Количество в ущерб качеству. Зачем Казахстану столько педагогов?

0
117

Количество в ущерб качеству. Зачем Казахстану столько педагогов?

На днях Бюро национальной статистики обнародовало данные о количестве воспитателей, учителей и преподавателей, работающих в Казахстане на разных уровнях системы образования – в детских дошкольных учреждениях, школах, колледжах, высших учебных заведениях. Общая их численность в 2021/22 учебном году превысила 555 тысяч. При сравнении с тем, сколько педагогов было у нас в советский период, а также с цифрами, которые приводят статистические службы других стран-участниц ЕАЭС, возникает вопрос: а не слишком ли их у нас много? И главное – как такое количество соотносится с качеством знаний, получаемых подрастающим поколением?

Возьмём главное звено в системе образования – школьное. В 1988/89 учебном году в Казахской ССР им, как свидетельствуют данные, которые содержатся в сборнике, выпущенном незадолго до распада Союза, были охвачены 3,1 миллиона детей. С ними занимались 217 тысяч учителей (без учёта совместителей). На каждого педагога приходилось в среднем 14,3 ученика. Причём если на селе этот показатель составлял 12,1, то в городах – 17,7. При примерно одинаковом количестве сельских и городских учащихся с последними работали в полтора раза меньше учителей. Объяснялось это, скорее всего, большим количеством в глубинке малокомплектных школ. Впрочем, остановимся на среднем показателе 14,3 и назовём его условной среднестатистической нагрузкой на каждого педагога (УСНП).

Уже за первое десятилетие независимого существования Казахстана она заметно снизилась – до 12,0 к началу «нулевых» годов. Это было вызвано тем, что вследствие массового отъезда из страны славянских, немецких и других семей число школьников почти перестало расти, тогда как вузы продолжали выпускать педагогические кадры. Да, немало учителей в те тяжёлые годы из-за низких зарплат ушли из профессии, но это было характерно для крупных городов, а в других населённых пунктах, особенно в райцентрах и аулах, они держались за свои места, обеспечивавшие какой-никакой, но всё же гарантированный заработок.

Потом последовало значительное сокращение количества школьников: в период с 2000-го по 2010-й оно уменьшилось более чем на 700 тысяч, что было обусловлено спадом рождаемости в трудные 1990-е. При этом учителей стало на двенадцать тысяч больше. Как следствие, УСНП снизилась до 9,2. Наступившие затем тучные «нулевые» годы стимулировали всплеск деторождения, в результате чего после 2010-го число учащихся стало быстро расти. За следующие десять лет оно увеличилось более чем на миллион и к началу 2021/22 учебного года достигло почти 3,6 миллиона. Но примерно в такой же пропорции (с 288,7 до 385,8 тысячи) выросло за этот период и количество школьных педагогов. Соответственно УСНП почти не изменилась – в прошлом учебном году она составила 9,3.

Теперь сравним с другими странами – нашими партнёрами по ЕАЭС, тоже вышедшими из «советской шинели». В общеобразовательных школах России к началу нынешнего года работали около 1,25 миллиона учителей – втрое больше, чем у нас. А количество их подопечных составляло 17,3 миллиона, то есть, едва ли не в пять раз превышало число казахстанских школьников. Несложно подсчитать, что УСНП там почти в полтора раза выше нашей – 13,8. Но при этом, несмотря на более высокую нагрузку, российские учителя, похоже, справляются со своими обязанностями гораздо лучше, чем казахстанские.

Такой вывод подтверждается результами последнего исследования PISA-2018. Напомним, что это масштабное тестирование каждые три года проводят среди 15-летних учащихся (очередное должно было пройти в прошлом году, но в связи с пандемией перенесено на нынешний). Так вот, согласно его итогам, Казахстан проиграл России по степени читательской грамотности 92 балла, математической – 65, естественнонаучной – 81, в среднем по всем трём видам – почти 80. А если взять учащихся казахских школ, которые составляют в нашей стране две трети, то они набрали на 103-116 баллов меньше, чем их сверстники из РФ. Между тем, как указывают организаторы исследования, 30 баллов соответствуют одному году обучения. Иначе говоря, в целом наши подростки по уровню грамотности отстают от российских на два с половиной, а обучающиеся в казахских классах – на три-четыре года.

Теперь посмотрим на Беларусь, которая по итогам PISA-2018 тоже значительно превзошла нашу страну: её средний показатель по всем трём видам грамотности составил 472,3 – ровно на 70 баллов больше, чем казахстанский. Там средняя нагрузка на учителей ниже, чем в России, но выше, чем у нас. Причём если в Казахстане их количество из года в год растёт, то в Беларуси оно неуклонно сокращается – за последние десять лет число школьных педагогов уменьшилось с 133,1 до 106,7 тысячи, или почти на четверть. В соседнем с нами Кыргызстане на 1,4 миллиона учащихся приходятся 82,7 тысячи учителей, то есть УСНП составляет 16,9 – это чуть ли не вдвое больше, чем в Казахстане.

Аналогично и с вузами, колледжами. Например, в наших университетах, академиях и институтах на каждого преподавателя приходятся в среднем 15,4 студента, тогда как в российских – 22,3, или в полтора раза больше. Но кто-нибудь осмелится заявить, что в Казахстане дают более качественное высшее образование, чем в РФ? Судя по всевозможным международным рейтингам вузов, ситуация обстоит с точностью до наоборот, и особенно это относится к техническим – неслучайно руководство РК дало поручение заняться открытием филиалов ведущих российских университетов.

Ещё раз напомню: Бюро национальной статистики насчитало в сумме свыше 555 тысяч педагогических работников (385,8 тысячи в школах, 96,7 тысячи в дошкольных учреждениях, 36,1 тысячи в колледжах, 36,4 тысячи в вузах). Это 6,4 процента всего экономически активного населения Казахстана, занятого в различных сферах жизнедеятельности. Тогда как в России данный показатель составляет 3,2 (вдвое ниже), в Беларуси – 4,7 процента. Сам собой напрашивается вопрос: не слишком ли у нас много педагогов?

Вернёмся к казахстанским школам. За годы независимости количество учителей в них увеличилось на 77 процентов, тогда как число учеников – лишь на 15. Средняя нагрузка на тех, кто призван «сеять разумное, доброе, вечное», снизилась почти в полтора раза. Доля имеющих дипломы высших учебных заведений среди них за этот же период существенно возросла – с 69,5 до 90,1 процента. Казалось бы, в таких условиях дети должны получать более глубокие и основательные знания, чем их сверстники, жившие в советскую эпоху. Однако на самом деле мы видим совершенно обратное.

Безусловно, здесь сказываются факторы, вызванные непродуманными реформами, которые затевал едва ли не каждый новый профильный министр, несовершенством учебных программ, низким качеством учебников. Но всё же центральной фигурой в школьном образовании всегда был и остаётся учитель, и в первую очередь именно от его квалификации, умения работать с детьми, степени его ответственности зависит то, с какими знаниями выйдут в самостоятельную жизнь юноши и девушки.

Да, хорошо, что в последние годы государство активно работает над повышением престижа и привлекательности этой профессии (ежегодно на 25 процентов повышаются зарплаты, принят закон о статусе педагога и т.д.). И результаты уже налицо: желающих поступить на педагогические специальности становится всё больше. Скажем, чтобы получить на них гранты, в нынешнем году нужно было набрать на ЕНТ не менее 92-х, а на некоторых (математика, английский и казахский языки, физкультура) – от 110 до 124-х баллов из 140. О таком конкурсе ещё несколько лет назад нельзя было и мечтать. Это при том, что будущим учителям государство выделило рекордное количество грантов – 10,8 тысячи. Плюс немало вчерашних выпускников школ поступило на платные отделения.

Но вот вопрос: а с каким уровнем знаний они приходят в вузы и как их там учат? В мае нынешнего года было проведено Национальное квалификационное тестирование, в котором приняли участие более 33-х тысяч студентов выпускных курсов бакалавриата и около шести тысяч магистрантов, проходивших обучение на педагогических факультетах. То есть, те, кто должен был вот-вот получить дипломы. Итоги, прямо скажем, удручающие: три четверти тестируемых не смогли преодолеть даже пороговый уровень, а средний балл, набранный участниками, составил 46 из 110 возможных. В прошлом году результаты были примерно такими же.

Скорее всего, аналогичным образом обстояли дела и на протяжении предыдущих лет. То есть, вузы выпускали и продолжают выпускать педагогов с, мягко говоря, сомнительной квалификацией. Это подтвердили и результаты последнего национального тестирования, которым были охвачены 75 тысяч уже работающих учителей. Тогдашний вице-премьер правительства Ералы Тугжанов в ходе августовского совещания назвал их неутешительными, после чего призвал Министерство просвещения детально разобраться и принять необходимые меры.

А, может, пора посмотреть на проблему гораздо шире и осознать, что мы наплодили слишком много учителей и преподавателей, при этом задвинув далека на задний план вопросы, связанные с их отбором и подготовкой? Может, следует придерживаться принципа «лучше меньше, да лучше», ужесточить требования к абитуриентам, поступающим на соответствующие специальности (тем более что и уже работающих, и желающих пойти в профессию сегодня больше чем достаточно), сократить их набор, оставить педагогические факультеты только там, где будущие учителя получают хоть какие-то знания и навыки?

Словом, не пора ли от количества перейти к качеству?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь