Терроризм по-узбекски: глобализм под ложным флагом?

0
118

Терроризм по-узбекски: глобализм под ложным флагом?

Цикл о терроризме в Центральной Азии мы завершаем Узбекистаном. Республикой, которая едва ли не с первых дней своего независимого существования объявила террористам войну. Естественно, как и любая другая война, не обошлась без жертв и эта. 

Но результат — налицо: за последние 13 лет в этой республике не произошло ни одного теракта. Однако участие граждан Узбекистана в террористических группировках, воюющих в Афганистане и на Ближнем Востоке, все еще остается проблемой.

«Ислам» против Ислама

В биографии первого президента Узбекистана Ислама Каримова есть один эпизод. В декабре 1991 года, во время своей предвыборной кампании, он присутствовал на митинге исламистов в Намангане. Тон того митинга задавал лидер общества «Адолат уюшмаси» («Общество справедливости») Тахир Юлдашев, о котором еще будет сказано. 

На этом митинге Каримов пообещал, что Узбекистан при нем будет исламским государством, и даже называл Юлдашева «дорогим молодым братом». Видимо, тогда Каримов и понял, что Наманган будет для него серьезной проблемой. Потому что едва укрепившись во власти, он начал с наманганскими радикалами жесткую борьбу.

И вот здесь, пожалуй, надо объяснить некоторые тонкости. 

Наманган — административный центр одноименной области в узбекской части Ферганской долины. Которую очень давно называют «Чашей Пророка»: не только из-за миндалевидной формы на карте, но и потому, что традиции ислама здесь — очень сильны. Узбекистан владеет тремя областями долины: Ферганской, Андижанской и Наманганской. Уроженцы узбекской части долины в советское время занимали важные государственные посты: так называемый «Ферганский клан» вообще был очень влиятельным. 

Но с 1993 года «ферганских» во власть Узбекистана пускать перестали. Уже давно среди экспертов гуляют предположения, что так называемый «исламский терроризм» на деле — месть «ферганцев» Каримову за отстранение от власти. Однако первые радикальные группировки в Ферганской долине появились еще тогда, когда представители «ферганского клана» были во власти.
Из все трех узбекских областей Ферганской долины самой религиозной считается одновременно и самая бедная — Наманганская. Именно здесь в конце 1980-х годов появились первые радикальные группировки. Тогда же на горизонте возник и Тахир Юлдашев. 

О нем известно немного, хотя спецслужбы Узбекистана, наверняка, знают больше. Родился в Намангане в 1968 году. Срочную службу проходил в Афганистане. Вернувшись домой, Юлдашев, как пишут, «увлекся идеями радикального ислама». Предполагают, что этому «увлечению» поспособствовало общение с имамом Абдували Мирзаевым. Отношение к которому у мусульманских авторитетов Узбекистана до сих пор неоднозначное, хотя Мирзаев пропал без вести еще в 1995 году, и никаких вестей о нем с тех пор нет. Еще про Юлдашева пишут, будто он провозгласил себя эмиром и в 1991 году организовал вышеупомянутую «Адолат уюшмаси».  

Также о нем сообщают:

«…впоследствии принял активное участие в создании экстремистской организации «Ислом лашкарлари», а также являлся одним из основателей военизированной группировки «Товба». В период безвластия, последовавшего после распада СССР, создал в Намангане параллельные властные структуры, в составе которых исполнял функции шариатского судьи. В Уйчинском районе Наманганской области находилась тюрьма, где содержались осуждённые преступники и противники установленного Т. Юлдашевым режима».   

Тогда же Юлдашев встретил еще одного бывшего «афганца» – Джумабая Ходжиева, больше известного, как Джума Намангони (Наманганский). 

В 1992-1993 годах среди исламистов Намангана началась волна арестов, и Юлдашев с Намангани бежали в Таджикистан. Там они воевали на стороне ПИВТ, о которой мы писали в материале о Таджикистане, против коалиции ленинабадцев, кулябцев и гиссарцев. Под самый конец междатжикского конфликта, узбекские боевики ушли в Афганистан, где Юлдашев и Намангани создали из остатков нескольких организаций единое «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ). То самое, которое стало потом кошмаром всех спецслужб Центральной Азии. Ныне оно запрещено везде, где у власти более-менее вменяемые режимы. 

На какие деньги существовало ИДУ? Известно, что спонсорами организации были экстремистские группировки и частные пожертвователи из Афганистана, Пакистана, Турции и монархий Ближнего Востока. Писали также, что 100 тысяч долларов для «работы в Узбекистане» Юлдашеву сотоварищи выделял премьер-министр Турции Неджметтин Эрбакан. Тот самый — основоположник турецкого «политического ислама», который считается (внимание!) политическим наставником нынешнего президента Турецкой Республики Реджепа Тайипа Эрдогана. Также верхушка ИДУ «засветилась» и на контактах с разведками всех вышеупомянутых стран. А это значит, что об этих контактах знали также спецслужбы США и Британии. 

Также СМИ писали, что в июле 1999 года министр Турции по вопросам беженцев моулави Абдулракиб вручил Юлдашеву крупную денежную сумму для активизации деятельности ИДУ. Более того: Абдулракиб стал одним из инициаторов реализации плана вооруженного прорыва боевиков ИДУ через горные районы Кыргызстана в Узбекистан в 1999 и 2000 годах. Именно эти события, о чем мы писали ранее, известны сейчас, как первая и вторая Баткенские войны… 

Традиции демонов

Но еще раньше — 16 февраля 1999 года в Ташкенте прогремели сразу пять взрывов. От них погибло 16 человек и еще 100 были ранены. Сообщалось также о перестрелке с некими боевиками. На следующий день министр внутренних дел Узбекистана Закир Алматов сообщил, что за взрывами стоит радикальное крыло партии «Хизб ут-Тахрир». Позже в этих терактах обвиняли ИДУ и политическую партию «Эрк» Мухаммада Солиха, никоим образом не исламиста…

С 28 марта по 3 апреля 2004 года в Узбекистане произошла серия взрывов и перестрелок силовиков с боевиками, ответственность за которые также возложили на ИДУ. Официальное число жертв — 47 убитых и десятки раненых. В июле того же года взорвались бомбы у посольств США и Израиля, убив шесть человек. К тому времени Джуму Намангони уже убили в Афганистане американцы — всю «чёрную работу» для Тахира Юлдашева уже делали другие. Ну а самого Тахира Юлдашева уничтожили в 2009 году там же, где до этого Намангани…  
  
Естественно, оппозиционные ресурсы в обоих случаях терактов обвиняли в их организации власти Узбекистана. Эту версию достаточно активно продвигали радио «Озоди» (узбекская служба радио «Свобода/Свободная Европа»), ВВС и «Голос Америки». Позднее они каким-то неведомым путем «получали» заявления Тахира Юлдашева против властей Узбекистана. Строго говоря, именно эти ресурсы, по сути, занимались пиаром ИДУ, которая с 2002 года стала называться «Исламской партией Туркестана», дав понять, что их цель — уже не только Узбекистан, а вся Центральная Азия…

Последней крупной вылазкой радикал-исламистов стала события мая 2005 года в Андижане — центром одноименной области той же Ферганской долины. Началось все с демонстрации местных жителей, которые требовали освободить андижанских бизнесменов, которых арестовали в 2004 году по обвинению в принадлежности к экстремистской организации «Акромийя». «Акромитов» связывали все с той же «Хизб ут-Тахрир». Но на деле Акром Юлдашев — лидер «акромитов» вышел из этой организации еще в 1992 году, а к 2005 году уже 6 лет, как сидел в тюрьме: за экстремизм. 

Мирный поначалу митинг в итоге перерос в вооруженное выступление. Восставшие в ночь на 13 мая напали на воинскую часть Андижана. Там они захватили оружие, а потом — взяли штурмом городскую тюрьму и выпустили оттуда около 2 тысяч заключенных. По всему Андижану начались погромы. В итоге выступление подавили совместными усилиями армии и МВД Узбекистана. 

В этой истории вообще много странного. Почему, например, лидеры мятежников обращались за посредничеством в урегулировании конфликта к президенту России Владимиру Путину? Прекрасно зная, при этом, что он не будет портить отношения со своим узбекским коллегой. Почему те же самые лидеры мятежников отказались от переговоров с Исламом Каримовым, который в те дни лично прилетал в Андижан? Если учесть, что выступления, как о том говорили позже оппозиционные и американско-британские ресурсы, были действительно мирными. 

Может быть, ответ на эти вопросы кроется в том факте, что Ислам Каримов расторг с американцами договор о размещении в Ханабаде американской авиабазы? Тогда это многое объясняет. Вообще и теракты в Ташкенте 2004 года, и события в Андижане годом позже показали: присутствие где-либо американских войск — вовсе не гарантия безопасности этого географического объекта. В любом случае, «американский след» в Андижанских событиях исключать нельзя. Если учесть, что работать с недовольными группами влияния американцы, как, впрочем, и британцы, любят и умеют — каждые по-своему…

На фоне всего, что натворили в Узбекистане ИДУ-ИПТ, партия «Хизб ут-Тахрир», которая появилась в Ферганской долине раньше ИДУ-ИПТ, выглядит довольно мягкой. Но не надо забывать, куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями. «Политический ислам», который исповедует «Хизб ут-Тахрир», опасен, в первую очередь, тем, что его идеологов не волнуют ни сами мусульмане, ни образ и место ислама в будущем вообще. Для него главное – фанатичное исполнение обрядов и церемоний. Большего, чем «политический ислам», для дискредитации ислама не сделал никто. По сути, «политические исламисты» проповедуют то же самое, что и глобалисты — уничтожение национальных государств. Они вполне могут, кстати, играть для глобалистов роль «ложного флага», которому уготована роль быть уничтоженным, если глобалисты достигнут своих целей.

Поэтому понятно, почему власти Узбекистана с этим борются — не только репрессиями, но и увещеваниями. Если «политический ислам» победит, то ни Казахстана, ни Кыргызстана, ни Таджикистана, ни Туркменистана, ни Узбекистана просто не будет. А что будет? Жёсткая диктатура тех, кто трактует религиозные постулаты так, как заблагорассудится.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь