Новые нарративы исторической памяти для Кыргызстана

0
122

Новые нарративы исторической памяти для Кыргызстана

Высший законодательный орган Кыргызстана Жогорку Кенеш принял в первом чтении законопроект, касающийся реабилитации прав граждан, пострадавших в результате репрессий в период 1918-1953 годов. Таким образом, депутаты признали его актуальность, целесообразность и соответствие положениям конституции страны.

Между тем окончательное решение по данному вопросу выдвинет перед кыргызским обществом – не побоимся этого слова – дилемму: пересмотреть свою историю и сменить духовные ориентиры или продолжать жить в духе героического прошлого и проверенных временем традиций?

Сигнал к переосмыслению истории

Внесенный на рассмотрение Жогорку Кенеша законопроект получил название «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики (в законы “О правах и гарантиях реабилитированных граждан, пострадавших в результате репрессий за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и другим признакам”, “О национальном архивном фонде Кыргызской Республики”)». Его инициаторами стали депутаты парламента Ж. Акаев, Н. Шакиев, Ч. Султанбекова, М. Самыйкожо, А. Маткеримов, Ч. Айдарбеков.

С 22 декабря 2022 года законопроект проходил общественное обсуждение, следов которого обнаружить в открытых источниках, правда, пока не удалось.

Законопроект 18 сентября текущего года рассмотрели и одобрили в комитете по социальной политике, а 10 октября – в комитете по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и регламенту ЖК Кыргызстана.

Депутат Жанарбек Акаев, раскрывая на парламентских чтениях суть проекта закона, отметил, что он направлен на реабилитацию прав граждан, пострадавших в результате репрессий за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и другим признакам в период 1918-1953 годов, а «точнее на реабилитацию всех жертв политических репрессий». 

Согласно внесенной в указанный проект статье 6-1, в число жертв политических репрессий и подлежащих реабилиации включены лица, осужденные Уголовным кодексом РСФСР в редакции 1922, 1926 годов  (с учетом последующих изменений), которые «несмотря на обоснованность обвинения <…> не признаны представляющими опасность обществу». Нововведение включает значительный перечень статей из ушедшего в историю Уголовного кодекса. Так, в случае принятия статьи 6-1 в число «лиц, пострадавших в результате политических репрессий» и подлежащих реабилитации попадают граждане, обвиненные по статьям 58 и 59 Уголовного кодекса РСФСР  1926 года за «контрреволюционные преступления».

Напомним, что, согласно Кодексу, под «контрреволюционными преступлениями» понимались:

– «Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд, захват власти в центре или на местах в тех же целях и, в частности, с целью насильственно отторгнуть от Союза ССР и отдельной союзной республики какую-либо часть ее территории или расторгнуть заключенные Союзом ССР с иностранными государствами договоры» (ст. 58.2);

«Шпионаж, т. е. передача, похищение или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционным организациям или частным лицам» (ст. 58.6);
«Разрушение или повреждение с контрреволюционной целью взрывом, поджогом или другими способами железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопровода, общественных складов и иных сооружений или государственного, или общественного имущества» (ст. 58.9).
«Массовые беспорядки, сопровождающиеся погромами, разрушением железнодорожных путей или иных средств сообщения и связи, убийствами, поджогами и другими подобными действиями» (ст. 59.2).
«Лицами, пострадавшими в результате политических репрессий» и подлежащими реабилитации, будут считаться также граждане, совершившие должностные, хозяйственные, имущественные преступления, нарушения правил охраны народного здравоохранения, общественной безопасности и дисциплины. Из проекта закона, рассматриваемого в ЖК, следует, что лица, осужденные по указанным статьям, будут оправданы. 

По сути, предлагаемый законопроект ставит под сомнение, во-первых, право государства – в данном случае Советского государства – на обеспечение своей безопасности и оправдывает действия тех лиц, которые на эту безопасность посягали; во-вторых, законность существования самого государства, коим в то время являлся Советский Союз.

Это совпадает с заявлением инициаторов законопроекта о том, что после распада СССР, начиная с момента приобретения Кыргызской Республикой независимости, наступило время для переосмысления событий, в результате которых граждане стали жертвой политических репрессий, в особенности в период «красного террора» (1918-1924 годы) и сталинских репрессий (1929-1953 годы), и появилась возможность дать им политическую оценку.

Не исключено, что за внесением в закон «О правах и гарантиях реабилитированных граждан, пострадавших в результате репрессий за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и другим признакам» в какой-то момент могут последовать предложения о признании Советского Союза абсолютным злом. По крайней мере инициаторы законопроекта фразой о «неперестающем государственном политическом терроре» основы тому заложили.

По украинской кальке

В противовес пункту 1 статьи 94 Конституции КР, гласящей, что «правосудие в Кыргызской Республике осуществляется только судом», инициаторы законопроекта предлагают в деле о реабилитации жертв репрессий внедрить новую модель правосудия. Депутат Ж. Акаев подчеркнул: «Каждое решение, признанное законом неправоверным, предлагается реализовать не через судебно-прокурорское рассмотрение, а в комиссионном порядке, с сохранением индивидуальных отношений. Это позволит восстановить честное имя жертв политических репрессий, в первую очередь расстрелянных, осужденных, выселенных и сосланных, лишенных имущества и жилья, подверженных правовому насилию».

Объяснение депутатом сказанного банально просто: «Тысячи советских граждан, несправедливо и ложно обвиненные за всевозможные преступления в различные периоды второй половины XX века и начале XXI века, не имеют возможности добиться реабилитации через прокуратуру и суды».

В логику подобного объяснения вполне укладывается депутатское предложение о том, что решение о реабилитации должна принимать комиссия по реабилитации жертв политических репрессий при Институте истории, археологии и этнологии Национальной академии наук КР. В ее состав предлагается включить пять представителей неправительственных правозащитных организаций, специализирующихся на представлении интересов граждан в суде, троих ученых, изучающих историю Кыргызстана, и пять представителей от омбудсмена, прокуратуры, органов внутренних дел, национальных органов безопасности и Государственного архива республики.  

Стоит особо подчеркнуть: кыргызские парламентарии на авторство в данном случае претендовать не могут. История с комиссией в 2018 году была реализована на Украине, когда в этой стране вступил в силу закон «О реабилитации жертв репрессий коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов». Согласно украинскому закону, решение о реабилитации принимается Национальной комиссией по реабилитации, которая создается при Украинском институте национальной памяти (УИНП), по представлению региональных комиссий при областных государственных администрациях. Национальная комиссия состоит из девяти членов, пять из которых делегируются УИНП, парламентским уполномоченным по правам человека, МВД, СБУ, Генеральной прокуратурой, а четверо представляют «научные учреждения, осуществляющие исследования в области истории Украины ХХ века, общественные объединения, осуществляющие деятельность в сфере исследования истории Украины ХХ века и / или оказания помощи гражданам по вопросам, связанным с реабилитацией жертв репрессий тоталитарных режимов».

Совпадение не случайно. Тут очевидны общие корни. После того как Украина приняла свой закон о реабилиации, в октябре 2019 года подобный законопроект пыталась пропихнуть в парламенте Кыргызстана депутатская группа, возглавляемая депутатом Каныбеком Иманалиевым, который руководил до недавнего времени министерством образования и науки. Тогда в прессе прошла информация, что к разработке правового акта руки приложили фонд «Сорос – Кыргызстан», Общественный фонд «Гражданская инициатива Интернет-политики» (ГИИП), Партнерство «Открытое правительство».  Все перечисленные структуры очень беспокоила проблема доступа к «засекреченным документам о событиях красного террора и сталинской эпохи (1918-1953 гг.)».

Продвижение кыргызского законопроекта сопровождалось призывами ГИИП использовать опыт Украины, «которая с 2018 года передала функцию реабилитации граждан из ведения судебных органов в специально созданную Национальную комиссию по реабилитации». Активисты USAID заявили: «Мы не обязаны копировать украинскую модель закона, но, похоже, есть смысл позаимствовать из нее некоторые, наиболее логичные элементы».

«Логичные элементы»

Каковы же эти «некоторые, наиболее логичные элементы» украинского закона, которые, по мнению заокеанского агентства, имеет смысл использовать в законе Кыргызстана?

Вернемся чуть назад. В октябре 2021 года в Киеве прошел круглый стол «Память о репрессиях: опыт Кыргызстана и Украины». В его работе приняла участие глава исследовательской площадки «Эсимде» (Память. – Ред.) Эльмира Ногойбаева.

Что обсуждали? Конечно, тот самый украинский опыт реабилитации с проецированием его на практику аналогичных действий в Кыргызстане. Голодомор не вписался в рамки кыргызского проекта, но басмачи и Туркестанский легион закономерно оказались сродни бандеровцам, дивизии СС «Галичина» и батальону «Нахтигаль».

Так площадка «Эсимде» стала идеологическим центром борьбы с героическим прошлым Кыргызстана, который, по мнению активистов, должен коренным образом изменить свою политику исторической памяти. Ведь, по словам организаторов, «Эсимде» не только «изучает и осмысливает процессы, события и “белые пятна”, оставшиеся в памяти народа и истории, но и способствует социальному сдвигу в осмыслении истории и памяти Кыргызстана XX-XXI веков».

Стремясь к этим самым «социальным сдвигам», руководитель исследовательской площадки стала самым активным проводником идеи принятия «реабилитационного» законопроекта. Э. Ногойбаева открыто рассказывает о тех последствиях, которые наступят после принятия нового закона, являющегося на самом деле правовой основой для реализации западного проекта по «деколонизации» Кыргызстана.

«Деколонизация – это процесс осмысления себя в прошлом, возвращения к себе, – констатирует Ногойбаева. – Потому что во время колонизации та самая колония/метрополия полностью переписывает их историю – она определяет, что было важно, а что нет; кто был героем, а кто – разбойником, как, например, с басмачами».

«Та самая колония/метрополия» – это, понятно, Россия, по словам активистки, «неоимперия, которая пытается возродить свое влияние», от неё Кыргызстану предлагается избавиться через «осмысление себя в прошлом».

 Из разъяснений Ногойбаевой становится ясно, как будет развиваться этот процесс после принятия нового «реабилитационного» закона. Рассмотрим дополнения к статье 4 действующего закона. Авторы предлагают пункт «не подлежат реабилитации лица, в отношении которых в материалах уголовных дел имеется совокупность доказательств, подтверждающих обоснованность привлечения их к ответственности за…» дополнить словами: «…предательство Родины, совершенное лицом, призванным на военную службу на территории Кыргызстана и принимавшим участие во Второй мировой войне и Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, в рядах военнослужащих или командного состава».

Газете «Новые лица» Ногойбаева пояснила: «Один из вопросов, который всплывает и обсуждается сегодня, – это была Великая Отечественная война или Вторая мировая война? Если это была Отечественная, то как это для современного Кыргызстана, Казахстана, Молдовы воспринимается? Отечество чье? Или, например, даты. Открывается все больше документов, что события были не с 1941 года для СССР, а с 1939-го».

Интересна другая мысль исследовательницы: «Сегодня я воспринимаю басмачей как представителей национально-освободительного движения». В ряды борцов за свободу она ставит и Туркестанский легион, «которыми нам часто” колют” глаза».

В этих словах заложен оправдательный вердикт бойцам Туркестанского легиона – они воевали против СССР, который Родиной для них не являлся, как, впрочем, и для тех, кто в 1920-1930-е годы в басмаческих бандах бесчинствовал на территории Советского Кыргызстана. «Это было антисоветское движение, в которое входили разные группы, их нельзя обобщать только как головорезы», – оправдывает Ногойбаева отщепенцев.

Кыргызстану, стоящему перед историческим выбором, в этой ситуации впору обратиться к великому Чингизу Айтматову, утверждавшему, что годы существования СССР были «эпохой беспрецедентного в истории культуры возрождения».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь