Нашла ряса на камень

0
68

В Армении 27 мая продолжились протесты — снова в виде акций неповиновения. Выходить на улицы и дороги и перекрывать их призвал архиепископ Тавушской епархии Баграт Галстанян. Он стал лидером протестного движения, призывает Никола Пашиняна уйти в отставку с поста премьера и сам готов его сменить. Нынешние протесты самые масштабные за последние четыре года, но у оппонентов господина Пашиняна пока не получается повторить его путь во власть, которую он когда-то сам взял с помощью улицы. Сам премьер тем временем демонстрирует, что умеет проповедовать не хуже архиереев.

Нашла ряса на камень

Утро понедельника в Ереване началось с перекрытия улиц. Выйти 27 мая на акцию неповиновения накануне призвал лидер протестного движения архиепископ Баграт Галстанян. На воскресном митинге движение «Тавуш во имя Родины» выдвинуло священника в премьер-министры, и он это предложение принял, призвав действующего главу правительства Никола Пашиняна уйти в отставку. Также он предложил господину Пашиняну встретиться и поговорить.

Хотя воскресный митинг был весьма многочисленным, власть предложение проигнорировала. Премьера Пашиняна в этот день в Ереване не было: он вылетел на север страны — в регионы, пострадавшие от вызванных дождями паводков.

27 мая протесты продолжились. В столице перекрывали улицы и проспекты, а в регионах — главные автотрассы.

Полиция при этом действовала энергично — задержаны были сотни людей (по разным данным, от 200 до 240). В числе задержанных оказались и депутаты от оппозиции. В частности, силовики задержали парламентария от оппозиционной фракции «Армения» Артура Саркисяна. В руках полицейских оказался и сын бывшего генсека Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Юрия Хачатурова, Игорь Хачатуров.

Хачатуров-старший, напомним, оказался одним из первых пострадавших после смены власти в Армении в 2018 году. Вскоре после того, как Никол Пашинян, обещавший не устраивать политической вендетты, стал премьером после впечатляющих уличных акций, Юрий Хачатуров оказался фигурантом уголовного дела, а затем лишился поста генсека ОДКБ. Это вызвало сильное недовольство Москвы и стало поводом для первого конфликта Никола Пашиняна с Россией. Сейчас этих конфликтов уже не счесть, а господин Пашинян не только критикует ОДКБ, но и заморозил членство Армении в организации.

Нынешняя попытка оппозиционных сил Армении сменить власть — не первая. В ноябре 2020 года, после проигрыша в карабахской войне, протестующие даже взяли штурмом здание правительства и устроили погром в рабочем кабинете премьера Пашиняна. Но глава правительства не дрогнул и в отставку не ушел. В 2021 году протесты продолжились. Против Никола Пашиняна выступили бывшие и действующие военные, а к отставке его призывали бывшие президенты — Левон Тер-Петросян, Роберт Кочарян, Серж Саргсян.

Господин Пашинян на это ответил контрмитингами. И, кстати, не прогадал. На них собиралось больше людей, чем на оппозиционные собрания. Затем он пошел на досрочные парламентские выборы. Их выиграла его партия «Гражданский договор», и Никол Пашинян остался у власти. Следующие выборы должны пройти в 2025 году.

Еще одной серьезной проблемой для власти стали протесты осенью 2023 года — на фоне действий азербайджанских военных в Карабахе, установления ими полного контроля над регионом и исхода оттуда всех армян. Но и эти митинги не выбили из рук Никола Пашиняна властные рычаги.

Армянский премьер раз за разом демонстрировал поразительную политическую живучесть, в том числе потому, что ему противостояли так называемые бывшие — политики, уже находившиеся в прошлом у власти и оставившие о себе не самую добрую память в широких народных массах. Между ними и Николом Пашиняном армяне не раз выбирали последнего: не только на досрочных выборах, но и своим бездействием — не поддерживая протесты против него.

Долгие поиски третьей силы привели оппонентов премьера к фигуре Баграта Галстаняна, который поддержал протесты в Тавушской области против передачи Азербайджану ряда населенных пунктов.

Все, что происходило дальше, очень напоминало тактику, примененную Николом Пашиняном во время «бархатной революции» 2018 года. Он шел на столицу пешком из Гюмри, а Баграт Галстанян из Тавуша. Господин Пашинян устраивал акции неповиновения, и священник Галстанян делает то же самое. Николу Пашиняну понадобилось чуть больше месяца, чтобы победить. Баграт Галстанян и его сторонники протестуют в Ереване с 9 мая. Запас времени еще вроде бы есть, но ощущения, что напряжение нарастает, пока нет.

На фоне протестов Никол Пашинян проявлял себя как умелый и яркий оратор, не лишенный актерского таланта. В 2018 году он шел к власти в образе революционера. Потом, уже возглавив страну, стал защитником Нагорного Карабаха. «Арцах — это Армения. И точка!» — провозгласил господин Пашинян в 2019 году, во время визита в тогда непризнанную, а ныне несуществующую Нагорно-Карабахскую республику.

После проигранной войны Никол Пашинян стал миротворцем — уступки Азербайджану, в том числе территориальные, власть теперь объясняет желанием сохранить Армению и уберечь ее от новой войны. Сейчас, когда против премьера выступил священник, Никол Пашинян в очередной раз перевоплотился и примерил на себя образ проповедника.

24 мая в обращении к народу, он заявил, что армянам пора перейти от концепции «Исторической Армении» к концепции «Реальной Армении» — в том числе в ее нынешних границах.

«Я лично прошел этот болезненный путь от психологии Исторической Армении к психологии Реальной Армении, и этот же путь мы сейчас проходим вместе. Мы проходим этот путь, и в конце этого пути находится наша Земля Обетованная, Республика Армения, с той лишь разницей, что мы и сейчас находимся здесь, но очень часто не замечаем нашей Земли Обетованной и, не замечая ее, продолжаем наш поиск Земли Обетованной»,— провозгласил Никол Пашинян и призвал народ «вместе пройти этот путь, который, да, не является ковровой дорожкой, а проходит через тернии и ловушки».

«Но это единственный путь, который имеет перед собой горизонт и ведет в реальную Землю Обетованную, Реальную Армению — Республику Армения»,— заключил он.

Последнее слово в заочном споре архиепископа с премьером-проповедником пока не сказано.

Баграт Галстанян намерен продолжать выводить людей на протесты, а армянские власти — искать способы ему противодействовать. Один из них — обвинение оппонентов в работе на внешние силы. Точнее, силу — на Россию.

«Те, кто нашу страну продали и подарили России, они и стоят за этим движением (имеется в виду движение “Тавуш во имя Родины”.— “Ъ”). Мы в течение 30 лет не были независимым государством, потому что нашу внешнюю политику всегда вела Россия»,— заявил 27 мая депутат от правящей партии «Гражданский договор» Гагик Мелконян.

Выбор такой тактики не случайность. «В Армении сейчас серьезные антироссийские настроения. Ситуация в плане политики Кремля намного хуже: случился Карабах, беженцы. Даже карабахские армяне, которые в принципе после 2020 года были тем сегментом населения, который по объективным причинам рассчитывал на Россию… у них сейчас самое большое разочарование. Соцопросы дают поразительные результаты. Раньше больше 80% населения говорило, что Россия — главный друг, главный союзник. Сейчас Россия на четвертом месте и уступает Франции, например»,— отмечает в беседе с “Ъ” глава ереванского Регионального центра демократии и безопасности Тигран Григорян.

Опросы, о которых говорит Тигран Григорян, легко гуглятся по словосочетанию Public Opinion Survey: Residents of Armenia («Опрос общественного мнения: Жители Армении»). Согласно им, осенью 2019 года 93% армян оценивали отношения с Россией как «хорошие» — впереди шла только Грузия с 94%, а 88% называли Россию важнейшим политическим партнером. Угрозой ее тогда считали 12%.

Согласно же исследованию, опубликованному в декабре 2023 года, то есть после окончательной потери Карабаха, как «хорошие» отношения с Россией оценивали 4%, «более или менее хорошие» — 27%, «более или менее плохие» — 37% и «очень плохие» — 29%. При этом Россия оказалась в тройке стран, которые армяне считают самой большой политической угрозой. Таковой ее называют 40%, а Азербайджан и Турцию — 86% и 82% соответственно.

В этом смысле Никол Пашинян и его команда, всегда тонко чувствующие общественные настроения, идут в ногу с общественным мнением. А где-то его даже формируют.