Грозит ли Кыргызстану установка авторитарного режима правления

0
165

Грозит ли Кыргызстану установка авторитарного режима правления

В политологии термин «режим» применяется, как правило, к авторитаризму и тоталитаризму.

Эксперты отмечают, что «политический режим» обозначает способ получения, осуществления и передачи власти. Но большинство, услышав слово «режим», наделяют его только негативным значением. А на постсоветском пространстве, к примеру, словосочетание «кровавый режим» и вовсе ни у кого не вызовет вопросов — историю все хорошо помнят.

В Кыргызстане правление каждого президента тоже называли режимом — акаевский режим, бакиевский режим, атамбаевский…

Ради красного словца

С приходом к власти Садыра Жапарова среди экспертного сообщества распространилось новое словосочетание «популистский режим».

По словам политолога Медета Тюлегенова, такая характеристика вошла в обиход благодаря принимаемым властью решениям и заявленным программам. Особенностью последних являются не отдельные идеи или требования — роль в них играют те коммуникативные стратегии, которые позволяют искусственно расширять свой электорат за счет громких обещаний без конкретного алгоритма действий.

Прошедший 25-26 ноября в Бишкеке курултай — тому подтверждение. Это, как я уже говорил, перформанс на национальном уровне. Одна из манифестаций популистского режима. Есть президент, любимый народом, и вот этот самый народ на пару дней оказался в одном зале с властью.

Медет Тюлегенов

Он напомнил, что после принятия в апреле 2021 года на референдуме Конституции, устанавливающей жесткую президентскую вертикаль, и последовавших за этим ограничений фундаментальных свобод — мирных собраний, выражения мнений в обществе заговорили об откате все же к авторитаризму.

Эксперт привел классификацию режимов, предложенную в 1975-м испанским политологом Хуаном Линцем. Согласно ей, авторитаризм — это режим, который сосредоточен на сохранении власти в руках одной правящей группы. В случае с КР ее субъектами могут выступать сам президент и его окружение во главе с председателем ГКНБ Камчыбеком Ташиевым.

«Но у авторитаризма нет, в отличие, скажем, от тоталитаризма, разработанной идеологии. Есть привычный набор идей, эмоций и способов реагирования на все происходящее вокруг. Авторитаризм не предполагает всеобщей мобилизации, то есть не требует от граждан сознательности и энтузиазма в решении государственных задач», — уточнил Медет Тюлегенов.

Такой режим предпочитает, чтобы люди были вне политики и не мешали правящей группе делать то, что она считает нужным.

Или власть олигархов?

Другие сторонники теории, что Кыргызстан превратился в авторитарное государство, в подтверждение приводят массовые аресты политиков, гражданских активистов и блогеров, выступавших против подписания соглашения с Узбекистаном, в рамках которого соседнее государство получает в пользование Кемпир-Абадское водохранилище.

По мнению директора Национального института стратегических исследований при президенте Канатбека Азиза, утверждать, что в Кыргызстане установился авторитаризм, не совсем верно.

Он указывает на градацию, разработанную российским политологом Кириллом Роговым, который выделяет два типа политических режимов на территории бывшего СССР. К первому типу стран с так называемым авторитарным (персоналистским) режимом относятся Туркменистан, Узбекистан, Казахстан, Азербайджан, Россия и Беларусь. С другой стороны — группа государств с режимом конкурентной олигархии. В нее входят Украина, Армения, Грузия, Молдова и Кыргызстан.

Канатбек Азиз считает, что различия этих типов режима на формальном уровне хорошо заметны.

«Уровень электорального давления у нас, как и в странах, для которых характерна «конкурентная олигархия», является достаточно высоким, и это вынуждены учитывать элитные группы. Однако, анализируя процессы в Кыргызской Республике, очевидно, что регулярная смена власти не приводит к принципиальным изменениям политики», — сказал он.

Да, в Кыргызстане по сравнению с соседями по региону открытые и конкурентные выборы в парламент, но это вовсе не означает качественный рост высшего законодательного органа.

«Можно технически имплементировать на кыргызские условия все демократические процедуры и нормы, которые делают государства Европы образцом демократии. Но кыргызское общество не будет им следовать. По крайней мере, пока. Поскольку в реальности мы живем по другим правилам. Так что депутатский корпус — это зеркало, в котором отражается само кыргызское общество. Здесь много факторов, почему так получилось. За 30 лет независимости в Кыргызстане так и не созданы механизмы воспроизводства элит. Общее падение уровня образования и так далее. К слову, это одна из причин актуальности проблемы подмены понятий», — поясняет глава НИСИ.

Охлократию в Кыргызстане часто путают с народовластием, свободу слова — с безответственностью, слабость некоторых институтов власти — с демократией.

Канатбек Азиз

Вероятно, поэтому в КР демократия, которая основана прежде всего на многообразии и свободной конкуренции политических мнений и сил, не может функционировать, как задумано, поскольку нет институтов и прочной правовой системы.

Курс какой?

В последние месяцы все больше кажется, что в Кыргызстане заметны попытки превратить режим из конкурентно олигархического в авторитарный.

Прорисовывается стремление властей снизить политическую активность граждан. Усиливается атака на последние оставшиеся независимые политические силы и СМИ. Фактически введена цензура. Все несогласные с высоких трибун нарекаются «предателями» и «врагами». На них заводят уголовные дела, им мешают работать.

По мнению экс-депутата Жогорку Кенеша Натальи Никитенко, только неустойчивые и неэффективные руководители пытаются скрыть низкий КПД за различными популистскими шагами, а когда это не получается, то прибегают к репрессиям. Таков закон политики.

«Власти не боятся выборов, компьютерные технологии позволяют им получить любой результат, власти боятся правды», — сказала она.

Наталья Никитенко считает, что цель намерений власти очевидна — сделать невозможным участие самых активных и известных своих критиков в политической деятельности путем уголовных дел, вынужденной эмиграции или страха.

В качестве примера она привела выдворение из Кыргызстана журналиста Болота Темирова.

С мнением, что Кыргызстан превращается в государство-диктатора для собственных граждан, не согласен президент.

На встрече с членами Совета аксакалов первого Народного курултая Садыр Жапаров заявил, что «в Кыргызстане есть свобода слова и страна на правильном демократическом пути развития». Как доказательство, он привел критические реплики, которые звучали на форуме.

Но, чтобы считаться демократической республикой, недостаточно выслушивать критику или проводить выборы, разрешая оппозиции участвовать в них.

Однако, чтобы стать авторитарной страной с элементами диктатуры, недостаточно просто закручивать гайки в отношении отдельных персон. Для установления такого типа режима нужны очень послушное тихое общество и массовые санкционные действия. Но, как показывает новейшая история, кыргызстанцы вряд ли будут терпеть подобные попытки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь