Пока не будет найден последний солдат. В Кыргызстане ищут пропавших без вести

0
98

Пока не будет найден последний солдат. В Кыргызстане ищут пропавших без вести

Каныбек и Гульнура Мырзакановы — очень необычная семья из Канта. Последние 12 лет жизни они посвятили поиску кыргызстанцев, без вести пропавших на фронтах в годы Великой Отечественной войны. Каныбек Орозбекович незрячий. Лишился зрения в 33 года в результате несчастного случая. Его жена Гульнура Токтоналиевна — в прошлом воспитатель детского сада, а сегодня она их общие глаза и руки.

За эти годы супруги смогли установить судьбы 2,5 тысячи воинов. В разговоре с журналистом 24.kg пара поисковиков рассказала о том, что подтолкнуло их заняться столь непростым, но важным делом.

Личные поиски, ставшие делом жизни

Посвятить себя поиску без вести пропавших солдат семья Мырзакановых решила в конце 2009-го. Для Каныбека Орозбековича эта тема пропитана личной болью. Долгие годы он искал информацию о своем дедушке, не вернувшемся с фронта.

Пока не будет найден последний солдат. В Кыргызстане ищут пропавших без вести

Фото 24.kg. Каныбек и Гульнура Мырзакановы

«Мой дед Жандар Чыналиев был призван из Таш-Кумыра. Когда ушел на фронт, у него остались жена, сын и дочь — моя мама. Война закончилась, но он так и не вернулся. Жена, моя бабушка, не раз обращалась в военкомат, но ответ всегда был один: «Пропал без вести. Ждите». Его долго искали, но установить судьбу так и не удалось. В 2009-м с помощью сайта «Мемориал» Минобороны России мы смогли найти место его захоронения. Он погиб в ноябре 1943 года. Захоронен в братской могиле в Демидове Смоленской области», — вспоминает собеседник редакции.

Мырзакановы приняли непростое решение — посвятить себя волонтерству. Сразу оговорились — никакой платы с родственников без вести пропавших солдат брать не будут.

Поначалу было непросто. Не было ни компьютера, ни свободного доступа к интернету. Людей опрашивали, вносили все в журнал, а после шли в ближайший интернет-клуб, чтобы среди тысяч архивных страниц найти ту самую.

В Кыргызстане нет семьи, которой не коснулась бы война. Около 60 тысяч уроженцев республики числятся пропавшими без вести.

В 2010-м поисковики создали общественный фонд «Эрдик — Подвиг». Спонсоры помогли с покупкой компьютера и принтера.

«Большую помощь нам оказывал кандидат исторических наук Алымбек Нарынкулов, вплотную занимавшийся темой Великой Отечественной войны. Он работал с архивами, и, по его данным, в годы войны без вести пропавших кыргызстанцев было на порядок больше — около 80 тысяч. К сожалению, два месяца назад его не стало», — говорит Каныбек Орозбекович.

2,5 тысячи судеб

За годы работы поисковики составили собственную картотеку. В ней переплетены тысячи имен и судеб. Розыск без вести пропавших — дело само по себе непростое. Усложняется он и тем, что во время войны личные данные воинов записывались на слух, часто второпях и нередко с ошибками. Не добавляют ясности и переименованные города и села, из которых призывались красноармейцы или в которых они позже погибли.

Пока не будет найден последний солдат. В Кыргызстане ищут пропавших без вести

Фото 24.kg. Каждое обращение и вся информация вносятся в журнал учета

«Один из недавних примеров. Обратился к нам 1 апреля военный, всю жизнь безрезультатно искавший по архивам своего деда Мусуралы Чемирова, призванного из села Джон-Булак Джети- Огузского района Иссык-Кульской области», — отмечает Гульнура Токтоналиевна.

Записав все сведения, Мырзакановы начали искать солдата. И поначалу также не нашли о нем никаких упоминаний.

«У меня свой метод. Азиатские имена и фамилии часто в картотеках идут с искажениями. Чемирова нет. Чимирова тоже нет. Нашла в списках Мусуралы Темирова, с которым совпадают область и район призыва, но не село, у него оно указано как колхоз Кызыл-Туу. Спрашиваю обратившегося к нам, а село дедушки Джон-Булак раньше не называлось как-то иначе? Он говорит — нет. Попросила его уточнить у старшего поколения. Утром перезванивает весь на эмоциях: «Вы знаете, да! Оказывается, наше село раньше называлось Кызыл-Туу». Нашли. Его дедушка погиб 15 августа 1943-го. Похоронен в Спас-Деменске Смоленской области в братской могиле, расположенной в 1 километре 300 метрах западнее города — в лесу», — рассказывает собеседница редакции.

Так по крупицам семья за годы работы смогла установить судьбы 2 тысяч 502 уроженцев Кыргызстана, пропавших на фронтах Великой Отечественной войны.

И даже когда место захоронения становится известным, работа не заканчивается. Поисковики отправляют запрос в администрации городов с просьбой получить письменное подтверждение захоронения и, если это необходимо, внести правки в списки захороненных с указанием правильного написания имени и фамилии.

«Бывает и так, что в журнале захороненных боец указан, а на стеле его имени нет или оно вписано, но неверно. Администрации городов вносят исправления, дополняют стелу именами, увековечивая память о наших воинах», — объясняет Гульнура Мырзаканова.

«Он как будто погиб вчера»

Каждая история поиска уникальна, говорят Мырзакановы, но удивительно то, что судьбы детей без вести пропавших солдат всегда схожи. Это люди, всю жизнь вынужденные жить в ожидании.

«В 2015-м к нам обратилась Жылдыз Иманалиева. Сказала, что ищет своего дедушку Шаршена Чакиева, призванного из села Ак-Сай Иссык-Атинского района. Ее мама — его единственная дочь. Мы его нашли. Погиб в апреле 1944 года в Венгрии. Похоронен в селе Мучень», — подчеркивает Гульнура Токтоналиевна.

Обычно поисковики не посещают семьи тех, кому помогли, ограничиваясь передачей найденной информации. Но в тот раз их уговорили встретиться с дочерью солдата.

«Собралось все село. Представьте себе, что ребенок прожил всю жизнь, ничего не зная о судьбе своего отца. Когда его призвали, ей было шесть месяцев. О том, где он покоится, узнала лишь в 73 года. Она оплакивала его так, словно он погиб вчера», — вспоминает собеседница редакции.

Мырзакановы признают: это был тяжелый момент. Еще тяжелее становится на душе, когда удается установить имя и фамилию найденного безымянным бойца, а сообщить об этом некому. Когда гибель человека на войне обрывает его род.

Главное — не быть слепым душой

Помимо розыска, фонд «Эрдик — Подвиг» нередко помогает в организации поездок детей и ближайших родственников к обнаруженным местам захоронения воинов. И это, признаются собеседники, одна из самых сложных задач.

Пока не будет найден последний солдат. В Кыргызстане ищут пропавших без вести

Фото 24.kg. Этот флаг — своего рода мемориал. Родственники найденных солдат берут его с собой к местам захоронения, чтобы оставить памятную надпись

«Первое время мы обращались к депутатам, просили их выделить средства для поездки из Фонда спикера Жогорку Кенеша. Искали спонсоров. Но это не дело. Не будешь же просить каждый раз. С большим трудом при помощи депутатов Аиды Саляновой и Натальи Никитенко нам в свое время удалось добиться принятия закона, гарантирующего ближайшим родственникам найденного бойца разовый проезд к месту его захоронения за счет государства. Документ подписали летом прошлого года. Однако он так и не заработал. Минфин кивает на то, что нет денег», — говорит Каныбек Мырзаканов.

Тот, кто хочет что-то менять и делать, всегда ищет варианты, а тот, кто не хочет, — отговорки, считает волонтер.

У меня часто спрашивают, как я, слепой, занимаюсь поисками. И я отвечаю: можно быть слепым физически, главное — не быть слепым душой.

Каныбек Мырзаканов

Сегодня поисковики выступают с новой инициативой. Предлагают создать в Кыргызстане мемориал — Могилу Неизвестного Солдата, чтобы родственники десятков тысяч пропавших без вести уроженцев страны смогли получить место, у которого они могли бы помянуть своих близких.

«На местах бывших сражений находят останки призванных из Средней Азии красноармейцев, чьи личности так и не удалось установить. Особенно там, где проходила формировавшаяся из наших соотечественников Панфиловская дивизия. Почему бы не похоронить одного из этих солдат у нас в особом мемориале? Для очень многих людей его могила стала бы частичкой успокоения, потому как она давала бы людям надежду на то, что в ней, возможно, покоится именно их герой», — заключает собеседник редакции.

Отметим, что дети и внуки без вести пропавших солдат каждый год 5 мая собираются в Бишкеке на площади Победы у Вечного огня.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь