Талибы не могут остановить джихад в Афганистане

0
283

Талибы не могут остановить джихад в Афганистане

Талибы не в состоянии помешать укреплению позиций «Исламского государства» в Афганистане / Фото из аккаунта «сети Хаккани» в Twitter.

Захват «Талибаном» (организация запрещена в РФ) власти в Афганистане создал благоприятные условия для укрепления в этой стране позиций «Аль-Каиды» (АК), «Исламского государства» (ИГ, обе организации запрещены в РФ) и других международных террористических группировок. Вопреки утверждениям ряда российских дипломатов и иностранных политиков, талибы не только не отказались от сотрудничества с «Аль-Каидой», но и не смогли (или не захотели) начать реальную борьбу с вроде бы конкурирующими с ними боевыми группами ИГ. Сегодня в Афганистане происходит возрождение различных джихадистских проектов с участием иностранных боевиков, трансформация террористической инфраструктуры, несущих прямую угрозу странам региона.
По данным наших источников в спецслужбах Исламской Республики Афганистан (ИРА), по состоянию на середину августа 2021 года (момент захвата талибами власти в стране), в северных афганских провинциях находились 4 тыс. 111 иностранных боевиков-джихадистов. В большинстве своем это были выходцы из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, а также Казахстана, России (чеченцы), Китая (уйгуры) и ряда арабских государств. Все они базировались, главным образом, в провинциях Бадахшан, Кундуз, Тахар, Сари-Пуль, Джаузджан, а также частично в провинции Гор.
Иностранные боевики в Северном Афганистане формально находились под двойным командованием «Талибана» и местных представителей «Аль-Каиды»: реальными командирами иностранных «талибов» были оперативники «Аль-Каиды», которые, в свою очередь, формально подчинялись местным командирам «Талибана». Как сообщают наши источники, «талибы говорили иностранным боевикам и полевым командирам «Аль-Каиды», что они могут иметь своих руководителей, но никогда не должны заявлять об этом публично». По словам тех же источников, «Аль-Каида» в Афганистане существует в виде двух фракций – «салафитов» и «ихванов» (близкие к идеологии движения «Братьев-мусульман»).
Центром «Аль-Каиды» в Афганистане была и остается восточная провинция Нуристан. Выбор этой провинции в качестве «базовой платформы» АК в стране объясняется, прежде всего, выгодной логистикой, позволяющей джихадистам быстро проникать как в Пакистан, так и в афганский Бадахшан, на границу с Таджикистаном. Талибский губернатор провинции Нуристан Кари Абдул Хаким является членом «Аль-Каиды» и, одновременно, административным менеджером «Талибана». Он играет ключевую роль в обеспечении инфраструктуры «Аль-Каиды» не только в Нуристане, но и в Восточном Афганистане в целом, а также координирует в регионе связи АК и «Талибана».
Связанная с «Аль-Каидой» (и, одновременно, с пакистанскими спецслужбами) джихадистская террористическая организация «Лашкар-е-Тайба» (ЛеТ, запрещена в РФ) традиционно является основным «кадровым агентством», занимающимся переброской пакистанских боевиков в Афганистан. «Лашкар-е-Тайба» имеет пять крупных опорных баз в афганской восточной провинции Кунар, которая является главным центром базирования ЛеТ в Афганистане в целом. Как отмечают наши источники, в Кунаре уже, как минимум, два года работает так называемый «Центр Фарук», в котором дислоцируются и проходят террористическую подготовку в основном пакистанские боевики – члены ЛеТ, а также ряда других джихадистских группировок.
Основным центром базирования уйгурских боевиков в Афганистане до недавнего времени являлась долина Хостак в провинции Бадахшан. Помимо этого часть боевиков-уйгуров, а также террористов чеченского, арабского, узбекского и таджикского происхождения дислоцировались в городах Даркат (провинция Тахар) и Дашт-и-Арчи (провинция Кундуз). В начале октября группы чеченских боевиков, ранее находившиеся в Бадахшане в составе местных групп «Талибана» и ИГ, были переброшены в северо-западную афганскую провинцию Фарьяб, ближе к границе с Ираном.
Ключевую роль в сотрудничестве «Талибана» и «Аль-Каиды» в Афганистане играет террористическая «сеть Хаккани» (запрещена в РФ): через нее поддерживаются связи на уровне высшего руководства этих двух террористических организаций. Сама «сеть Хаккани» и ее лидеры поддерживают непосредственные и постоянные контакты с руководителями «Аль-Каиды», от АК они получают не только методическую помощь в вопросах подготовки террористов-смертников и планирования террористических актов повышенной сложности, но и «арендуют» для исполнения акций иностранных боевиков. Ключевую роль в организации этой деятельности играют оперативники «Аль-Каиды» арабского происхождения. Как отмечают наши источники, через «сеть Хаккани» арабские «идеологи» «Аль-Каиды» реализуют специальные идеологические и психологические программы, направленные на «укрепление боевого духа» афганских талибов (повышение уровня радикализации и экстремистских настроений, готовность к абсолютному самопожертвованию, религиозный фанатизм и т.д.). Задача этих «арабских пришельцев» из «Аль-Каиды» – подогревать пламя настроений джихада внутри «Талибана», не давать ему погаснуть или ослабнуть.
«Аль-Каида» продолжает активно влиять на решения, принимаемые руководителями «Талибана» в сегодняшнем Афганистане. Как сообщают наши источники, в конце сентября – начале октября состоялась встреча представителей китайских спецслужб с руководителями талибов в Кабуле, на которой обсуждалась проблема уйгурских боевиков: «В обмен на предоставление гуманитарной помощи талибскому правительству китайцы попросили талибов вернуть уйгуров вместе с семьями в Китай. Представители «умеренного крыла» в «Талибане» вроде бы согласились на это и выразили готовность попросить уйгуров уйти из Афганистана. Однако когда об этих договоренностях узнали в «Аль-Каиде», то немедленно подвергли их жесткой критике: в ходе закрытых переговоров представители АК потребовали от «Талибана» отказаться от сделки с китайцами. В результате центральные руководители «Талибана» вынуждены были последовать приказу из «Аль-Каиды» и отказаться от идеи депортации уйгуров в КНР».
Кстати, с начала октября инструкторы «Аль-Каиды» в Афганистане занимаются активной подготовкой боевиков-уйгуров в специально созданных для этого учебных лагерях в южной провинции Забуль. Руководство «Талибана» знает о существовании этого «уйгурского проекта» «Аль-Каиды», но не предпринимает попыток помешать ему. Таким образом, есть основания полагать, что лидеры талибов сегодня вводят в заблуждение представителей Китая, обещая им нейтрализовать активность уйгурских боевиков на территории Афганистана.
Примечательно, что ключевую роль в переговорах талибов с китайцами по «уйгурской теме» сыграл начальник Генштаба армии «Талибана» таджикский полевой командир Кари Фасихуддин. Он же должен был обеспечить реализацию проекта с депортацией уйгуров в Китай. Однако, после вмешательства в ситуацию «Аль-Каиды», руководители центрального «Талибана» в Кабуле, оправдываясь перед АК, переложили всю ответственность за несостоявшуюся сделку с китайцами на Кари Фасихуддина, а также на близких к нему талибского губернатора провинции Бадахшан маулави Амануддина и начальника полиции и службы безопасности Бадахшана маулави Шамсуддина Пахлавана. В итоге Амануддин и Шамсуддин были сняты с занимаемых должностей и переведены в другие регионы страны. За самим же Кари Фасихуддином сегодня очень внимательно следят руководители центрального «Талибана» и оперативники «Аль-Каиды»: как сообщают наши источники, они опасаются, что обиженный начальник талибского Генштаба вместе с уйгурскими боевиками примкнет к «Исламскому государству» или к каким-то другим джихадистским группам, соперничающим с талибами.
Кстати, в сегодняшнем Афганистане география проекта «Исламского государства» включает в себя провинции Нангархар, Кундуз, Кунар, Тахар, Забуль (районы Мизан, Хак-Афган), а также провинцию Кабул. Наши источники отмечают, что «ИГ имеет возможность применять свою ситу, совершать теракты, именно там, где сильное влияние имеют группы, связанные с «сетью Хаккани» и ее последователями»: «Сеть Хаккани» одновременно поддерживает контакты, как с «Аль-Каидой», так и со многими группами ИГ в Афганистане».
Примечательно, что при этом «хакканисты» тщательно следят за тем, чтобы эти два джихадистских «жанра» («Аль-Каида» и «Талибан», с одной стороны, и ИГ, с другой) не смешивались между собой. Так, например, главарь «сети Хаккани» и он же глава МВД в талибской хунте в Кабуле Сираджуддин Хаккани ввел запрет на перемещение талибов из Нангархара (где сильны позиции ИГ) в провинции, входящие в регион «Большой Пактии» (Пактия, Пактика, Хост и др.). Таким образом, «сеть Хаккани» пытается предотвратить экспорт идеологии ИГ из Нангархара и, соответственно, укрепления позиций ИГ в «Большой Пактии» – базовом ареале существования «сети Хаккани». Этот запрет также показывает, что руководство «сети Хаккани» прекрасно знает об устойчивой «ереси халифата» среди нангархарских талибов, но не борется с нею, а лишь ограничивает географию использования боевиков «Талибана» из Нангархара.
В начале октября сразу несколько наших источников сообщили об активизации различных джихадистских террористических групп в Афганистане. Согласно этим данным, в афганских провинциях Бадахшан и Нуристан начали заниматься активной деятельностью арабские инструкторы и «идеологи», идентифицирующие себя с группировкой «Исламское государство». В нескольких учебных лагерях (муаскарах) они приступили к обучению боевым навыкам и к идеологической обработке в духе ИГ выходцев из стран Центральной Азии. Одновременно с этой информацией появились сообщения об активизации вербовочной работы со стороны ИГ и групп, связанных с «Аль-Каидой», в отношении граждан, проживающих в приграничных с Афганистаном районах Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана.
Наши источники также сообщают о переносе из пакистанского района Вазиристан в афганскую провинцию Бадахшан «школы смертников» – учебного центра, специализирующегося на подготовке террористов-самоубийц, готовых к проведению операций «истишхада» (самоподрыва). Этот центр до сих пор принадлежал «сети Хаккани» и контролировался пакистанскими спецслужбами. Источники сообщают, что в «школе смертников» продолжается обучение террористов в интересах «сети Хаккани» и «Талибана». Перенос «школы смертников» в афганский Бадахшан может быть связан не только со стремлением пакистанских спецслужб избавиться от присутствия такой опасной в репутационном отношении структуры на своей территории, но и с планами набора в число ее курсантов выходцев из центрально-азиатских государств. При этом возникает вполне логичный вопрос – а где именно и против кого могут быть в дальнейшем использованы террористы-смертники из Таджикистана, Узбекистана и других постсоветских республик?
В конце октября в Северном Афганистане неожиданно проявились странные связи между местными сторонниками «Исламского государства» и структурами «Хезб-и-Ислами» (Исламской партии Афганистана, ИПА) Гульбеддина Хекматияра. Наши источники сообщили, что в северо-восточной афганской провинции Бадахшан активизировались действия джихадистской группы численностью до 120 боевиков под командованием известного местного авторитета Хабибуллы Калты. Некоторое время назад Хабибулла Калта и его боевики принесли байят (присягу) афганскому филиалу «Исламского государства». В связи с этим резко ухудшились отношения Калты с местными талибами. В результате симпатизирующий идеям «халифата» бадахшанский авторитет был схвачен и доставлен в Кабул, где его судьбу должны были решить власти центрального «Талибана». Примечательно, что, по имеющейся информации, почти все влиятельные бадахшанские старейшины просили руководителей талибов сурово наказать Калту. Однако в итоге он не только был выпущен из-под ареста, но и беспрепятственно вернулся в Бадахшан, где сейчас продолжает командовать отрядом боевиков под флагом ИГ.
По имеющейся информации, своим чудесным спасением Хабибулла Калта обязан личному вмешательству в его дело лидера «Хезб-и-Ислами» Гульбеддина Хекматияра. Как оказалось, ранее Калта был официальным сторонником Хекматияра и активно поддерживал ИПА в Бадахшане. Судя по всему, объявив о своем присоединении к ИГ, Калта не утратил связей с Хекматияром. Более того, по мнению наших источников, скорее всего, свой переход в ИГ Калта согласовал с руководством ИПА. В результате, теперь именно Гульбеддин Хекматияр реально контролирует группу ИГ под командованием Калты в Бадахшане. Есть основания полагать, что это не единственная группа «Исламского государства» как в Бадахшане, так и в других северных провинциях Афганистана, на которую имеет влияние Гульбеддин Хекматияр.
Источники сообщают, что люди Хабибуллы Калты убили несколько боевиков «Талибана», прежде чем командир этой группы попал в руки талибов. Но даже причастность Калты к убийствам талибских боевиков в Бадахшане не привела к расправе над ним в Кабуле. Это позволяет предположить, что Гульбеддин Хекматияр может оказывать серьезное влияние на некоторые решения центрального «Талибана». Вполне вероятно, что это связано с особыми давними и очень тесными отношениями Хекматияра с руководством Межведомственной разведки (ISI) Пакистана, которая была и остается главным оператором афганских талибов.
Можно также предположить, что в настоящее время пакистанские спецслужбы при посредничестве руководства ИПА во главе с Гульбеддином Хекматияром получили возможность контролировать деятельность ряда террористических групп ИГ (группа Хабибуллы Калты и др.) в Северном Афганистане (провинция Бадахшан). При этом руководство афганского «Талибана» лишено самостоятельности в принятии решений в отношении командиров групп ИГ, подконтрольных ИПА и через них Межведомственной разведке Пакистана.
Следует отметить, что Исламская партия Хекматияра имеет филиалы практически во всех провинциях Афганистана. У ИПА достаточно сильные позиции не только в северных афганских провинциях Бадахшан, Кундуз, Тахар, где проживают в основном таджики, но и в полностью таджикской провинции Панджшер, которая сейчас является центром антиталибского сопротивления в стране. Инцидент с Хабибуллой Калтой позволяет предположить, что по его пути (из ИПА в ИГ) могут пойти и другие вооруженные таджикские сторонники Гульбеддина Хекматияра, сформировав новые группы ИГ в Афганистане. Эти группы, с одной стороны, смогут при необходимости сыграть роль военно-политического баланса для талибов, а, с другой стороны, помогут разведке Пакистана контролировать антиталибскую вооруженную оппозицию в Афганистане, которая все чаще обращается к бренду ИГ как главной альтернативе «Талибану».
По мнению некоторых наших источников, спецслужбы Пакистана способны с помощью партийной сети Хекматияра уже в ближайшие месяцы «завезти» несколько сотен местных таджикских боевиков в Афганистане под бренд «Исламского государства». Это позволит одновременно и дискредитировать антиталибское сопротивление в Афганистане в глазах мирового и регионального общественного мнения, и оказывать точечное силовое и политическое давление на правительство «Талибана» в Кабуле – в случае, если оно в острой кризисной ситуации начнет проявлять несанкционированную и несогласованную с Исламабадом самостоятельность.
Кстати, по имеющейся информации, в афганской провинции Бадахшан, помимо группы Калты, с конца сентября активизировали действия боевики еще, как минимум, двух группировок, каждая численностью от 80 до 100 человек. Как и боевики Хабибуллы Калты, они нападают на местных талибов, убивают их и захватывают их имущество и технику. Пока нет информации о политической принадлежности боевиков этих антиталибских групп. Не исключено, что в итоге они окажутся сторонниками «Исламского государства».
События последних двух месяцев показывают, что в Афганистане происходит достаточно стремительное укрепление политических позиций «Аль-Каиды» и «Исламского государства», причем, географическим приоритетом обоих этих террористических проектов являются граничащие с постсоветскими центрально-азиатскими республиками северные афганские провинции. Талибские власти в Кабуле явно неспособны помешать агрессивным амбициям афганских филиалов «Аль-Каиды» и ИГ, которые занимаются вербовкой новых сторонников, а также подготовкой боевиков, в том числе, террористов-смертников из числа иностранных граждан. Вполне вероятно, что эти джихадистские ресурсы в дальнейшем будут использованы не только в борьбе за власть внутри Афганистана, но и превратятся в реальную угрозу для его соседей.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Почему в Америке все очевиднее раскол общества

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь