ПРИТЧИН: «КОНФЛИКТ ТАДЖИКИСТАНА И КЫРГЫЗСТАНА В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ НЕ УДАСТСЯ РАЗРЕШИТЬ»

0
130

ПРИТЧИН: «КОНФЛИКТ ТАДЖИКИСТАНА И КЫРГЫЗСТАНА В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ НЕ УДАСТСЯ РАЗРЕШИТЬ»

Пограничное урегулирование традиционно остается одной из острейших проблем в ЦентральнойАзии. Так, вопрос о границе поставил Кыргызстан и Таджикистан на грань военного конфликта. В то же время в регионе есть ряд успешных примеров делимитации и демаркации границ. По данному направлению активно работает Узбекистан – так, 14 ноября парламент РУз ратифицировал пограничное соглашение с Кыргызстаном. Чем опасна неурегулированность границ, и какие меры могут помочь в решении этих вопросов, Ia-centr.ru рассказал кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин. 

– Каковы общие перспективы процессов делимитации и демаркации границ в Центральной Азии на данный момент?

– Пограничный вопрос – один из самых болезненных для центральноазиатских государств. На сегодняшний день в регионе есть только одно государство, которое фактически завершило процесс делимитации, но еще не завершило демаркацию. Это Казахстан, который поднимал этот вопрос еще при первом президенте.

Узбекистан сейчас динамично решает вопрос по границам, исходя, в первую очередь, из прагматичных соображений. Ташкент хочет иметь четкие и прозрачные границы, которые не станут конфликтной точкой в отношениях с соседями, как это было при первом президенте Исламе Каримове.

Наиболее проблемная политика по границам сейчас у Кыргызстана. Так, пограничное соглашение с Узбекистаном было неоднозначно встречено кыргызстанским обществом. Также мы видим, что спустя 30 лет после обретения независимости ряд пограничных вопросов перешли в конфликтную, военную точку. Речь идет о конфликте Кыргызстана с Таджикистаном.

У Таджикистана, кроме Кыргызстана, есть еще афганская тематика – протяженная граница в 1300 км по горному ландшафту. Поэтому ситуация по границам очень непростая, особенно в южной части Центральной Азии.

– Чем опасны неурегулированные участки границ в Центральной Азии? Есть ли перспективы разрешения этих проблем, и какие там есть подводные камни?

– Основная критическая точка – граница Кыргызстана с Таджикистаном. Эта точка опасна даже для ОДКБ, потому что оба государства являются членами организации. Соответственно, конфликт внутри ОДКБ негативно влияет на имидж организации, требует от нее каких-то шагов. Однако эти шаги не могут быть эффективными, когда стороны не готовы к компромиссу друг с другом.

Другая опасность – потенциальная гонка вооружений. Мы уже видим появление турецких байрактаров и других ударных беспилотников в Кыргызстане, что также подстегивает Таджикистан к сотрудничеству с альтернативными поставщиками – в частности, с Ираном. Это приводит к милитаризации региона в целом: другие страны Центральной Азии не могут оставаться в стороне, с учетом появления современного оружия у соседей. В итоге в регионе снижается уровень доверия, повышается уровень конфликтности.

Кроме того, для Кыргызстана проблема границ является одной из серьезнейших тем внутриполитической повестки. Можно вспомнить, что еще при президенте Акаеве произошли Аксыйские события, которые последовали за подписанием пограничного соглашения с Китаем. (17 марта 2002 года произошел вооруженный разгон демонстрации в Аксыйском районе Джалал-Абадской области; день трагедии отмечается как памятная дата в Кыргызстане. События привели к отставке правительства и серьезно ударили по имиджу Аскара Акаева – Ред.)

Соответственно, вопрос границ в Кыргызстане всегда находится в поле зрения оппозиции, которая довольно активна в стране. Свежий пример – реакция некоторых кыргызстанских политиков на переговоры Бишкека об урегулировании с Узбекистаном. Западные НКО также стараются использовать эту тему, чтобы будоражить общественное сознание в КР и воздействовать на власти.

Политическая система Кыргызстана достаточно либеральна и фрагментарна, жесткая вертикаль власти отсутствует. И сейчас мы видим, что это негативно сказывается на урегулировании границ. Регионы не всегда поддерживают решения властей республиканского уровня. Были преценденты, когда эти решения приходилось дезавуировать, потому что власти не могли договориться с местными общинами.

– Недавно Казахстан и Туркменистан урегулировали вопрос о границах. Узбекистан и Кыргызстан также подписали пограничное соглашение по Кемпир-Абадскому водохранилищу (в РУз его называют Андижанским). Можно ли считать этот опыт успешным с точки зрения дипломатии и безопасности?

– Здесь важна готовность к компромиссам, поиску нестандартных решений с обменом территорий (который может быть не всегда симметричным). Так, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев активизировал процесс урегулирования границ. По всем сложным вопросам, особенно по Ферганской долине, идет планомерная работа.

Ташкенту фактически удалось решить вопросы с Таджикистаном – соглашение о границе между ними близится к подписанию. В ближайшее время ожидаем, что вступит в силу соглашение Узбекистана и Кыргызстана (14 ноября Законодательная палата Олий Мажлиса РУз приняла закон о ратификации договора; также ожидается ратификация соглашения со стороны кыргызстанского Жогорку Кенеша – Ред.). Узбекистан ради заключения сделки готов идти на обмен территориями, причем не всегда равнозначный для себя. Это стратегически оправданная линия Ташкента, нацеленная на прогресс в переговорах.

В Кемпир-Абаде Узбекистану важно получить стабильный источник воды, и он готов передать Кыргызстану больше территории (с учетом совместного управления водными ресурсами). Однако непринятие любых компромиссов местными общинами и оппозицией в самом Кыргызстане создает нездоровую ситуацию, когда общество не готово принимать даже здравое, прагматичное и дипломатически выверенное решение. Политизированность пограничного вопроса, конечно, создает большие проблемы для любого урегулирования. Только последовательные шаги властей могут как-то разрешить эти противоречия.

– Могут ли примеры успешного урегулирования в Центральной Азии стать полезными и релевантными для пограничного конфликта между Таджикистаном и Кыргызстаном?

– К сожалению, они не могут быть релевантны для этого конфликта. Погибли люди, в том числе гражданское население, и теперь это долгосрочная проблема в сфере безопасности. Вряд ли в ближайшее время вопрос разрешится: по кыргызстанско-таджикистанскому направлению стороны не просто не готовы идти на компромиссы, но не стремятся даже соблюдать друг для друга гарантии безопасности.

Пролитая кровь сильно повышает ставки в урегулировании конфликта и оставляет очень ограниченное пространство маневра. Причем для каждой из сторон. Любое правительство может получить обвинение в предательстве, если пойдет на компромисс с другой стороной.

Сейчас это главный сдерживающий фактор, который не позволяет урегулировать конфликт. Даже если урегулирование действительно помогло бы миру и стабильности в регионе. Поэтому обмен территориями и поиск компромиссов не релевантен для этого конфликта ни на нынешнем этапе, ни в среднесрочной перспективе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь