Какими последствиями для России грозит газовый кризис в Европе

0
181

Ценовая карусель на газовом рынке не пройдет без последствий для всех причастных. Странам Европы придется пересмотреть свою энергетическую политику, чтобы не допустить повторения газового кризиса, а это не сможет не затронуть их крупнейшего поставщика природного газа – Россию.

Какими последствиями для России грозит газовый кризис в Европе

Избежать дефицита газа на европейском рынке в будущем можно несколькими путями. Самым напрашивающимся и простым решением проблемы кажется заключение долгосрочных контрактов с привязкой цен на газ к нефтяным котировкам. Они, конечно, не идеал стабильности, но ситуация, когда за один день цены на газ вырастают на 500 долларов до 1962 долларов за тысячу кубометров, после чего падают до 1300 долларов, как произошло 5 октября, становится невозможна. Цена газа привязывается к стоимости его замещения нефтью или мазутом для выработки одной условной единицы тепла и пересматривается ежеквартально, раз в полгода или в год по среднему показателю.

Для нашей страны в такой схеме только плюсы – это возможность долгосрочного планирования добычи, объемов экспорта, а главное, доходов от него и налоговых поступлений от добывающих компаний. Российская экспортная пошлина на газ – 30%, поэтому его цена, как и объемы поставок серьезно влияют на поступления средств в бюджет. В 2018 году России экспортировала газа на 49 млрд долларов, в 2019 году – на 42 млрд, а в 2020 году – 25 млрд долларов.

Но для стран Европы эта схема едва ли является оптимальной. Такие контракты чаще всего заключаются по принципу "бери или плати", то есть за газ придется рассчитаться, даже если он не нужен и от поставок покупатель отказался. К тому же опыт прошлых лет показал, что цена газа по таким контрактам часто оказывается выше, чем котировки на бирже.

За последние 15 лет сильно снизилась доля газовых контрактов, заключенных по принципу "бери или плати", а также произошло значительное сокращение доли нефтяной привязки в формуле цены на газ в пользу ориентации на спотовые (биржевые контракты срочной поставки и оплаты – РГ) котировки, отмечает директор по исследованиям VYGON Consulting Мария Белова. У "Газпрома" сегодня доля долгосрочных контрактов привязанных к спотовым ценам приближается к 90%, уточняет эксперт.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как американское правосудие проявляет политическое чутье

Такие долгосрочные контракты заключаются с отсрочкой влияния биржевой цены на стоимость газа – на квартал или полгода. Они долгое время были выгодны европейским странам и не очень удобны для "Газпрома". Теперь расклад поменялся. Казалось бы для России это хорошо. Но газ по таким биржевым ценам, как сейчас в Европе, потерял всякую экономическую привлекательность. Причем, по мнению замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексея Гривача, разницы в цене – 1000, 1200 или 2000 долларов за тысячу кубометретров, нет, – для потребителей она просто неподъемная. Покупать газ и тем более в больших объемах по таким ценам никто не будет.

Именно поэтому сейчас активно обсуждается идея торговли с Европой газом через российскую площадку – Санкт-Петербургскую Международную Товарно-сырьевую Биржу (СПбМТСБ). Но, по мнению эксперта Аналитического центра при правительстве РФ Александра Курдина, вряд ли СПбМТСБ станет центром европейской торговли – у европейцев есть свои площадки, с которых непросто переключиться, и даже если оставить в стороне формальные аспекты, то нельзя сказать, что на СПбМТСБ продается много газа. ФАС в конце сентября даже рекомендовала "Газпрому" повысить там продажи из-за сокращения объемов реализации.

Здесь можно добавить, что в Европе биржевая торговля газом привязана к крупным хабам – газораспределительным инфраструктурным центрам. А у России на территории Европы таких центров нет.

Курдин считает, что европейцы после газового кризиса изменят свои приоритеты в торговле газом. Теперь разные механизмы долгосрочных контрактов получат новое развитие, так чтобы сочетать преимущества той и другой альтернативы. По его мнению, это касается и сжиженного природного газа (СПГ). До сих пор наблюдался тренд на рост доли спотовых поставок СПГ, которые как раз должны были помогать таких ситуаций, как сейчас в Европе. Сегодняшняя тревожная ситуация может не то что переломить тренд, но способствовать развитию новых форм контрактации, позволяющих лучше обеспечивать запасы, уточняет эксперт.

Именно с СПГ для России связаны основные риски последствий газового кризиса в Европе. Если начнут заключаться новые долгосрочные контракты на поставки СПГ, например, из Катара или США, то объемы производства в этих странах могут потеснить российский газ на европейском рынке. Но пока цены в Азии на СПГ превышают европейские, а на мировом рынке есть его дефицит, поставки в страны Старого Света не особо интересны производителям.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Константин Косачев: Тегеран идет цивилизованным путем

Доля краткосрочных контрактов и спотовых отгрузок в общем объеме импорта СПГ Европой составляла 36%, в текущем году она должна быть меньше, потому что большая часть спотовых партий направляется в Азию, объясняет Белова. По оценке VYGON Consulting, до 2025 года производители СПГ не будут заинтересованы в пересмотре условий текущих контрактов.

Еще одну опасность для российского экспорта газа может представлять возрождение старой идеи о строительстве газопроводов в Европу из Ирана. Причем сейчас, когда велика вероятность снятия с Ирана американских санкций – риск вполне реальный. По запасам газа Иран занимает второе место в мире и отстает только от нашей страны, но собственных средств и технологий для реализации такого проекта у Тегерана нет. Зато они есть у европейских стран.

Если цена на газ закрепится на текущих уровнях или хотя бы на половине этих значений, то инвесторы могут вернуться к рассмотрению масштабных проектов, вроде газопровода из Ирана, считает Белова. Но, по ее мнению, такие аномальные показатели, как сейчас на европейском рынке – это краткосрочный тренд, который не будет основанием для инвестрешений в новые газопроводные проекты.

Схожей позиции придерживается первый вице-президент "Опоры России" Павел Сигал, который уверен, что основным поставщиком топлива для ЕС останется наша страна, а с появлением "Северного потока-2" позиции России только укрепились на газовом рынке Европы.

Но это все экономические доводы, а в дело может вмешаться политика. Не случайно уже звучат обвинения, что в газовом кризисе виновата Россия. Если в Евросоюзе всерьез решат, что зависимость от российского газа слишком велика, и ее необходимо уменьшать, деньги на иранский проект найтись могут. Именно поэтому продолжение газового кризиса абсолютно не в интересах нашей страны. Какие бы потенциальные экспортные доходы мы не могли бы получить в результате него, наилучшим вариантом развития событий стал бы запуск "Северного потока-2", а в итоге – снижение накала страстей и цен на газ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь