Транспортные коридоры ЕАЭС и ШОС – шаг в будущее

0
182

Транспортные коридоры ЕАЭС и ШОС – шаг в будущее

Развитие отношений между странами Евразийского экономического союза и Шанхайской организации сотрудничества всегда представлялось участникам обоих объединений одной из основ развития торгового потенциала всего пространства Евразии. За последние годы было одобрено множество различных документов, проведены многочисленные встречи, сделаны многообещающие заявления, а также определены направления дальнейшего сотрудничества, среди которых одним из наиболее важных является развитие транспортной инфраструктуры. Именно здесь ЕАЭС и ШОС видят серьезные перспективы не только для роста двусторонних связей, но и развития национальных экономик стран-участниц объединений. Очередным подтверждением этого стало недавнее совместное определение 8 транспортных коридоров и принципов их дальнейшего развития, о чем на днях сообщил председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович.

Известно, что в настоящее время основными транспортными маршрутами, проходящими по территории ЕАЭС, являются международные транспортные коридоры (МТК) «Север – Юг» и «Восток – Запад», а также Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТМТМ) и формирующийся коридор «Европа – Западный Китай». В частности, мультимодальный (объединяет железнодорожное, морское и автомобильное сообщение) МТК «Север – Юг» связывает страны Скандинавии и северо-западную часть ЕАЭС с государствами Персидского залива и Индийского океана через Кавказ и Среднюю Азию и имеет три основные ветви, проходящие через Каспийское море: по западному берегу через Россию и Азербайджан, по восточному – через Казахстан и Туркменистан, и путь с использованием паромных и контейнерных линий.

ТМТМ, в свою очередь, проходит через Китай, Казахстан, акваторию Каспийского моря, Азербайджан, Грузию и далее в Турцию, Иран и страны Европы. Эти маршруты, а также различные их ответвления предполагают высокую степень активности всех членов ЕАЭС и их партнеров, что предопределяет особое внимание к ним не только в содружестве, но и среди членов ШОС, которые рассчитывают использовать их в своих интересах. В данном случае следует помнить, что только на железнодорожную сеть стран ШОС приходится порядка 70% всего мирового грузооборота, в том числе 28% – на российские железные дороги. Поэтому решение вопросов о взаимодействии ЕАЭС и ШОС в данном направлении является одним из ключевых в процессе развития двух организаций, особенно с учетом нынешней непростой геополитической обстановки в регионе.

Вопрос о необходимости развития ныне существующих в Евразии транспортных коридоров и создания новых, в том числе необходимых для интеграции в китайскую инициативу «Один пояс, один путь», стоит на повестке дня не первый год. Так, еще в 2019 году в рамках Шанхайской организации сотрудничества отмечалась необходимость повышения конкурентоспособности международных и региональных транспортных коридоров, пролегающих через территории государств-членов объединения, для чего предполагалось создать новые и модернизировать действующих маршруты и мультимодальные центры логистики. Через год на 8-м совещании министров транспорта государств-участниц ШОС было решено активизировать совместную работу в данном направлении, включая модернизацию Транссибирской железной дороги и Байкало-Амурской магистрали, а также строительство железной дороги «Китай – Киргизия – Узбекистан».

Впоследствии подобные предложения и идеи были вынесены на встречи уже в рамках ЕАЭС, так как Россия, Казахстан и Киргизия являются членами обеих организаций и выступают главными заинтересованными сторонами в сопряжении усилий Евразийского союза и ШОС в сфере транспортной логистики. В результате в ЕАЭС началась реализация поэтапного плана мероприятий по формированию экосистемы цифровых транспортных коридоров, утвержденных распоряжением Евразийского межправительственного совета 31 января 2020 года, а в 2021 году был сформирован перечень из семи приоритетных инфраструктурных интеграционных проектов.

В частности, речь шла о двух одномодальных железнодорожных маршрутах, одном мультимодальном, а также евразийских автомобильных коридорах. Параллельно было решено подготовить и принять «комплексный план развития евразийских транспортных коридоров, в соответствии с которым они получат приоритетное развитие, будет осуществлена синхронизация их эксплуатационных характеристик, а также цифровизация». Правда, никакой конкретики в действиях ШОС и ЕАЭС не наблюдалось вплоть до мая текущего года, когда в узбекистанской Хиве прошло 9-е совещание министров транспорта государств-членов ШОС, где был одобрен проект Концепции сотрудничества по развитию транспортных коридоров. Сразу же после этого активизировались и в ЕАЭС, а уже в июне в Евразийской экономической комиссии сообщили, что страны союза договорились о необходимости развития евразийских транспортных коридоров в направлении «Европа – Западный Китай». Речь шла, в том числе, о возможности реконструировать автомобильную дорогу М, а также проложить железные дороги на юге Армении и по направлению «Европа – Западный Китай» и «Китай – Киргизия – Узбекистан».

 25-26 августа на заседании Евразийского межправительственного совета в киргизском Чолпон-Ата были одобрены сразу несколько транспортно-логических проектов в странах ЕАЭС, которые должны усилить транзитный потенциал в границах коридоров «Восток – Запад» и «Север – Юг», в том числе в рамках сопряжения с китайской инициативой «Один пояс, один путь». В том числе от Армении в перечень вошла программа дорожного коридора «Север – Юг» (4-я очередь), от Белоруссии – реконструкция автомобильной дороги М-1/Е 30 Минск – Брест – граница РФ, от Казахстана – реконструкция казахстанских участков автомобильной дороги М-32. Киргизия представила проект электрификации железнодорожного участка «Луговая – Балыкчи», а Россия – строительство и модернизацию своих участков автомобильных дорог, относящихся к международному транспортному маршруту «Европа – Западный Китай».

Вышеуказанные транспортные маршруты с их ответвлениями были представлены и на проходившем в Самарканде в сентябре саммите ШОС, где было предложено совместно с ЕАЭС «разработать транспортно-логистический мегапроект, призванный связать воедино территорию евразийского региона». В результате были приняты основополагающие решения, которые должны связать работу двух объединений в сфере транспортной логистики. Например, после 20-летнего обсуждения было подписано трёхстороннее соглашения о строительстве железной дороги «Китай – Киргизия – Узбекистан», к которой уже проявил серьезный интерес Тегеран, так как эта магистраль станет связующей с транспортным коридором «Узбекистан – Афганистан – Иран».

Был также поддержан предложенный узбекским лидером Шавкатом Мирзиёевым проект трансафганского коридора «Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар», соединяющего железнодорожную инфраструктуру Центральной и Южной Азии через Афганистан. Стороны обратили внимание и на предложение из Астаны активнее использовать железную дорогу «Казахстан – Туркменистан – Иран», которая открывает кратчайший путь из Восточной Азии в страны Персидского залива и пр.

Итогом сотрудничества последних лет между ШОС и ЕАЭС на сегодня стало утверждение восьми транспортных коридоров, которые увязаны с международными маршрутами, а также проекты по их цифровизации и регулированию правового статуса таможенного транзита. Об этом, повторим, сообщил глава ЕЭК Михаил Мясникович, который выразил уверенность в том, что теперь работа в данном направлении пойдет ускоренными темпами. При этом стоит отметить, что несмотря на отсутствие в настоящее время точной информации, о каких именно восьми транспортных маршрутах идет речь, с большой долей вероятности можно предполагать, что в список вошли все те направления, которые стороны обсуждали ранее.

Конечно, реализация всех проектов имеет свои трудности, среди которых проблемы и финансирования, и технического характера, например, разность железнодорожной колеи в Китае и странах ЕАЭС, и неурегулированность правовых вопросов, и многое другое. Однако уже тот факт, что ШОС и Евразийский союз приняли решение по совместному созданию эффективных транспортных коридоров, можно считать важным историческим событием. Воплощение в жизнь всех договорённостей позволит не только повысить скорость перемещения товаров, упростит их таможенный и иной контроль за счет цифровизации, но и позволит ШОС и ЕАЭС встроится в идущий сегодня процесс диверсификации глобальных цепочек поставок.

Кроме того, сотрудничество в транспортной сфере вполне может стать основой для расширения как торгово-экономических и энергетических, так и культурно-гуманитарных связей между странами. В конечном счете, это укладывается в предложенную ранее Владимиром Путиным идею «Большого евразийского партнерства», в рамках которого будет обеспечена возможность для равноправного и взаимовыгодного сотрудничества государств и интеграционных объединений в Евразии с конкретным экономическим для них эффектом.Развитие отношений между странами Евразийского экономического союза и Шанхайской организации сотрудничества всегда представлялось участникам обоих объединений одной из основ развития торгового потенциала всего пространства Евразии. За последние годы было одобрено множество различных документов, проведены многочисленные встречи, сделаны многообещающие заявления, а также определены направления дальнейшего сотрудничества, среди которых одним из наиболее важных является развитие транспортной инфраструктуры. Именно здесь ЕАЭС и ШОС видят серьезные перспективы не только для роста двусторонних связей, но и развития национальных экономик стран-участниц объединений. Очередным подтверждением этого стало недавнее совместное определение 8 транспортных коридоров и принципов их дальнейшего развития, о чем на днях сообщил председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович.

Известно, что в настоящее время основными транспортными маршрутами, проходящими по территории ЕАЭС, являются международные транспортные коридоры (МТК) «Север – Юг» и «Восток – Запад», а также Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТМТМ) и формирующийся коридор «Европа – Западный Китай». В частности, мультимодальный (объединяет железнодорожное, морское и автомобильное сообщение) МТК «Север – Юг» связывает страны Скандинавии и северо-западную часть ЕАЭС с государствами Персидского залива и Индийского океана через Кавказ и Среднюю Азию и имеет три основные ветви, проходящие через Каспийское море: по западному берегу через Россию и Азербайджан, по восточному – через Казахстан и Туркменистан, и путь с использованием паромных и контейнерных линий.

ТМТМ, в свою очередь, проходит через Китай, Казахстан, акваторию Каспийского моря, Азербайджан, Грузию и далее в Турцию, Иран и страны Европы. Эти маршруты, а также различные их ответвления предполагают высокую степень активности всех членов ЕАЭС и их партнеров, что предопределяет особое внимание к ним не только в содружестве, но и среди членов ШОС, которые рассчитывают использовать их в своих интересах. В данном случае следует помнить, что только на железнодорожную сеть стран ШОС приходится порядка 70% всего мирового грузооборота, в том числе 28% – на российские железные дороги. Поэтому решение вопросов о взаимодействии ЕАЭС и ШОС в данном направлении является одним из ключевых в процессе развития двух организаций, особенно с учетом нынешней непростой геополитической обстановки в регионе.

Вопрос о необходимости развития ныне существующих в Евразии транспортных коридоров и создания новых, в том числе необходимых для интеграции в китайскую инициативу «Один пояс, один путь», стоит на повестке дня не первый год. Так, еще в 2019 году в рамках Шанхайской организации сотрудничества отмечалась необходимость повышения конкурентоспособности международных и региональных транспортных коридоров, пролегающих через территории государств-членов объединения, для чего предполагалось создать новые и модернизировать действующих маршруты и мультимодальные центры логистики. Через год на 8-м совещании министров транспорта государств-участниц ШОС было решено активизировать совместную работу в данном направлении, включая модернизацию Транссибирской железной дороги и Байкало-Амурской магистрали, а также строительство железной дороги «Китай – Киргизия – Узбекистан».

Впоследствии подобные предложения и идеи были вынесены на встречи уже в рамках ЕАЭС, так как Россия, Казахстан и Киргизия являются членами обеих организаций и выступают главными заинтересованными сторонами в сопряжении усилий Евразийского союза и ШОС в сфере транспортной логистики. В результате в ЕАЭС началась реализация поэтапного плана мероприятий по формированию экосистемы цифровых транспортных коридоров, утвержденных распоряжением Евразийского межправительственного совета 31 января 2020 года, а в 2021 году был сформирован перечень из семи приоритетных инфраструктурных интеграционных проектов.

В частности, речь шла о двух одномодальных железнодорожных маршрутах, одном мультимодальном, а также евразийских автомобильных коридорах. Параллельно было решено подготовить и принять «комплексный план развития евразийских транспортных коридоров, в соответствии с которым они получат приоритетное развитие, будет осуществлена синхронизация их эксплуатационных характеристик, а также цифровизация». Правда, никакой конкретики в действиях ШОС и ЕАЭС не наблюдалось вплоть до мая текущего года, когда в узбекистанской Хиве прошло 9-е совещание министров транспорта государств-членов ШОС, где был одобрен проект Концепции сотрудничества по развитию транспортных коридоров. Сразу же после этого активизировались и в ЕАЭС, а уже в июне в Евразийской экономической комиссии сообщили, что страны союза договорились о необходимости развития евразийских транспортных коридоров в направлении «Европа – Западный Китай». Речь шла, в том числе, о возможности реконструировать автомобильную дорогу М, а также проложить железные дороги на юге Армении и по направлению «Европа – Западный Китай» и «Китай – Киргизия – Узбекистан».

 25-26 августа на заседании Евразийского межправительственного совета в киргизском Чолпон-Ата были одобрены сразу несколько транспортно-логических проектов в странах ЕАЭС, которые должны усилить транзитный потенциал в границах коридоров «Восток – Запад» и «Север – Юг», в том числе в рамках сопряжения с китайской инициативой «Один пояс, один путь». В том числе от Армении в перечень вошла программа дорожного коридора «Север – Юг» (4-я очередь), от Белоруссии – реконструкция автомобильной дороги М-1/Е 30 Минск – Брест – граница РФ, от Казахстана – реконструкция казахстанских участков автомобильной дороги М-32. Киргизия представила проект электрификации железнодорожного участка «Луговая – Балыкчи», а Россия – строительство и модернизацию своих участков автомобильных дорог, относящихся к международному транспортному маршруту «Европа – Западный Китай».

Вышеуказанные транспортные маршруты с их ответвлениями были представлены и на проходившем в Самарканде в сентябре саммите ШОС, где было предложено совместно с ЕАЭС «разработать транспортно-логистический мегапроект, призванный связать воедино территорию евразийского региона». В результате были приняты основополагающие решения, которые должны связать работу двух объединений в сфере транспортной логистики. Например, после 20-летнего обсуждения было подписано трёхстороннее соглашения о строительстве железной дороги «Китай – Киргизия – Узбекистан», к которой уже проявил серьезный интерес Тегеран, так как эта магистраль станет связующей с транспортным коридором «Узбекистан – Афганистан – Иран».

Был также поддержан предложенный узбекским лидером Шавкатом Мирзиёевым проект трансафганского коридора «Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар», соединяющего железнодорожную инфраструктуру Центральной и Южной Азии через Афганистан. Стороны обратили внимание и на предложение из Астаны активнее использовать железную дорогу «Казахстан – Туркменистан – Иран», которая открывает кратчайший путь из Восточной Азии в страны Персидского залива и пр.

Итогом сотрудничества последних лет между ШОС и ЕАЭС на сегодня стало утверждение восьми транспортных коридоров, которые увязаны с международными маршрутами, а также проекты по их цифровизации и регулированию правового статуса таможенного транзита. Об этом, повторим, сообщил глава ЕЭК Михаил Мясникович, который выразил уверенность в том, что теперь работа в данном направлении пойдет ускоренными темпами. При этом стоит отметить, что несмотря на отсутствие в настоящее время точной информации, о каких именно восьми транспортных маршрутах идет речь, с большой долей вероятности можно предполагать, что в список вошли все те направления, которые стороны обсуждали ранее.

Конечно, реализация всех проектов имеет свои трудности, среди которых проблемы и финансирования, и технического характера, например, разность железнодорожной колеи в Китае и странах ЕАЭС, и неурегулированность правовых вопросов, и многое другое. Однако уже тот факт, что ШОС и Евразийский союз приняли решение по совместному созданию эффективных транспортных коридоров, можно считать важным историческим событием. Воплощение в жизнь всех договорённостей позволит не только повысить скорость перемещения товаров, упростит их таможенный и иной контроль за счет цифровизации, но и позволит ШОС и ЕАЭС встроится в идущий сегодня процесс диверсификации глобальных цепочек поставок.

Кроме того, сотрудничество в транспортной сфере вполне может стать основой для расширения как торгово-экономических и энергетических, так и культурно-гуманитарных связей между странами. В конечном счете, это укладывается в предложенную ранее Владимиром Путиным идею «Большого евразийского партнерства», в рамках которого будет обеспечена возможность для равноправного и взаимовыгодного сотрудничества государств и интеграционных объединений в Евразии с конкретным экономическим для них эффектом.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь