Тюркская интеграция: мифы и реальность

0
128

Тюркская интеграция: мифы и реальность

Казахстан и Узбекистан разрабатывают двусторонний договор о союзнических отношениях в военно-политической сфере. Проект документа на своем сайте опубликовало Министерство иностранных дел РК.

Согласно документу, «в случае возникновения ситуации, представляющей угрозу вооруженного нападения со стороны третьих государств, с целью принятия мер, способствующих ее мирному урегулированию, стороны незамедлительно проведут соответствующие консультации как на двустороннем уровне, так и в рамках международных организаций, участниками которых они являются». Стороны также обязуются не участвовать в каких-либо блоках или союзах, а также воздерживаются от участия в каких-либо действиях, направленных друг против друга.

В своем комментарии к данной информации глава Национального института стратегических исследований при президенте Киргизии Канатбек Азиз отметил: «Обе страны являются членами Организации тюркских государств. Вероятно, позднее данный союз будет расширен и другими участниками ОТГ. По крайней мере, на экспертных площадках мы поднимали вопрос об этом не один раз».

Стоит отметить, что Анкара уже много лет вынашивает амбициозный план создать и возглавить военно-политический союз стран тюркского мира. По мнению ряда экспертов, создание Совета, позже трансформировавшегося в Организацию тюркских государств (ОТГ), в которой Турция позиционирует себя ключевым игроком, как раз и было первым шагом к созданию такого блока. Однако как минимум в среднесрочной перспективе перестроить архитектуру региональной безопасности турецкой стороне не позволят объективные факторы, одним из которых является отсутствие у нее ресурсов.

Как отметил в беседе с «Ритмом Евразии» эксперт по международным отношениям Байкадам Курамаев (Киргизия), Анкара не может предложить реальную альтернативу действующей в регионе системе безопасности, поскольку замах турецкого руководства на Центральную Азию никак не подкреплен экономически. Кроме того, нельзя забывать, что страны ОТГ находятся в разных военно-политических объединениях: Казахстан и Киргизия – в ОДКБ, Турция – в НАТО.

Очевидно, Реджеп Эрдоган это прекрасно понимает, а потому пока не особо активничает в данном направлении. Например, на саммите глав государств ОГТ, прошедшем в ноябре в Самарканде, вопросы безопасности президент Турции в отличие от своих коллег по тюркской интеграции вообще не поднимал. Его больше интересовал вопрос укрепления экономических связей с «братскими» республиками бывшего СССР, которые, к слову сказать, обладают внушительными запасами природных ресурсов. Говорилось также о цифровизации, транспортных коммуникациях и др.

Стоит отметить, что в итоговой Декларации саммита главами государств поддержаны усилия стран ОТГ по строительству железнодорожных линий «Узбекистан – Кыргызстан – Китай» и «Термиз – Мазари-Шариф – Кабул – Пишевер». По идее, они должны внести свой вклад в открытие Зангезурского коридора, увеличение пропускной способности железнодорожной линии «Баку – Тбилиси – Карс», в диверсификацию транспортных связей и расширение транспортных сообщений между Европой и Азией. В документе также подчеркнута важность укрепления сотрудничества между государствами-членами в сфере цифровой экономики и «Четвертой промышленной революции».

Не обошли вниманием участники Самаркандского саммита и вопросы укрепления культурных, языковых и религиозных связей. О решимости к дальнейшему углублению и расширению сотрудничества в рамках Организации тюркских государств «на основе общности истории, языка, культуры, традиций и ценностей тюркских народов» также было заявлено в итоговой декларации саммита. При этом стремление ОТГ к унификации алфавита и терминологии, как отмечено участниками встречи, также остается одним из ключевых направлений деятельности тюркского объединения. 

Рассуждая об итогах Самаркандского саммита, директор Центра исследовательских инициатив «Ma'no» (Узбекистан) Бахтиер Эргашев отметил, что свою задачу он полностью выполнил: «В прошлом году было принято решение о трансформации Совета в Организацию тюркоязычных стран, и это был важный качественный переход, обозначающий расширение круга целей и задач, а также полномочий объединения, т.е. новый этап сотрудничества. Встреча в Самарканде носила установочно-организационный характер, где помимо итоговой декларации был принят принципиально важный документ – о процедурах Организации».

Несомненно, серьёзным шагом, по мнению эксперта, стало формирование Инвестиционного фонда ОТГ, капитал которого составит от 350 до 500 млн долларов – их в равных долях должны внести все страны Организации. «Как мне представляется, если будет налажено эффективное расходование средств данного фонда на проекты, которые представляют общий интерес, и они будут давать результат, у этого фонда будут серьезные перспективы. Кроме того, принято решение активизировать работу по созданию Банка развития ОТГ, что тоже станет важным шагом на пути формирования институтов развития Организации», – поделился мнением собеседник «Ритма Евразии».

Стоит отметить, что Организация тюркских государств нередко рассматривается с точки зрения политических амбиций Анкары, которая в последнее время все более активно конкурирует с Москвой за влияние в странах Кавказа и Центральной Азии. Однако, по мнению Б. Эргашева, все эти «страшилки» по поводу вытеснения Турцией России из Кавказского и Центрально-Азиатского регионов сильно преувеличены.

«Анкара не сможет заместить Москву в ЦА, несмотря на то что  товарооборот и инвестиционное сотрудничество между турецкой стороной и центральноазиатскими республиками увеличивается. В частности, по итогам 2021 – начала 2022 года в Узбекистане Турция стала второй после России страной по инвестициям, немного опередив даже Китай. Она активно включается в экономические проекты, активно инвестирует, осуществляет трансфер технологий, но вытеснить Россию она не сможет. В регионе очень велико присутствие российского бизнеса и русского языка, да и потенциалы у Российской Федерации и Турецкой Республики слишком разные – для большинства стран нашего региона российский рынок остается одним из главных, и объем торговли с РФ несопоставимо больше, чем с Турцией. Не сможет обеспечить Анкара и тот уровень военно-технического сотрудничества, который есть у стран ЦА с Москвой», – уверен эксперт.

Между тем эксперты отмечают стремление Анкары стать новым центром силы как в регионе, так и на международном уровне. При этом, по их оценкам, за счет своей экспансии в постсоветские республики Турция надеется не только нарастить свой геополитический вес, но и обеспечить новые рынки сбыта своей продукции, а также получить дополнительные источники ресурсов и технологий, чтобы улучшить ситуацию в национальной экономике.

«С помощью Организации тюркских государств Анкара пытается выстроить новые геополитические векторы на Кавказе и в Центральной Азии, стараясь объединить и взять два эти региона под свою «опеку». Тем более что ввиду серьезных экономических проблем внутриполитическая и особенно экономическая ситуация в самой Турции остается достаточно напряженной. Именно поэтому Эрдогану так важно позиционировать себя как лидера тюркского мира, чтобы максимально укрепить свои позиции в своей стране», – поделился мнением директор Центра экспертных инициатив «Ой Ордо» (Киргизия) Игорь Шестаков.

При этом он обратил внимание, что ОТГ, как и любой другой союз, должен иметь устойчивую финансовую базу, учитывая, что в рамках союза продекларировано создание Инвестиционного фонда с уставным капиталом в 500 млн долларов. Однако с учетом нынешнего экономического кризиса страны, которые сейчас входят в Организацию, по мнению эксперта, вряд ли смогут финансировать реализацию глобальных планов, озвученных на саммите в Самарканде.

«Как только дело дойдет до их реализации, сразу встанет вопрос, а кто за все это будет платить. К тому же если говорить об экономической интеграции, то на рынках СНГ, например, Турция, Казахстан и Узбекистан, и в какой-то мере Киргизия, по сути, являются конкурентами по поставкам плодоовощной  продукции и текстильных товаров. Бизнес – это жесткий процесс, где нет места романтическому ореолу великой тюркской дружбы. Т.е. этим декларациям по выстраиванию экономического сотрудничества предстоит пройти проверку элементарной экономической конкуренцией. Это может стать своеобразным моментом истины – готова ли Турция во имя тюркского союзничества сократить поставки в ту же Россию своей продукции, допустим овощей и фруктов, в пользу, например, Киргизии или Узбекистана? Я думаю, что нет. Когда Россия создавала ЕАЭС, она предложила большой пакет преференций, например, по решению вопросов занятости населения. Что может предложить в этом плане Турция, когда турки сами ищут работу в других странах мира? Поэтому, на мой взгляд, создание ОТГ с целью решение экономических проблем  – это пока большой вопрос», – отметил собеседник «Ритма Евразии».

Также он заострил внимание на том, что определенного финансирования потребует и продвижение тюркской идеологии: «Но кто из стран-участниц ОТГ готов за это платить – вопрос пока открытый, т. е. одно дело – заявления о дружбе и сотрудничестве, и совсем другое – реалии».

В свою очередь собеседник из Азербайджана, политолог, публицист, глава политического клуба «Южный Кавказ» Илгар Велизаде, рассуждая о том, насколько достижима цель Анкары стать новым центром силы в Евразии, используя тюркскую повестку, подчеркнул, что, «кроме Турции, в Организации присутствуют и другие государства, и у них свои цели».

«Для них Организация тюркских государств является не площадкой, где Турция может обкатывать какие-то свои идеи, а инструментом для реализации собственных интересов. Поэтому вопрос заключается не в том, сможет ли Турция вытеснить Россию, а в том, как выстроить в рамках ОТГ баланс внутренних и внешних интересантов, учитывая влияние того же Китая, а также интерес к региону Евросоюза и других внерегиональных игроков. Для стран тюркской группы важно создать такой баланс, который позволил бы нивелировать влияние какого-то игрока одного. Анкара является крупнейшим партнером для стран ОТГ, но взаимодействие с ней представляет условия опять же для реализации собственных интересов, а не интересов только турецкой стороны. При этом нельзя забывать и про возрастающее влияние других стран объединения, которое не позволяет создать дисбаланс внутри нее. В последние годы серьезно окреп Узбекистан, который демонстрирует достаточно активную внешнюю политику. Казахстан занимает в регионе все более артикулированную политику, обращенную на внутренние интересы. Т.е. Турция не верховодит в ОТГ и не определяет развитие политических и экономических процессов в регионе», – поделился мнением эксперт.

В этой связи он обратил внимание, что для Азербайджана Организация тюркских государств является важной экономической и политической платформой. С ее помощью республика реализует множество проектов. Например, были созданы трехсторонние форматы: Азербайджан – Турция – Казахстан, Азербайджан – Турция – Узбекистан и Азербайджан – Турция – Туркменистан, в рамках которых при активном участии тюркских государств реализуется ряд экономических, транспортных и логистических программ. «И здесь наша страна исполняет роль связующего звена между различными частями тюркской географии, в частности между Центральной Азией и Южным Кавказом. Поэтому нам важно, чтобы ОТГ отвечала всем целям и задачам, которые ставит Азербайджан на среднесрочную и дальнесрочную перспективу», – добавил И. Велизаде.

О том, какие интересы в ОТГ преследует Киргизия, рассказал эксперт по международным отношениям Данияр Сыдыков. «Участие в здоровых международных организациях соответствует национальным интересам Киргизии, а ОГГ – это перспективная организация и для нашей республики может представлять интерес как с точки зрения историко-культурного наследия, так и в плане развития наших экономических возможностей. Говоря об итогах прошедшего в Самарканде саммита, я бы хотел обратить особое внимание на два решения. Во-первых, впервые за всю историю существования Организации ее генеральным секретарем стал представитель Киргизии. Я думаю, он внесёт серьезную лепту в усиление объединения. Это очень значимое для нас событие – своего рода признание. Во-вторых, государства договорились о создании Инвестиционного фонда ОТГ», – отметил собеседник «Ритма Евразии».

По его словам, Киргизия всегда поддерживала и продвигала идею создания данного фонда и сейчас республике важно активно поработать с партнёрами по Организации, чтобы открыть его офис в Бишкеке: «Для нас это важно, потому что так нам будет легче не только продвигать экономические интересы нашей страны в рамках Организации, но и благополучно создавать основу для инвестиционного климата в стране. Это сугубо экономический интерес, который принесёт хорошие дивиденды. Тем более что во всех странах тюркского объединения, кроме нас, уже есть какие-то представительства ОТГ».

Комментируя пункт об «унификации алфавита и терминологии» в рамках ОТГ, дипломат высказал мнение, что для Киргизии на данный момент этот вопрос не актуален, он не входит в список приоритетов, которые поставлены в рамках данной организации. «Я далек от мысли, что мы будем активно участвовать в процессе по созданию какого-то единого языка или рассматривать вопрос о переходе на латиницу. Работая в Узбекистане, который уже давно перешел на латиницу, я видел, с какими сложностями они сталкиваются. Это требует и трудовых, и временных, и материальных ресурсов. Я думаю, что, исходя из нашего главного закона – Конституции КР, где написано, что государственным является кыргызский, а официальным – русский язык, мы, защищая наши национальные интересы на любых площадках, будем основываться на эти два языка», – отметил Д. Сыдыков.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь