Нужно ли вооружаться после конфликта на кыргызско-таджикской границе?

0
57

Нужно ли вооружаться после конфликта на кыргызско-таджикской границе?

В первой половине июня столицу Казахстана посетили представители Правительства Республики Таджикистан для проведения переговоров по ускорению исполнения соглашения об оказании военной помощи на безвозмездной основе, которую ранее обещал Казахстан.

Речь идет о получении официальным Душанбе в виде помощи боеприпасов (3,24 млн. штук калибра 5,45 мм, далее 20 тысяч 76 патронов калибра 23 мм и 10 тысяч минометных снарядов калибра 82 мм.). Добавим, что Нур-Султан планирует также оказать военно-техническую помощь и Кыргызстану (6 млн 480 патронов калибра 5,45 мм с пулей ПС, а также 1 тысячу 122-милимметровых реактивных снарядов с осколочно-фугасной головной частью). Однако, как известно кыргызская сторона не торопится с получением этой помощи, по крайней мере, шагов по форсированию исполнения Соглашения не наблюдается.

Нужно ли вооружаться после конфликта на кыргызско-таджикской границе?

Ускорение подписания Соглашения между РТ и РК в поставках части боеприпасов в самое ближайшее время походит на спешку в авральной подготовке к ожидающемуся очередному накалу обстановки. Вполне можно допустить, что это связано с тем, что казахский парламент, который должен ратифицировать и подписать Соглашение, уходит на каникулы 1 июля.

Кроме этого в начале июня между Таджикистаном и Пакистаном были заключены предварительные договоренности о поставках пакистанского вооружения собственного производства. При этом 2 июня пресс-служба президента Таджикистана распространила информацию о подписании 12 новых документов о сотрудничестве в области экономики, образования, борьбы с коррупцией и т.п., умолчав о договоренностях в сфере поставок вооружения.

Судя по данным из открытых источников, в частности агентства «Sputnik Таджикистан», оборонный бюджет страны в 2021 году по сравнению с 2020 возрастет с 79 млн. долларов (из которых около 3 млн ушло на вооружение) до 175 млн. На фоне постконфликтной ситуации дополнительное военное усиление Таджикистана выглядит тревожно, если не сказать опасно.

Нужно ли вооружаться после конфликта на кыргызско-таджикской границе?

Несмотря на предполагаемый вывод американских войск из Афганистана до осени 2021 года, Таджикистан не остается один на один с угрозой возможного прорыва боевиков из Афганистана. Афганские боевики, которых в ближайшее время ожидает напряженная внутренняя борьба за власть, не располагают достаточными силами и ресурсами для перенаправления их на реализацию внешних задач.

Сегодня, несмотря на опасения таджикских официальных лиц, прикрывающая южные рубежи 201-я российская военная база в состоянии противостоять вторжению бандформирований на территорию РТ. Более того, Россия усилит таджикские ПВО зенитно-ракетными комплексами «Верба», которые считаются высокоэффективными в борьбе с летательными аппаратами (самолетами, крылатыми ракетами, беспилотниками и т.д.). В целом, помощь по линии ОДКБ достаточна, чтобы противостоять угрозам с юга.

В свою очередь «Талибан» (запрещенная в России организация) на данный момент не имеет территориальных притязаний к странам Центральной Азии (как известно, высокопоставленные представители этой организации даже призывали конфликтующие Таджикистан и Кыргызстан решать приграничные вопросы в мирном русле).

С высокой долей вероятности можно утверждать, что в ближайшее время «Талибан», при условии вывода американских войск из Афганистана согласно озвученным срокам, в первую очередь будет нацелен на борьбу с проамериканским правительством в Кабуле (что может привести к очередному витку гражданской войны, также как это было после взятия талибами афганской столицы в 1996 году), а не распылением сил и средств на эфемерные цели в виде границы с Таджикистаном, учитывая силы ОДКБ, незримо стоящие за рекой Пяндж.

Дополнительный фактор, который будет занимать талибов – это присутствие турецких сил, которые «Талибан» призвал покинуть территорию страны к осени этого года. Как известно официальная Анкара пока что не спешит выводить свой контингент, намекая на то, что и далее планирует оставаться в этой стране.

Нужно ли вооружаться после конфликта на кыргызско-таджикской границе?

На этом фоне спешка в получении вооружения со стороны Таджикистана выглядит подозрительной. Никто, даже официальный Нур-Султан не может гарантировать, что полученные боеприпасы не будут использованы на совершенно другом направлении. На каком же, если у таджикских властей не имеется серьезных конфликтов ни с Узбекистаном, ни с Афганистаном, ни с Китаем. По уровню оснащения и подготовки эти страны (за исключением Афганистана) многократно превосходят Таджикистан.

Единственная острая проблема имеется с Кыргызстаном, на границе с которой имеется десяток спорных участков. Недавний вооруженный конфликт, и последовавшая за этим в июне попытка установки таджикскими военными своей инфраструктуры на спорной территории показала агрессивный настрой и готовность к применению силы таджикской стороны.

У Кыргызстана, как известно из публичных источников, сегодня нет намерений милитаризировать бюджет, а также нет планов по приобретению избыточного количества вооружений и боеприпасов, за исключением той помощи, которую оказывают партнеры по ОДКБ.

Нужно ли вооружаться после конфликта на кыргызско-таджикской границе?

Высока вероятность того, что вопрос с делимитацией и демаркацией госграниц на ферганском направлении, как и ранее, останется висеть в воздухе, что с очень высокой долей вероятности рискует привести к новым столкновениям. Безусловно, ни одна из сторон не готова к длительной конфронтации, но весьма возможны молниеносные военные действия с целью занятия некоторых спорных участков.

На этом фоне не снимает напряженность заявление представителя таджикской оппозиции Шарофиддина Гадоева о якобы подготовке президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном переворота в Кыргызстане. Несмотря на подобные заявления, весьма вероятным выглядит версия того, что приграничный конфликт на границе с Кыргызстаном может быть отвлекающим маневром для таджикского общества от назревшего вопроса транзита власти, который на сегодняшний день несет в себе риски для режима Рахмона.

В условиях, по сути, еще не до конца разрешенной постконфликтной ситуации недостаточно понятной выглядит поддержка вооружением Республики Таджикистан со стороны официального Нур-Султана. Возможно, здесь присутствуют интересы некоторых политических акторов, стремящихся заработать на этом очки, даже в ущерб имиджу страны.

Автор: Константин Ларионов, исследователь-аналитик

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь