Консолидация усилий в противостоянии национализму

0
149

Консолидация усилий в противостоянии национализму

Распад СССР прогнозировался на Западе как процесс, в котором будет рассредоточение ядерного оружия, неконтролируемая миграция и этнические чистка – хаос. Однако, глубокие межнациональные связи народов обусловили максимально возможный цивилизованный процесс.

Рождение новых государств, безотлагательное формирование уже межгосударственных связей на двустороннем и многостороннем уровнях – все это последствия долгого выстраивания межнациональной дружбы и доверия на пространстве СССР. Это позволило избежать резкого роста конфликтогенности в обществе и, полагаем, это же и поможет в борьбе с националистическими течениями сегодня.

Пожалуй, таков был один из выводов состоявшегося 25 октября Международного экспертного брифинга «Риски распространения национализма на постсоветском пространстве», организованного Центром геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа).

Модерировал мероприятие руководитель сектора изучения политических процессов и вызовов современности Центра «Берлек-Единство» Булат Мурзагалеев. Открывая международную дискуссию, он выделил триггеры националистической угрозы и взаимообусловленность в ней внешних и внутренних факторов:

«Рост националистического радикализма и ксенофобии в мире приобретает угрожающие масштабы. Эти тенденции, к сожалению, проявляются и в странах постсоветского пространства. Активная деятельность западных идеологов по формированию агрессивно-радикальных настроений в обществе не должны оставаться без внимания.

В рамках этого дискуссионного поля нам хотелось бы рассмотреть основных интересантов националистических тенденций в СНГ и, наверное главное, поговорить об эффективных мерах противодействия».

Историко-культурное достояние – защита от национализма

С приветственным словом к участникам брифинга обратился кандидат политических наук, директор Центра геополитических исследований «Берлек – Единство» Радик Мурзагалеев. В своём обращении он акцентировал внимание коллег на важности сохранения исторических ценностей народов СНГ:

«В мире наметилась тенденция уничтожения исторических памятников, представляющих ценность для народов. Это делается с одной целью – придать забвению историю целых цивилизаций. Такое мы уже наблюдали в Ираке, Ливии, Сирии. Аналогичные процессы ведутся и в странах бывшего СССР. Запад во главе с США сам определяет культуры, которые нужно отменить.

Сегодня идёт компания против русской культуры, языка и памятников, а завтра все эти технологии могут быть обращены против других народов СНГ. Поэтому важной задачей, которая должна стать основой для современного восприятия постсоветского пространства, является сохранение историко-культурного достояния наших народов. Это естественный механизм по борьбе с национализмом». 

Эксперт-политолог Центра «Берлек-Единство», замзавкафедрой международных отношений, истории и востоковедения УГНТУ Артур Сулейманов выделил модели реализации национальной политики в странах СНГ:

«Первая включает встраивание концепта национализма во внешнюю политику страны, как неотъемлемого элемента суверенитета и способа дифференциации от исторического прошлого. На практике такая модель выливается в агрессивную стратегию государства, в первую очередь, в отношении своих соседей.

Вторая модель, по крайней мере внешне, строится на либеральных ценностях и подчиняется капиталистическим законам. Межнациональная стратегия становится элементом вхождения в экономически-развитые системы

Третья модель основывается на многовекторности и прагматизме

Четвёртая модель определяется взаимодействием нескольких компонентов: общего историко-культурного опыта, географической близости, политики добрососедства. Это касается не только отношений с Россией, но и с другими странами постсоветского пространства».

Представитель Центра подготовки специалистов по противодействию экстремисткой идеологии Костанайской Академии МВД Республики Казахстан Данияр Абенов рассказал о правовой стороне вопроса:  

«Если мы говорим о рисках распространения национализма на пространстве СНГ, то должны задумываться и о противодействии этому явлению. И здесь, в первую очередь, необходимо говорить с позиции закона и формирования в обществе идей неприятия этих идеологий.

Для анализа я рассмотрел несколько законов стран постсоветского пространства и пришёл к выводу, что во многих из них определения национализма нет. В законах нужно более детально прописать понятие «национализм» и его отличия от других феноменов. Например, от патриотизма». 

Директор казахстанского Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» Алибек Тажибаев в своем выступлении означил признаки формирования альтернативного политического дискурса:

«С усилением роли казахскоязычных масс-медиа становится все более очевидным ценностный и идеологический разрыв между официальным и националистическим дискурсами. Это не только результат углубления языковой дифференциации казахстанского общества (официальный дискурс по большей части является русскоязычным), но и признак формирующейся альтернативной политической идеологии.

В эпоху интернета и социальных сетей, когда скорость взаимного информационного обмена ускорилась в несколько раз, противоречивость дискурсов выступает серьезным «раздражителем» общественно-политического пространства».   

Медиация – инструмент профилактики любого конфликта

Специалист в области медиации, ассистент кафедры философии и культурологии Башкирского государственного университета Денис Салимгареев выступил с предложениями выстраивания стратегии межконфессионального и межэтнического сотрудничества:

«В отношении профилактики любых социальных конфликтов моя ставка на медиацию. По моему мнению, она – достояние общества. Смогут ли социальные функции медиации, которые априори в ней присутствуют, стать наполнением для инновационных концепций культурного, экономического, творческого обмена, еще предстоит разобраться.

Когда мы говорим о межэтническом согласии, необходимо подразумевать технологии, обеспечивающие присутствие (сохранность) согласия. При этом, я считаю недопустимым рассматривать согласие как сдерживающий фактор, выстраивающий ограничения или привносящий свой регламент. Скорее это ценность, утеря которой, приведет к дестабилизирующим последствиям.

К сожалению, не все субъекты социального взаимоотношения, разделяют ценность согласия, выставляя ее, как элемент торга, шантажа, угрозы. Подобные опрометчивые решения отдельных лиц, нуждаются в реагировании и упреждении».

Заведующая кафедрой регионоведения Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева, PhD Айгерим Оспанова в своем выступлении отметила, что уровень национализма зависит от конкретных условий, от исторических и других факторов:

«К сожалению, в современном мире нет государств, в которых так или иначе не встречались бы проблемы, связанные с национализмом. В некотором смысле националистические настроения сильны среди тех народов, которые не имели своего государства, или имеют небольшой опыт государственного строительства. Да и сам фактор национализма имеет необузданный характер: если сегодня он никак не проявляется в какой-либо стране, то нет никаких гарантий, что риски не усилятся через пару лет.

Казахстан и Россия являются примером того, как государство может выстраивать эффективную национальную политику. Мы живем в многонациональных странах, и этот факт уже сам по себе является нашим конкурентным преимуществом.

Однако многонациональное общество требует и более высокой ответственности со стороны государственных ведомств, общественности, образовательной системы и других институтов. Мы уже наблюдали случаи, когда бытовой конфликт между представителями разных этносов перерастал в крупные насильственные акции и межнациональные столкновения. Примечательно и то, что какие бы материалы по этой теме не приходилось изучать, эксперты приходят к мнению, что одним из главных стрессоров развития национализма является внешний фактор. Противостоять этому должны в том числе и экспертные барьеры».

Старший научный сотрудник Института государства и права Академии наук Республики Узбекистан Равшан Назаров обратил внимание участников на важность унификации подходов к понятийному аппарату:

«В странах постсоветского пространства термин «нация» используется во многом как синонимом «этноса». В то же время в зарубежной науке «нация» относится к государству. И по этому поводу в медиапространстве и даже в научной среде нередко возникают противоречия. В этом смысле мы должны четко разделять понятия нации в политико-правовом ракурсе (Nation State) с одной стороны, и нацию как этничность с другой. Это один аспект проблемы.

Другая сторона проблемы заключается в степени сформированности наций. Мы нередко смотрим на нации того или иного государства как на уже сложившуюся и сформировавшуюся категорию. Но нередко нация состоит из других множественных этнических компонентов.

Более того, в определенных случаях этническим элитам становится необходимо противостояние. В условиях конфликта какой-либо локальный этнос уже может приобретать характеристики нации. Нужно бороться с феноменом национализма, если речь идет о сформировавшейся нации. Сегодня с этим явлением нередко путают частные конфликтные кейсы и радикальные «вспышки». И здесь уже становится важным противодействие радикализму в целом».

Эксперт Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» Алексей Чекрыжов отметил, что риски националистического радикализма и ксенофобии в общемировом масштабе приобретают угрожающие масштабы:

«Эти негативные тенденции сегодня очень заметны в странах постсоветского пространства. События 2022 года, а прежде всего эскалация украинского кризиса и последовавшая российская СВО, стали новым сильнейшим триггером этих процессов. Однако будет неверно утверждать, что до этого года признаки роста конфликтогенности на национальной почве не прослеживались. Напротив, социологи, общественные деятели и другие эксперты говорят о рисках радикализации населения стран Содружества уже давно.

В определенной степени это вызвано и поколенческой трансформацией общества евразийских стран. Для многих людей, выросших в условиях независимых постсоветских государств, концепт «дружбы народов» не несет особой ценности. В этой призме нынешние проблемы лишь обнажили и усилили риски конфликтогенности. Отсюда возникает социальный заказ на консолидацию усилий экспертных структур, государственных ведомств и профильных институтов в сфере разработки новых инструментов дерадикализации межэтнических взаимоотношений как государственного, так и трансграничного уровней».

Вопрос участия средств массовой информации в деле противостояния распространению националистических течений подняла Директор Центра переподготовки журналистов Узбекистана Гульнара Бабаджанова:

«Сегодняшняя дискуссия актуализирует необходимость рассмотрения вопроса о роли медиа, как в разжигании национализма, так и в предотвращении распространения националистических воззрений в обществе. Ведь медиа – это очень мощный инструмент, который может способствовать и мирному, и негативному решению проблем.

При этом обязательным представляется проанализировать роль СМИ как с точки зрения социальной, то есть непосредственного влияния на население, так и с точки зрения юридической – законодательного регулирования и же, напротив, попустительства государств в части, касающейся пресечения или допуска языка вражды и ненависти».

Заведующий кафедрой «Международные отношения и право» Дипломатической академии МИД КР им. К. Дикамбаева, канд. ист. наук, профессор Айнур Джоробекова в своем выступлении кратко осветила протестные настроения и митинги, проходящие в Кыргызстане:

«Для нас проблематика, поднятая в дискуссии, особо актуальна. Последние два дня для страны в особенности непростые и крайне важно сейчас не допустить перехода политического напряжения в сторону беспорядков с акцентом на националистических идеях.

Все, что происходит сейчас в Кыргызстане – это процессы внутриполитической среды, в которой определенные силы теоретически могут стремиться получить определенные дивиденды используя простейшие формы привлечения сторонников – националистические лозунги.

В то же время реальная картина показывает, что недовольство некоторой части населения Кыргызстана ограничена строго и сугубо внутриполитическим масштабом, ни коим образом не имея под сомой националистического или же конфессионального толкования».

Марат Хаджимухамедов, Первый заместитель директора Республиканского Центра Изучения Общественного Мнения «Ижтимоий фикр» (г. Ташкент, Узбекистан), акцентировал внимание участников мероприятия на необходимости согласованного понимания истории:

«Еще в 2003 году в Алмате проводился Форум социологов Центральной Азии, на котором был озвучен тезис, который и сегодня не теряет своей актуальности: одним из факторов формирования националистических настроений в обществе является разная трактовка истории в странах региона. Как результат сегодня мы наблюдаем поколение молодежи стран Центральной Азии с разным историческим сознанием, где нередки случаи разного понимания страниц истории общего дома – Центральной Азии.

Тогда же было высказано предложение о ежегодной консолидации историков, социологов, обществоведов с целью согласования своих взглядов и выработке единой концепции, исключающей возможные противоречия, которые мы наблюдаем сегодня. Логичным и своевременным думается активизация межгосударственной деятельности в этом направлении».

Выводы

Эксперты сошлись во мнении о том, что проблема распространения националистических настроений в обществе и по сей день требует особого внимания со стороны экспертных, академических и государственных институтов.

Несомненно, профилактика национализма в обществе должна начинаться с малых лет, дабы сызмальства формировать в молодых поколениях устойчивость к деструктивному внешнему влиянию, результаты которого можно наблюдать сегодня.

В условиях формирования многополярного мира России и Центральной Азии необходимо конструировать самостоятельный, суверенный центр силы и притяжения, в котором каждое составляющее его государство будет обладать равными возможностями развития без какого-либо вмешательства извне.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь