Малый Арал хотят расширить, но найдется ли для этого вода?

0
182

Малый Арал хотят расширить, но найдется ли для этого вода?

Идея расширения Северного Аральского моря (САМ), которое ещё называют Малым Аралом, не даёт покоя руководству и жителям Кызылординской области, а также сообществу специалистов водного хозяйства Казахстана. Уже полтора десятка лет продолжаются дискуссии по поводу того, каким должен быть этот водоём. В конце 2020-го проектный институт «Казгипроводхоз» по заказу Всемирного банка, готового финансировать такое строительство, предложил несколько вариантов, которые были вынесены на суд общественности. Потом примерно полтора года эта тема в публичном поле не всплывала, но недавно ее обсуждение возобновилось.

Одноуровневый иди двухуровневый?

За прошедшее с тех пор время появилось новое действующее лицо – иранская компания YECOM Consulting Eng., которой, судя по всему, доверена разработка ТЭО «Проекта развития и восстановления Северного Аральского моря» и которая будет работать в связке с «Казгипроводхозом». Их предложения, включающие в себя четыре варианта (два из них в различных версиях), в том числе и новые, были рассмотрены на состоявшемся в начале июля рабочем совещании с участием специалистов и ветеранов водного хозяйства Кызылординской области.

Первый вариант – сохранение одноуровневого моря с повышением его НПГ (нормальный подпорный горизонт, или оптимальная отметка водной поверхности, которая может на протяжении длительного периода поддерживаться подпорным сооружением). Для этого нужно нарастить Кокаральскую плотину, отгораживающую САМ от высохшей части Арала. Предложены разные сценарии, предусматривающие подъём НПГ с нынешних 42-х метров до отметок 46, 47, 48 и 50. При реализации того или иного из них площадь зеркала САМ расширится до 42,1 – 51,8 квадратных километра (сейчас она составляет 31,5). А объём водной массы увеличится с сегодняшних 27,0 миллиарда кубометров до 42,4 – 60,9 миллиарда, то есть в полтора – два с лишним раза.

Очевидно, что чем вместительнее будет водоём, тем больше времени займет его заполнение (например, достижения отметки НПГ-50 придётся ждать примерно 20 лет) и тем больше воды потребуется на поддержание заданного уровня. А в условиях, когда в обозримой перспективе прогнозируется увеличение водозабора по всему руслу Сырдарьи на орошение и другие нужды, надежд на достаточный приток в дельту реки немного. Кроме того, как признают проектировщики, в случае повышения НПГ до отметки 48 метров и выше серьёзные проблемы могут возникнуть на Аклакском гидротехническом сооружении, в результате чего пострадают восемь озёр, подключённых к нему и имеющих важное хозяйственное значение для местного населения.

Второй вариант – создание так называемого двухуровневого моря. В этом случае высота Кокаральской плотины и уровень ныне существующего Северного Аральского моря останутся такими же, как сейчас, а северо-восточнее, в горловине между САМ и заливом Большой Сарышыганак (ЗБС), прежде прилегавшим к районному центру Аральску, будет возведена другая дамба. Таким образом, появится ещё один водоём, к которому проложат 62-километровый подводящий канал от Сырдарьи. Рассматриваются три сценария, в которых НПГ залива будет составлять 46, 47 и 50 метров. При реализации того или иного из них площадь зеркала в ЗБС будет от 6 до 8,5 квадратных километра, а объём водной массы – от 1,8 до 4,7 миллиарда кубометров. По сравнению с САМ это немного: площадь меньше в четыре-пять, емкость – в шесть-десять раз. Зато вода снова будет плескаться близ города с населением в 33 тысячи человек.

Есть и другие предложения

Максимальное приближение воды к Аральску является едва ли не главным аргументом, выдвигаемым сторонниками этого варианта. Тогда как оппоненты называют его «показушно-популистским», «эффектным, но неэффективным», поскольку суммарная ёмкость двухуровневого моря (САМ плюс ЗБС) будет в полтора-два раза меньше, чем при реализации одноуровневой схемы. Да, двухуровневый вариант требует меньшего притока воды, но при этом возможны существенные её потери: ведь по пологому дну ЗСБ она будет растекаться как масло по сковородке, соответственно быстро нагреваться под солнцем (летом в Приаралье очень жарко и сухо) и испаряться.

Кроме того, у специалистов вызывает сомнения возможность организовать надлежащую эксплуатацию подводящего канала, а также обеспечить по нему пропуск необходимого минимума в 50 кубометров воды в секунду, особенно в зимнее время. Что касается увеличения рыбных запасов (а для населения северного Приаралья это крайне важно), то здесь мнения расходятся. С одной стороны, в Сарышыганаке даже во времена полноводного Арала водилась в основном мелочь. С другой, проектировщики считают залив высокопродуктивной рыбохозяйственной зоной – видимо, с учётом того, что в него теперь по новому каналу начнёт поступать свежая речная вода (и рыба тоже).

Третий вариант звучит так – «Одноуровневый водоём путём поднятия существующей Кокаральской плотины и строительства подводящего канала». Надо полагать, это некий гибрид двух уже рассмотренных выше вариантов без строительства новой дамбы в горловине между САМ и Сарышыганаком. Наконец, четвёртый – оставить Северное Аральское море на его нынешней отметке и не восстанавливать залив, а все усилия и средства направить на развитие озёрных систем в дельте.

Обсудив все эти схемы и высказав по ним целый ряд замечаний, участники рабочего совещания в Кызылординской области резюмировали: «В целом предлагаемые варианты …не учитывают полностью все возможные сценарии развития водохозяйственной обстановки на проектной территории, ограничены ранее предложенными проектными решениями, не учитывают текущую ситуацию и прогнозные перспективы с водообеспеченностью бассейна р.Сырдария и нуждаются в более детальном и расширенном исследовании, а также в моделировании водного баланса».

После чего они предложили свой (пятый) вариант, который предусматривает сохранение САМ на существующем сейчас уровне, отказ от заполнения Сарышыгынака и создание нового водоёма южнее Кокаральской плотины. В последнем планируется аккумулировать воду, которая сбрасывается из САМ при его заполнении и до сего времени уходила в сторону высохшего Большого моря, безвозвратно теряясь там в песках. Кстати, по подсчётам специалистов, за последние пятнадцать лет эти потери составили около 45 миллиардов кубометров, или в среднем три миллиарда ежегодно. Такой вариант участники обсуждения считают и наименее затратным, и наиболее полно учитывающим ситуацию с водообеспеченностью.

В условиях неопределённости

…Затянувшаяся уже почти до неприличия дискуссия вокруг САМ объясняется, скорее всего, тем, что до сих пор нет чёткого и однозначного видения целей и задач проекта, запланированного к осуществлению. Что должно быть в приоритете – интересы рыбного хозяйства, занятость населения, эффективное использование водных ресурсов, оздоровление экологической обстановки, максимально возможное приближение берега моря к городу Аральску или что-то ещё? Только получив окончательный ответ на этот вопрос, можно будет от споров перейти к практическим действиям.

Между тем, ещё два года назад заговорили о том, что Кокаральскую плотину размывает, что она требует усиления, иначе есть риск потерять те 27 миллиардов кубометров воды, которые накоплены в САМ. Тогдашний министр экологии даже сообщил, что выделены необходимые средства на разработку ТЭО ремонтных работ. Также отдельные специалисты говорят об ошибках, которые были допущены при проектировании этой плотины и которые следовало бы исправить, чтобы улучшить циркуляцию воды в САМ и тем самым расширить площадь акватории для обитания рыбы.

Но самая главная проблема – это неопределённость с количеством и качеством притока по Сырдарье даже в обозримой перспективе, не говоря уже об отдалённом будущем. Ведь вполне может случиться так, что мы затратим на реализацию проекта десятки миллиардов тенге (а тому же Всемирному банку, если он его профинансирует, Казахстан должен будет вернуть и сумму займа, и проценты по нему, пусть и относительно небольшие), расширим Северное Аральское море, но заполнять водоём будет нечем. Есть такой риск? Безусловно, есть. Мало того, существует вероятность ещё большего усугубления ситуации.

Взять недавние волнения в Каракалпакстане. Да, их участники выдвинули политические требования, однако массовое недовольство в значительной степени подпитывалось социально-экономической неустроенностью жителей этого депрессивного региона, которые считают, что центральная власть обделяет автономную республику ресурсами, тогда как «узбекские» области, по их мнению, пользуются привилегиями. Двухмиллионное население страдает в том числе из-за острой нехватки воды, которой по Амударье поступает крайне мало, – эта река, имеющая вдвое больший годовой сток, чем Сырдарья, протекая по территории Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана, почти полностью разбирается на орошение. А ведь вода испокон веков была и остаётся важнейшим жизненным ресурсом для каракалпаков и представителей других проживающим там этносов: они занимаются земледелием (выращивают хлопок, рис, другие культуры), добывают и перерабатывают рыбу.

Чтобы успокоить их, показать, что центральная власть проявляет заботу о регионе, руководство Узбекистана вполне может увеличить попуски воды по Амударье в дельту. Но ведь 4,3 миллиона гектаров орошаемых земель, имеющихся в стране, никуда не денутся, их тоже надо возделывать. В таком случае не исключено, что узбеки попробуют перекрыть дефицит за счёт увеличения водозабора из Сырдарьи, тем более что сегодня, как мы не раз убеждались, прежние межгосударственные соглашения уже мало кто соблюдает.

Да что говорить о соседней стране, если даже внутри Казахстана усиливаются межрегиональные противоречия в водной сфере. Всё больше на сток Сырдарьи претендует быстро растущая в демографическом отношении Туркестанская область. Там собираются и площади орошаемых земель увеличить, и рыбным хозяйством активнее заниматься, тем более что именно на их территории располагаются и Шардаринское водохранилище, и Коксарайский контррегулятор. Между тем, Кызылординская область и без того сталкивается с нехваткой воды на ирригационные цели (из-за чего не может в полной мере использовать 250 тысяч гектаров инженерно-подготовленных земель), на обводнение пастбищных и сенокосных угодий (вспомните прошлогоднюю засуху в северном Приаралье). А если учесть, что площадь ледников, питающих центрально-азиатские реки, за последние десятилетия сократилась почти на треть, то следует ожидать ещё большего обострения дефицита водных ресурсов.

И все эти факторы необходимо в максимальной степени учитывать при решении дальнейшей судьбы Северного Аральского моря. Масштабные проекты по его развитию – это хорошо, но, наверное, надо сначала с водой разобраться, добиться получения гарантированных её объемов и бережного, рационального использования…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь