Кому нужны на территории России центры адаптации мигрантов?

0
144

Кому нужны на территории России центры адаптации мигрантов?

Глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов на встрече 29 августа с Владимиром Путиным выступил с идеей создания специальных центров, которые будут заниматься адаптацией мигрантов в России. Несмотря на формальное одобрение этой идеи президентом, ее эффективность, похоже, вызывает сомнения.

Встреча главы ФАДН с В. Путиным была посвящена госполитике в области межэтнических и конфессиональных отношений в России, которые входят в сферу ответственности агентства, а также тесно связанной с ними миграционной ситуации. Из выступления И. Баринова складывается стойкое ощущение, что этноконфессиональные и миграционные проблемы в России существуют как бы отдельно друг от друга. Ситуация в области межнациональных и религиозных отношений, по его словам, в целом складывается благоприятно, так как более 80% населения, по данным соцопросов, оценивают их позитивно. В то же время в миграционной сфере, которая непосредственно влияет на те же межэтнические отношения, накапливаются проблемы, которые грозят целым рядом негативных социальных и политических последствий.

Миграционная политика России, по словам главы ФАДН, сталкивается с очевидной, но трудноразрешимой дилеммой. С одной стороны, экономика нуждается в притоке иностранной рабочей силы, а с другой – эти процессы «фактически меняют этнокультурный ландшафт на отдельных территориях. Возникают риски формирования анклавов, растёт этническая преступность, некоторые направления рынка труда испытывают очень серьёзное давление». Все это ведет к тому, что «…идёт обратная реакция, часто она негативная от принимающего сообщества, от наших граждан», которая естественным образом усиливает межэтническую напряженность.

Калужский миграционный кризис как симптом общероссийского

Возникает вопрос, почему эти процессы никак не сказываются на оценке населением межэтнических и конфессиональных отношений? Объяснений может быть два: либо проводящие соответствующие замеры социологи используют несовершенную методику, которая не «улавливает» реальное ухудшение этнических отношений, либо же население воспринимает национальные и миграционные проблемы «изолированно».

С целью преодоления возникающих рисков «пространственной и социальной изоляции мигрантов» И. Баринов и выдвинул идею создания для мигрантов специальных адаптационных центров. Однако, если президент сделал акцент на том, что такие центры надо бы создавать за пределами России – в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, где потребность и осознание необходимости их создания действительно велики, то ФАДН предлагает создавать их именно на территории РФ, то есть уже после пересечения мигрантами границы. Учредить такие центры пока предлагается в нескольких пилотных регионах. Причем их функционал до конца не ясен. Из речи И. Баринова можно заключить, что мигранты в них смогут узнать о традициях, обычаях, культуре России, а также получить правовую и психологическую поддержку. Поможет ли это адаптировать их к российским условиям – большой вопрос. И связан он с тем, каких именно мигрантов предлагается обучать в таких центрах.

Прибывающих в Россию мигрантов можно разделить по странам происхождения, срокам и целям прибытия в Россию. Страна происхождения значима для их адаптации, так как те или иные национальные культуры заметно различаются по степени близости или, напротив, отдаленности от русской и российской культуры. По этой причине особых проблем с теми же украинцами в России обычно не возникает, хотя политические отношения с этой страной крайне напряженные. Из-за конфессиональной близости нет особых проблем и с адаптацией армян, массово получающих российское гражданство. Зато этнонокультурные различия населения РФ и выходцев из Средней Азии чаще всего очень значительные. И связаны они как с этнокультурными и языковыми особенностями коренного населения этих стран, так и с принадлежностью его большинства к «догородским», аграрным обществам.

По срокам прибытия мигранты делятся на «постоянных», прибывших с целью переселения или долговременного проживания, и «временных». И те и другие приезжают в Россию с разными целями: работа, учеба, семейные обстоятельства, военные конфликты и т. п.

В первом полугодии 2022 г. органами МВД по месту пребывания в России были зарегистрированы 7,8 млн иностранцев, которых можно условно рассматривать как «временных» мигрантов. Из них 5,9 млн (75,5%) в качестве цели прибытия указали работу, 1,2 млн (14,9%) приехали с частными целями, 312 тыс. (4%) – для учебы, 119 тыс. (1,5%) –  в качестве туристов, 90 тыс. (1,2%) – с деловыми и 214 тыс. (2,8%) – с иными целями. Из стран СНГ, на которые приходится львиная доля иммиграции в Россию, доля прибывших с целью работы еще выше и составляет 78,9%. По Узбекистану, Таджикистану и Киргизии этот показатель достигает соответственно 94,6, 86,0 и 86,7%. Все эти нюансы важны для проведения миграционной политики, так как работа с той или иной группой мигрантов должна иметь свои отличия. Проводить по отношению к ним общую политику нельзя, поскольку уровень владения русским языком, образования и профессиональные навыки у них сильно разнятся.

Для какой именно категории иммигрантов будут предназначены центры их адаптации, совершенно непонятно. Очевидно, что иностранным студентам такие центры не нужны, так как проходить «акклиматизацию» они должны в вузах, где им и предстоит учиться. Для успешной учебы по русскоязычным программам им надо, прежде всего, хорошо выучить русский язык. Туристы также отпадают, так как Россию они вскоре должны покинуть. Не подходят эти центры и для тех иностранцев, которые прибыли в РФ с деловыми целями, так как они, скорее всего, имеют возможность воспользоваться услугами переводчиков или своих деловых партнеров. Остаются те, кто приехал с «иными» целями, о которых можно лишь догадываться, и трудовые мигранты. Первая из этих двух групп относительно невелика и большой проблемы не представляет, а вот вторая как раз и составляет три четверти всех зарегистрированных по месту пребывания иностранцев. Большинство из них прибывают в Россию из трех среднеазиатских республик – Узбекистана, Таджикистана и Киргизии.

Вопрос в том, зачем эти центры нужны на территории России? Трудовые мигранты прибывают в РФ для зарабатывания денег, а не для переселения на постоянное место жительства. Поэтому адаптация для них должна носить ограниченный характер и заключается главным образом в освоении русского языка. При условии наличия низового руководства (бригадиров и т. п.), владеющего русским языком, он вообще становится для них  необязательным, что сегодня часто и происходит на практике. Требования знания основ законодательства и истории России многие аналитики считают для них чрезмерными. Тем более что соответствующий сертификат чаще всего просто покупается. Такие трудовые мигранты должны покинуть РФ после завершения трудового контракта, в связи с чем «глубокая» адаптация им попросту не нужна. К тому же большинство из них предпочитают работать без оформления разрешительных документов (патентов, трудовых договоров и т. п.). Поэтому в официальные структуры, включая центры адаптации мигрантов, они наверняка предпочтут не обращаться, чтобы не попасть в поле зрения силовиков.

Наилучший способ адаптации трудовых мигрантов – их отбор по нужным для принимающей страны критериям (языковым, образовательным, профессиональным и т. п.) в отправляющей стране, еще до приезда в Россию. Такой подход, о котором во время встречи с главой ФАДН и давал понять В. Путин, позволит набирать именно тех трудовых мигрантов, которые соответствуют выдвигаемым к ним требованиям, и избежать проблем с адаптацией. Кроме того, он соответствует и стратегии МВД, нацелившегося на перенос основных процедур по набору и оформлению трудовых мигрантов в страны их исхода. В России же обучить на приемлемом уровне русскому языку взрослого человека, прибывшего с целью работы, а отнюдь не учебы, довольно сложно. Еще более строгий подход следует применять к претендентам на получение российского гражданства, для которых реальный, а не фиктивный экзамен на знание русского языка, законодательства и истории должен стать обязательным.

В случае принятия таких мер создание адаптационных центров на территории РФ для мигрантов станет попросту ненужным, а в сфере миграции будет, наконец, наведен порядок, который позволит России избежать скатывания к миграционному кризису.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь