Интеграция: три важнейших события 2022 года на постсоветском пространстве

0
124

Интеграция: три важнейших события 2022 года на постсоветском пространстве

Бесспорно, важнейшим событием года 2022-го стало начало Специальной военной операции Российской Федерации на Украине. Но оно не относится к теме, которую мы собираемся сегодня обсудить. Наша тема – евразийская интеграция, и рассмотрим мы три события, на наш взгляд, на длительное время определившие течение интеграционных процессов.

ОДКБ против вооружённых погромщиков

Начало прошлого года всколыхнуло всё постсоветское пространство мятежом в Казахстане. Протесты против повышения цены на автомобильное топливо, вспыхнувшие на западе РК, неожиданно бурно распространились на крупнейшие города республики, а в Алма-Ате и вовсе вылились в вооружённые погромы государственных учреждений и магазинов.

Основной движущей силой «национальной революции», как попытались немедленно окрестить бунт радикальные националисты, стали люмпенизированные внутренние трудовые мигранты казахской национальности, «мамбеты», как их презрительно называют городские жители республики. Зачастую малообразованные, имеющие низкий уровень культуры и очень неохотно приспосабливающиеся к городскому образу жизни. Среди них оказалось немало «оралманов» – этнических казахов, репатриированных из азиатских стран, куда их предки переселились в 1920-30-е гг. Ну и, разумеется, разнообразные националистические и оппозиционные действующей власти группировки, увидевшие шанс «оседлать» волну протестов и таким способом прийти во властные коридоры. Среди участников погромов было немало иностранцев и лиц, связанных с зарубежными спецслужбами, что говорит о том, что «стихийный» бунт был отнюдь не стихийным.

Подтверждает причастность заграницы к событиям января 2022 года и вовлечённость в происходившее «активистов», находящихся на финансировании зарубежных НКО, и наличие украинского следа. В частности, укрывшиеся на Украине оппозиционные деятели, связанные с украинскими спецслужбами, не только открыто поддержали погромы, но и через соцсети координировали деятельность погромщиков. А с началом арестов участников бунта, от рук которых погибли десятки правоохранителей и гражданских лиц, за тех дружно вступились западные страны.

Подавить вооружённые погромы удалось не только решительными действиями правоохранительных органов и казахстанских военных, но и первым в истории ОДКБ вводом международного миротворческого контингента. По просьбе президента Казахстана военнослужащие Организации пришли на помощь в урегулировании ситуации, временно взяв под контроль важнейшие инфраструктурные объекты республики. А когда ситуация нормализовалась, вопреки «прогнозам» враждебно настроенных к интеграционным процессам на постсоветском пространстве, покинули территорию РК. Этим самым доказав эффективность как Организации договора о коллективной безопасности, так и её миротворческих сил, а также продемонстрировав «неверующим» реальную пользу от интеграции на постсоветском пространстве.

Иная «единичка» в старой формуле – иной результат

После Мюнхенской речи Владимира Путина, произнесённой в 2007 году и ставшей сигналом о том, что Россия успешно пережила последствия развала СССР и претендует на возвращение в «высшую лигу» геополитических игроков, стала меняться и политика объединённого Запада в отношении Российской Федерации и проводимых ею интеграционных процессов. Выразилось это в противодействии любым объединениям на постсоветском пространстве, будь то укрепление связей в рамках СНГ или ШОС, интеграция вооружённых сил внутри ОДКБ, расширение Евразийского союза или создание Союзного государства Россией и Белоруссией.

Сумев противопоставить Россию и Украину после государственного переворота 2014 года в Киеве, США обратили внимание на Центральную Азию, которую уже много десятилетий именуют «мягким подбрюшьем России». Вскоре американские интересы были сформулированы однозначно – полное вытеснение России из региона во всех сферах: военной, экономической, политической. Главными инструментами достижения этой цели были избраны «мягкая сила» десятков тысяч некоммерческих организаций, финансируемых в том числе западными спецслужбами, усиление военно-технического сотрудничества между США и странами НАТО, с одной стороны, и вооружёнными силами центральноазиатских республик – с другой. Третье направление влияния – усиление политического давления. С 2015 года по инициативе США была провозглашена формула «С5+1»: пять постсоветских республик плюс Соединённые Штаты», выступающие координирующей и направляющей силой политических и экономических преобразований в регионе. Грубо говоря, 5+1 по-американски равнялось 1.

Поскольку своих целей Америка не скрывала, ответом России на её давление было возобновление контактов государств региона плюс РФ. Первая онлайн-встреча министров иностранных дел центральноазиатской «пятёрки» состоялась в сентябре 2020 года. А 14 октября 2022 года в Астане состоялся первый в истории саммит «Центральная Азия – Россия», на котором лидеры государств обсудили насущные проблемы взаимодействия в различных областях и наметили пути дальнейшего сотрудничества. В отличие от взаимодействия с США, в похожей формуле изменилась сумма: 5+1 стало равняться 6. А участники саммита выразили пожелание сделать его ежегодным.

Под давлением «доброжелателей»

Третье важнейшее, на взгляд автора, событие прошедшего года получилось со знаком минус. Речь идёт о демарше Армении на ежегодном саммите ОДКБ.

Конечно, точку зрения на приоритеты можно оспорить, приведя в пример успешный саммит ШОС, прошедший в Кыргызстане. Но поступательное движение вперёд в рамках развития Шанхайской организации сотрудничества неспособно настолько резко изменить геополитический ландшафт, как отказ Никола Пашиняна от подписания итогового документа ОДКБ и связанный с ним дрейф Армении в сторону Запада.

Официальным поводом для отказа армянского премьер-министра подписать итоговую декларацию ноябрьского саммита ОДКБ, а также проект решения о помощи Еревану в связи с карабахским конфликтом стало «отсутствие реакции Организации на обострения армяно-азербайджанского конфликта» в августе и сентябре 2022 года. Именно в то время, когда Армения в лице Пашиняна председательствовала в ОДКБ.

В то же время отказ руководства ОДКБ и России ввязываться в прямой военный конфликт вокруг населённого армянами анклава объясним тем, что далеко не исчерпаны дипломатические средства его разрешения. И решению проблем именно путём переговоров мешает подчас излишне эмоциональная реакция сторон на возникающие разногласия. Да и сам Нагорный Карабах во всём мире, кроме Армении, признан территорией, принадлежащей Азербайджану. Ведь далеко не секрет, что лишь вмешательство России, являющейся самой мощной военной силой в Организации, позволило избежать куда более тяжёлых последствий от полуторамесячных боевых действий в Закавказье, а ввод российских миротворцев в значительной мере стабилизировал ситуацию вокруг Карабаха.

Хуже в данной ситуации то, что создан прецедент отказа от согласованных всеми государствами ОДКБ мер по мирному решению конфликта. Решение же армянского премьера обратиться к Франции с просьбой заменить натовским контингентом российских миротворцев, не применивших силу против азербайджанских некомбатантов, которые заблокировали коридор между Арменией и Нагорным Карабахом, а ведущих с ними переговоры, полностью подрывает усилия ОДКБ по недопущению превращения Закавказья в новый плацдарм НАТО. И совершенно не исключено, что сигналом для блокирования Лачинского коридора азербайджанскими «активистами» стал именно демарш Пашиняна с отказом от подписания проекта решения о помощи ОДКБ Армении в данном конфликте.

По сути дела, два этих события, вытекающие одно из другого, являются итогом политики США, направленной против интеграционных процессов на постсоветском пространстве, а также активности зарубежных армянских диаспор, ратующих за переориентацию Армении на Запад. И последствия данных шагов в ближайшие годы могут серьёзно повлиять не только на ОДКБ, но и вообще на геополитическую ситуацию в Евразии.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь