Фундаментальные угрозы развитию Узбекистана. Часть вторая

0
110

Фундаментальные угрозы развитию Узбекистана. Часть вторая

Начинают появляться первые признаки серьёзных вызовов и рисков, угрожающих существованию Узбекистана, как суверенного государства. Абдулла Абдукадиров предлагает своё видение тех угроз, которые считает основными и прогноз возможных сценариев развития событий. В первой части статьи речь шла про политические риски. В этой части – про экономические факторы.

Источник: Фундаментальные угрозы развитию Узбекистана. Часть вторая

Утечка умов

В 2018 году из Узбекистана на заработки уехали 2593700 человек. Почти 80% уехавших, иммигрировали в Россию. Больше 15% граждан отправились на заработки в Казахстан и небольшой процент людей выбрали Корею и Турцию. Больше всего граждан из Самарканда, Андижана, Ферганы, Намангана.

В январе-июне 2021 года число выбывших за пределы Узбекистана составило 156,8 тысячи человек, что на 43,2% больше, чем за аналогичный период прошлого года (109,4 тысячи). При этом число выбывших за рубеж на ПМЖ за первое полугодие 2021 года превысило 10 тысяч человек, что почти в 4,5 раза больше, чем в январе-июне 2020 года, и в 2,2 раза больше, чем в первые полгода 2019-го. Нетрудно догадаться, что на ПМЖ уезжают уже те, кто, как правило, имеют высшее образование, хорошую квалификацию. Это наиболее квалифицированная рабочая сила и основа интеллектуального потенциала страны.

Политика «призыва» молодежи, обучавшейся в зарубежных вузах, не дала ожидаемого эффекта, поскольку:

  • Все они были назначены на высокие по названию, но малозначимые по сути должности, где не имели возможностей вести самостоятельную политику обновления системы государствен­ного регулирования отрасли;
  • Они, в основном, попали под ортодоксальных руководителей, которые видят и понимают только административные методы управления, методы запрета и монополий, не забывая при этом свои корыстные цели;
  • Консервация старых методов управления, где все решения принимаются на верхушке пирамиды, приводит к тому, что «старые кадры» быстренько научились капитализировать, монетизировать свою власть, создавая параллельные и подконтрольные бизнес-структуры, контролируя государственные заказы и денежные потоки наиболее значимым бизнес-единицам (строительство, государственные закупки, приватизация и т.д.). Такое «распределение пирога» является очень сильным демотиватором для тех, кто приехал обратно в свою страну, чтобы ее поднимать на уровень мировых стандартов экономической и социальной стабильности;
  • Молодые люди буквально «растворились» в аппаратной системе управления, забыв о своей миссии, будучи по горло привязаны к аппаратной рутинной работе по составлению справок «о состоянии и предложений по улучшению»;
  • Практически ни в одном министерстве молодые кадры, обучившиеся в иностранных вузах, не были в тандеме с теми, кто прекрасно знал преимущества и недостатки существующей системы и имел желание и полномочия менять все это. Иными словами, молодые люди были предоставлены сами себе. Кто-то выдержал и «всплыл», большинство же утонуло в рутине или уехало обратно.

Большие зарплаты при отсутствии возможности реализации своих идей никого не удержат. Система сейчас дает сильный задний ход и постепенно и неуклонно выдавливает всех тех, кто был приглашен решать общегосударственные задачи в каждой отрасли.

Под эгидой Агентства стратегических инициатив можно было бы поднимать и обсуждать наиболее значимые идеи перестройки системы управления, внедрения системы сдержек и противовесов, подготовки и повышения квалификации управленческих кадров, которые могли бы иметь какие-то пилотные проекты по модернизации системы государственного управления, экономической, социальной политики.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Улукбек Кыдырбаев: «Предприниматели не ждут от судов справедливости»

Нет механизма поддержки внедрения передовых идей, изменения существующей практики и взаимоотношений, с гарантией защиты их неприкосновенности.

Неправильные ориентиры в макроэкономике

Целью экономических институтов должно быть развитие и выработка механизмов, стимулирующих это развитие.

Фактор устойчивости развития и стабильность – это не цель, а ограничения, которые не позволяют снести напрочь существующую систему. Но никак не наоборот, как это у нас сейчас поставлено Центробанком и экономическими ведомствами.

Инфляция заданного уровня не может быть целью экономического развития, скорее наоборот, — это приведет к стагнации – прежний опыт это показал. Анализ показывает, что большие темпы развития Узбекистана за последние годы достигаются за счет фискальной составляющей и роста объемов оказания услуг, а также огромных вливаний заемных ресурсов.

Между тем, разница в количестве между созданными и действующими предприятиями увеличилась в 2 раза, составив долю 4,9 от общего количества вновь созданных предприятий. Предприятия продолжают дробиться на более мелкие хозяйствующие субъекты, чтобы «убежать» от порога больших налоговых платежей, равного 1 млрд сумов. За 2 года (с 1 октября 2019 года по 1 октября 2021 года) было создано 162,42 тысяч новых предприятий без учета дехканских и фермерских хозяйств. При этом почти 28 тысяч предприятий бездействуют и только 96,3 тысяч предприятий являются частными предприятиями (20,2% от общего количества субъектов предпринимательства, равного 475,35 тысячам). Все остальные предприятия государственные.

Наблюдаемый стремительный рост импорта по различным направлениям пока не стимулирует рост экспорта в этих же направлениях. Так, в 2021 году (на 1 октября) Узбекистан экспортировал продовольственные товары на сумму 0,92 млрд $, а импортировал их на сумму 1,7 млрд $. Экспорт машин и оборудования – 0,49 млрд $, а импорт на 6,0 млрд $. Экспорт химических продуктов – 0,74 млрд $, импорт – 2,5 млрд $. Неизменность такой картины в последние 5 лет говорит, что ни либерализация импорта, ни огромные инвестиции и кредиты не способствуют росту промышленного и экономического потенциала страны. Напротив, Узбекистан становится все более зависимым от объемов импорта.

Основные негативные факторы экономической политики Узбекистана

Все это является результатами трех основных факторов, которые определяют суть нашей экономической политики:

  • постановка неправильных экономических ориентиров в виде таргетирования инфляции;
  • упор на фискальные инструменты стимулирования экономики вместо количественного поощрения роста экономики. Нужны государственные инвестиции не во все отрасли, а в те, где есть большая добавленная стоимость, нужно поддерживать внутренний спрос, в том числе, мерами прямой материальной поддержки граждан и хозяйств;
  • как следствие, постоянное вмешательство правительства в текущую деятельность крупных хозяйствующих субъектов, создание им «особых» условий, которые обрекают их на неконкурентоспособность.

Ручное управление никогда не было и не будет эффективным способом управления сложными структурами, каковыми являются межхозяйственные связи. Это, скорее, признание и оправдание неэффективности существующей модели управления экономикой.

Нам надо создавать везде систему, которая независима от прихотей человека в должности. Цифровизация, делегирование полномочий и подробное расписание функциональных обязанностей каждого, прав и ограничений являются хорошим началом.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Казахстан. Инфляция, нефтяные цены и курс тенге — прогноз экономистов до конца 2020

Коррупция

Существующая система принятия решений, особенно по финансово-экономическим вопросам, не отвечает интересам страны, народа, а, скорее всего, обслуживает интересы ограниченного круга лиц.

В лучшем случае она направлена на истинные интересы международных доноров, которые ставят конкретные условия по направлениям экономической политики, которые совершенно не совпадают со стратегическими интересами Узбекистана.

Такое стало возможным по следующим причинам:

  • государство позволило себе «договариваться» с бизнес-сообществом о реализации каких-то значимых социально-экономических проектов (Ташкент-Сити и другие сити в крупных городах, создание кластеров, создание рабочих мест в определенных реги­онах и т.д.) и взамен бизнес осмелился потребовать для себя какие-то индульгенции;
  • государство, выделив главное (поднятие экономики региона, достижение роста экспорта, изменение облика городов, поддержание жилищного строительства, облагораживание махаллей, строительство дорог и т.п.), позволило себе «прощать» случаи воровства бюджетных средств, считая это неизменным атрибутом бизнеса;
  • государство стало ограничивать контрольные органы (прокуратура, Департамент государственного финансового контроля Минфина, Счетная палата и др.) в их скоординированной деятельности по предотвращению воровства казенных средств, как результат, немало распределителей государственных средств стали казнокрадами;
  • государство позволило чиновникам иметь свои и оформленные на близких родствен­ников бизнес-структуры, являющиеся главными бенефициарами незаконного распределения денег и контрактов;
  • государство позволило некоторым высшим чиновникам вступать в экономические союзы/кланы и разделять зоны «получения основного дохода», что неизменно приведет к войне, когда борьба за ресурсы и источники дохода с сокращением ресурсов будет ужесточаться;
  • государство не сформулировало еще четкие цели развития и направления экономи­ческой и социальной политики, которые обеспечат достижение этих целей. Мы все еще смотрим в рот кредиторов и делаем все, что они говорят, считая их стратегические цели своими.

Все это привело к включению механизма «обратного эволюционного отбора», когда важные должности государственной власти достаются не тем, кто более талантлив и умен, а тем, кто надежен в смысле личной лояльности.

Надо создать трибуну экспертов, способных анализировать заранее масштабы и направления воздействия решений, поощрять работу СМИ по выявлению фактов, наносящих ущерб подлинным интересам государства.

Надо уйти от административно-командной экономики, которая за прошедшие почти три десятка лет независимости привела Узбекистан к бедственному положению.

В целом, существует огромный пласт проблем в нашей промышленности, сельском хозяйстве, начиная от отсутствия государственной промышленной политики, кончая эпидемическим внедрением кластеров везде и повсюду, что на деле оборачивается просто отъемом земельных ресурсов и активов у мелких предпринимателей.

Существуют огромные проблемы сферы энергетики, где темпы потери суверенитета, государственного контроля над эксплуатацией недр и углеводородов являются катастрофическими, о чем писалось много раз.

Наряду со всем этим существует неотложный социальный блок задач:

  • Коммерциализация и упадок системы образования, катастрофически низкий уровень её качества;
  • Беспрецедентная коммерциализация здравоохранения, падение ее способности охранять здоровье нации;
  • Социальные проблемы городов, вызванные ускоренной урбанизацией.

Все эти и вышеупомянутые проблемы нарастают с каждым днём, скорость их решения отстает от скорости их роста. И если не принять практических мер сегодня, завтра может оказаться поздно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь