что контролировать мировой океан. Выход в том, чтобы вернуть традиционным медиа то место, которое они занимают уже столетия – это трибуна для тех, кто не только имеет свое мнение, но и готов нести за него ответственность, пишет Карлыгаш Еженова в своей статье на exclusive.kz.

Все операторы заняты

"Вы обратились туда-то. Ваш звонок очень важен для нас… К сожалению, на данный момент все операторы заняты. Позвоните попозже…" Именно так выглядит общение СМИ с госорганами: они отправляют запрос и в ответ получают отписки, потому что "все операторы заняты". При этом, как правило, поскольку СМИ несут ответственность "за базар", они просто вынуждены быть максимально корректными, убедительными, предоставлять подтверждающие данные о том, что некто "мерзавцы".

В соцсетях же достаточно сказать: "Он мерзавец! Потому что я так считаю". И вот улюлюкающая толпа подхватывает: "Да, он мерзавец!" и не важно, почему.

Излишне напоминать, что гипертрофированное влияние соцсетей – это следствие контроля государства над СМИ. Свято место пусто не бывает: закупорили одну бочку, появилась другая, еще более вместительная и нерегулируемая. Это расплата властей за желание контролировать свободу слова. Но их фатальная ошибка в том, что они реагируют на любой пост, набравший определенное количество реакций, но почти полностью игнорируют профессиональные и аргументированные публикации в СМИ. Но при этом с горечью и ненавистью называют блогеров "диванными батырами". Выход простой – реагировать не на соцсети, а на СМИ. И вот почему это важно.

Социальные сети – это информационное гетто

Человечество в рекордно короткие сроки извратило одно из своих гениальных изобретений – социальные сети. Изначально это была уникальная возможность каждого сказать миру: "Я – есть!" Люди поначалу с восторгом отнеслись к возможности кого-то безнаказанно назвать мерзавцем или героем, рассказать об особенностях своего пищеварения или поделиться ссылкой на понравившийся фильм. Но, как всегда, любое благое начинание со временем извращается и сегодня те, кто думает, что они жители "острова свободы" на самом деле становятся жертвой манипуляций. Так было в свое время с верой в Бога: сначала это был поиск духовности, а потом религия стала самым сильным опиумом для народа и причиной многих войн.

Чтобы не быть обвиненной в местечковости, стоит посмотреть на те тренды, которые развиваются в мире. Уже даже ООН признала, что финансируемая правительством США организация "сотрудничала с Google", чтобы сфальсифицировать результаты в доминирующей в мире поисковой системе по фразе "изменение климата". На Западе, и особенно в США, регулярно используют Big Tech для контроля над тем, что гражданам разрешено говорить друг другу в интернете. Говорят, ФБР также контролирует информацию, которой Facebook позволяет людям делиться.

Белый дом Байдена борется с дальнейшим раскрытием информации об участии высокопоставленных федеральных чиновников в этом режиме цензуры, находящегося под давлением правительства. В число вовлеченных компаний входят Facebook, YouTube, Instagram, LinkedIn и Twitter. Но, видимо, потому Америка все еще великая страна, что она с почти мазохистским удовольствием смакует собственные грехи.

При этом штаб-квартиры Google, Facebook, Twitter и других крупных технологических монополистов расположены США. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Китай не подпускает их к себе даже на пушечный выстрел. Поэтому, правда в том, что Китай по крайней мере не притворяется демократической страной.

Известно, что Google контролирует 81 процент поисковых запросов в интернете, а Facebook влияет на три четверти всего интернет-трафика, ненамного опережая Twitter и Instagram. То есть по сути, именно они контролируют то самое электоральное болото, которое выбирает президента или формирует тот или иной мэйнстрим. Коротко говоря, обилие информации – это не про свободу слова, а про манипуляции нашими эмоциями. Парадокс в том, что чем больше информации, тем больше сомнений в ее достоверности.

Но джин уже выпущен из бутылки и поэтому Запад просто прагматично создал управляемый хаос. И к сожалению, СМИ, в погоне за просмотрами, стали его частью. Теперь люди не могут голосовать за то, чтобы остановить то, о чем они не знают, или за то, чтобы произошло то, что они не слышали.

Голос здравого смысла изредка прорывается в этом информационном шуме. Все больше появляется фильмов, которые раскрывают абсурдность нашей подверженности алгоритмам социальных сетей. Но виртуальный мир уже глобально подменил реальность, на которую уже никто не обращает внимания. Худшие фантазии Оруэлла превращаются просто в детские страшилки по сравнению с тем, куда с упоенной склонностью к самоуничтожению стремится человечество.

Террор социальных сетей привел к уничтожению сути демократических институтов, хотя на первый взгляд, является их идеальным инструментом. Они не привели к расцвету самоуправления, но к расцвету виртуальной полиции. Несмотря н то, что это уже доказано, практически никто не несет за это ответственности, а процедуры информационного контроля становятся все более изощренными и смелыми.

Мы все оказались заложниками чудовищного социального эксперимента. Но, к счастью, мы живем в компактном районном центре на цифровой карте мира и можем этим очень хорошо воспользоваться.

Государству надо перестать нервно реагировать на соцсети и переключить все свое внимание на традиционные СМИ, при этом вернув им хотя бы часть утраченной свободы. Журналисты знают ей цену хотя бы потому, что в любой момент могут подвергнуться блокировке или судебному иску. Потребителю нужно дать сигнал – хочешь, чтобы тебя услышали – добейся того, чтобы об этом написали не только в соцсетях. Это вернет традиционным медиа утраченное влияние и, кстати, позволит решить и вопросы финансовой самодостаточности. Остальное сделает рынок. Не случайно именно в тех странах, где традиционные СМИ контролируются государством, Facebook, YouTube, Instagram, LinkedIn и Twitter превратились в рассадник вольнодумия. В относительно приличных странах соцсети привычно постят котиков и еду, для чего они, собственно, и задумывались.

Тем более, что давление правительств на владельцев социальных сетей тоже растет – сегодня их алгоритмы перестраиваются так, чтобы продвигать частный контент, незаметно вводятся ограничения на политические нарративы, а радикальные высказывания довольно часто блокируются. Ряд казахстанских властителей дум месяцами пребывают в бане, вырываясь из них на считанные дни. И никому не ведомо, почему жалобы одних пользователей ФБ охотно принимает, а других – игнорирует.

А это значит, что если Дядя Сэм захочет, то через виртуальные каналы можно очень легко воздействовать на президентские выборы Токаева, сломав тот благополучный сценарий, который уже практически реализован. Хорошо, что Дяде Сэму это не нужно. По крайней мере пока.

У каждого процесса есть начало, пик и спад. Мы видим, как минимум, признаки сумерек соцсетей – этих новых богов двадцать первого века. Что придет им на смену – сказать трудно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь