Халтурная доступная среда: уроки Казахстана для Узбекистана

0
157

Халтурная доступная среда: уроки Казахстана для Узбекистана

Казахстан ратифицировал Конвенцию о правах инвалидов в 2015 году, Узбекистан в 2021 году. Обе страны пока не подписали Факультативный протокол к Конвенции, который позволяет отправлять жалобы в Комитет ООН по правам человека. В Казахстане подписание протокола отложили до 2022 года, несмотря на призывы представителей ООН и активную работу в обустройстве среды. 

Источник: Халтурная доступная среда: уроки Казахстана для Узбекистана 

Не подписанный протокол, а также отсутствие мер ответственности за не создание доступной среды в двух странах привели к тому, что на пандусы не может заехать человек в коляске, а лифты, которые стоили бюджету миллионы долларов, не работают. Это мешает людям с инвалидностью реализовывать свои права.

Журналисты Жаслан Сулейменов и Дана Опарина пытаются разобраться, как так вышло, что вопреки специальным программам по улучшению доступной среды, качество жизни для людей с инвалидностью не улучшается, и как предотвратить ожидание протокола в пол десятка лет. 

Казахстан

Несмотря на то, что в Казахстане мы проверили портал госзакупок и нашли тендеры на миллионы тенге, среда доступней не стала. По факту проводятся закупки для пандусов, поручней и электроподъемников. Тем не менее, контроля над выполнением этих работ нет.

Подобные работы для «галочки» больше напоминают имитацию бурной деятельности, вместо обеспечения комфортной безбарьерности и универсального дизайна для почти 4% населения страны, которые составляют люди с инвалидностью. Маломобильная группа населения достигает еще больших процентов.

Когда каждый человек на коляске, столкнувшийся с барьерами, будет рассматривать проблему недоступности как личную задачу и прилагать все усилия для ее решения (мониторинг, адвокация и т. д.), качество жизни заметно улучшится, а окружающий мир станет более комфортным.

Профильные министерства Казахстана — Мининдустрии и инфраструктурного развития, а также Министерство труда и соцзащиты —  в конце 2018 года разработали и утвердили Дорожную карту по обеспечению безбарьерной среды для лиц с инвалидностью. Также был утвержден план по улучшению качества жизни для людей с инвалидностью до 2025 года. План действительно есть и, как показывают данные, создавать доступную среду начали еще с 2016 года. Это касается оборудования пандусов и электроподъемников.

Вопреки финансированию и специальным программам, есть основания полагать, что на практике реализация доступной среды сопровождается халтурным отношением и нарушением норм.

Это может объяснять задержку с подписанием протокола. И, самое главное, от этого страдает главная целевая аудитория программы — люди с инвалидностью, среди которых только людей, использующих коляски насчитывается более 14 тысяч. В отчете Министерства труда о проделанной работе упоминается, что одной из проблем является то, что местные власти не в полной мере обеспечивают финансирование объектов на адаптацию инфраструктуры для лиц с инвалидностью, где создаются рабочие места. В нашем исследовании мы делаем акцент на том, что кроме этой проблемы, новая инфраструктура строится с нарушением норм и это случается не всегда из-за отсутствия финансирования.

В теории любой министерский ответ может выглядеть идеально, но какова сегодняшняя реальность на практике? Мы проинспектировали несколько мест в Казахстане и показали, как реально выглядит «доступная» среда. Были исследованы следующие объекты:

  1. Парламентский мост со скользким трамплином под высоким углом без поручней (вместо пандуса);
  2. Дом министерств с такими же скользкими и высокими горками (вместо пандусов);
  3. Аппарат президента Казахстана с высоким цементным катком без поручней (вместо пандуса)
  4. Государственный архив Казахстана с разбитыми бордюрами и брусчаткой у подножия железного пандуса под высоким углом;
  5. Столичная школа-гимназия №6 с пандусом без одного поручня.
ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Тернистый путь Узбекистана в ЕАЭС

Также мы опросили депутатов парламента Казахстана на тему безбарьерной среды в Казахстане, которые после наглядных примеров скользких горок неудобных для людей на колясках были вынуждены согласиться с увиденным, признав угрозу этих пандусов жизни и здоровью населения.

В эту ситуацию может попасть и Узбекистан, который только в этом году ратифицировал Конвенцию, и, значит, программы по адаптации доступной среды в этой стране впереди.

О чем говорят госзакупки 

Для ответа на вопрос о том, сколько средств было затрачено на доступную среду за последние пять лет с 2016 года в Казахстане, мы исследовали более 300 лотов государственного портала госзакупок. В нашем фокусе — лоты, которые касаются обеспечения инфраструктуры, например, пандусы.

По нашим подсчетам на покупку приспособлений для людей с инвалидностью госучреждения потратили 175,71 млн тенге, или более 413 тысяч долларов. Речь идет о пандусах, поручнях и электроподъемниках. Больше всего пандусов мы нашли в Западно-Казахстанской области. Другими словами, финансирование есть, проблема в исполнении и контроле.

Вениамин Алаев, эксперт казахстанской Комиссии по правам людей с инвалидностью имени Кайрата Иманалиева, полагает, что «халтурная доступность» существует из-за отсутствия мер ответственности за несоблюдение закона, а выделенные на безбарьерную среду государством деньги не доходят до реальных адресатов. Решение этой проблемы он видит в судебных исках против организаций не исполняющих строительные нормы доступности и в ужесточении ответственности за несоблюдение норм.

Эксперт, будучи докладчиком 2019 года на политическом форуме высокого уровня HLPF ООН о положении казахстанских лиц с инвалидностью, прогнозирует что в итоге Комитет ООН по правам людей с инвалидностью будет рекомендовать государству обеспечение доступности, согласно статьи 9 Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью, которую Казахстан ратифицировал в 2015 году.

Узбекистан

Узбекистан ратифицировал Конвенцию о правах инвалидов в 2021 году. Факультативный протокол Конвенции, который позволяет направлять в Комитет ООН по правам человека жалобы, страна пока не ратифицировала.

По мнению Фархада Абдурахманова, заместителя председателя Ассоциации инвалидов Узбекистана, ратификация протокола несет большую ответственность под собой в сравнении с ратификацией Конвенции.

«Сейчас готовится Национальный план действий, который будет принят Олий Мажлисом. Это будет юридически обязывающий документ. Если раньше такие документы принимались решением Кабинета министров, то сейчас этот документ принимается на депутатском уровне. Это более высокий уровень исполнения и контроля», — отмечает он.

В документе прописаны определенные индикаторы и по ним получится определять, что сделано и как. Таким образом появится юридическая база взаимодействия госорганов, международных организаций и гражданского общества.

«В Национальном плане действий прописан целый блок законодательных проблем, которые необходимо решить, чтобы права стали реальными. На это отводится от трех до пяти лет. По мере реализации Национального плана действий появится платформа, на которой мы сможем обсуждать пути реализации и выполнения Конвенции. Факультативный протокол станет действенным документом влияния международного и гражданского общества на структуру власти. Пока нет правовой платформы и правовых механизмов реализации, протокол будет не лучшим инструментом в реализации этих прав, а будет декларативным документом».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Мигранты, деньги, павильон: чем закончился визит Рустама Эмомали в Москву

В Узбекистане официально зарегистрировано свыше 630 тысяч человек с инвалидностью. Отдельных программ по доступной среде в Узбекистане пока что нет, поэтому невозможно вычислить точные суммы, потраченные на обустройство среды. Тем не менее, согласно закону «О социальной защищенности инвалидов в Республике Узбекистан», не допускается строительство и реконструкция зданий без создания доступной среды для людей с инвалидностью. По нашим подсчетам, за последние три года только 30 тендеров на портале госзакупок содержали слова «пандус» и «лифт».

На эти тендеры государство потратило 61,3 млрд сумов ($5,7 млн), но сколько из них потрачено на создание пандусов и есть ли они на объектах, остается неизвестным. Например, на обеспечение кольцевой линии метро Ташкента лифтами из бюджета было потрачено 1,1 млрд сумов, но даже спустя год после открытия линии, лифты не работают. Вот такая халтурная доступная среда.

Чтоб не наткнуться на те же вилы что и Казахстан во время строительства доступной среды, Фархад Абдурахманов, зампредседателя Ассоциации инвалидов Узбекистана, ратует за создание инклюзивной комиссии, которая бы включала все категории инвалидности: людей с нарушениями слуха, зрения, людей с РАС и т.д. В этой комиссии должны быть общественные организации людей с инвалидностью, а также государственные органы, которые связаны с созданием доступной среды.

«Только после заключения этой комиссии можно пускать здание в эксплуатацию. Эту комиссию необходимо вовлекать на момент проектирования и строительства, то есть не тогда, когда здание уже готово».

Фархад Абдурахманов считает, что такое полномочие контроля необходимо дать общественным организациям, чтобы они составляли акты о недоступной среде и передавали бы документы в уполномоченные органы. Последние вправе накладывать штрафы или передавать дело в суд.

«Было бы хорошо, если бы были прецеденты», — заключил эксперт.

По словам Фархада Абдурахманова, долгое время Общество инвалидов Узбекистана подписывало акты о приемке, но на деле доступная среда не создавалась.

«Чтобы наделить инвалидов возможностью вести независимый образ жизни и всесторонне участвовать во всех аспектах жизни, государства-участники принимают надлежащие меры для обеспечения инвалидам доступа наравне с другими к физическому окружению, к транспорту, к информации и связи, включая информационно-коммуникационные технологии и системы, а также к другим объектам и услугам, открытым или предоставляемым для населения, как в городских, так и в сельских районах», – говорится в статье 9 Конвенции о правах инвалидов.

Через четыре года Узбекистан должен будет предоставить доклад в Комитет по правам инвалидов о мерах, принятых для осуществления им своих обязательств по Конвенции. А это значит, что у Узбекистана есть еще четыре года, чтобы создавать не халтурную доступную среду. Примером может быть госпрограмма по созданию доступной среды в Казахстане.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь